Предвыборная гонка: Нетаниягу обещает путинизацию Израиля, а левые готовы обняться с ультраортодоксами

Предвыборная гонка: Нетаниягу обещает путинизацию Израиля, а левые готовы обняться с ультраортодоксами

Выборы 1996 года проходили под знаком соглашений в Осло. Лидер оппозиции Биньямин Нетаниягу, впервые претендовавший на пост премьер-министра спустя несколько месяцев после убийства Ицхака Рабина, яростно критиковал эти соглашения, представляя их как конец сионизма и Государства Израиль. Но даже тогда он не сказал, что в случае прихода к власти отменит подписанный предыдущим правительством договор.

Нетаниягу образца 1996 года признавал принцип преемственности, обязывающий новый кабинет соблюдать подписанные ранее соглашения. Став премьер-министром, Нетаниягу продолжил мирный процесс. Он подписал с Ясиром Арафатом договор о передаче Хеврона под контроль ПА (и частично его выполнил) и Меморандум Уай-Ривер, который он также выполнил лишь частично [этот документ 1998 года предусматривал передачу территории Иудеи и Самарии под контроль Палестинской администрации в обмен на обязательство принять эффективные меры по борьбе с терроризмом, – прим. «Деталей»].

Нетаниягу образца 2022 года – опасный, необузданный циник. Он утверждает, что отменит газовое соглашение с Ливаном, если оно будет подписано.

Соглашения в Осло, по словам Нетаниягу, означали передачу палестинцам «части Родины». Газовое соглашение с Ливаном касается границ морской экономической зоны, на которую не распространяется суверенитет Израиля. Но это не мешает Нетаниягу колесить по городам страны и промывать мозги не слишком осведомленной публике заявлениями типа: «Лапид подписал соглашение о капитуляции, которое передает газовое месторождение, стоящее миллиарды долларов в руки «Хизбаллы»! Это ваши деньги! Это ваш газ! Лапид отдает его Насралле, чтобы тот построил новые ракеты и запустил их в нас».

Здесь не хватает только слова «измена». Но ведь это она и есть? Дать лидеру «Хизабаллы» миллиарды долларов, чтобы он строил ракеты и убивал нас? Как там карается измена во время войны?

Такие эксперты в области безопасности, как Амос Ядлин, Гиора Айленд, Амос Гилад и Ноам Тибон, все они отставные генералы, считают, что газовое соглашение хорошо для Израиля. Того же мнения придерживаются чиновники министерства обороны и профессионалы, участвовавшие в его разработке. Они считают, что соглашение отдаляет возможную войну.

Но генеральный секретарь «Хизбаллы» утверждает, что он победил, и его местный рупор, Нетаниягу, старательно распространяет эту версию. У Насраллы никогда не было такого креативного, энергичного и эффективного пиарщика. Нетаниягу исповедует известный принцип, гласящий, что чем больше ложь и чем чаще она повторяется, тем труднее бороться с ней с помощью разумных аргументов. Красочная ложь всегда выглядит более привлекательно, чем сухие факты.

Однако фактически Нетаниягу обещает нам (если он отменит соглашение, которое может быть подписано) войну с «Хизбаллой», располагающей 150 000 ракет (90% из них были произведены или переправлены в Ливан под носом бывшего премьер-министра в 2009-2021 гг.).

Он обещает нам лобовое столкновение с администрацией Байдена, чей представитель Амос Хохштейн выступал в качестве посредника между Израилем и Ливаном. Он обещает нам хаос, убийства, кровь, огонь и столпы дыма, разрушение инфраструктуры, смертельный удар по экономике страны и огромный ущерб репутации Израиля как государства, не соблюдающего подписанные им соглашения. Короче говоря, он обещает нам путинизацию Израиля.

Что останется от этого бахвальства в духе Бен-Гвира, если Нетаниягу вновь станет премьер-министром? Посмотрим. Но сам факт подобных высказываний уже представляет собой опасность. В канун заключения соглашения с Ливаном (которое может и не быть подписано до выборов), которое стало бы политическим и дипломатическим достижением Лапида, Нетаниягу решил потрясти избирателей громогласной ложью, а весь мир может катиться к черту.

Временный премьер-министр заявил, что соглашение с Ливаном позволит нам избежать войны. Он выглядит более ответственным, чем претендент на корону. У него нет причин раздувать огонь еще жарче. Но его ошибки – в другом.

Прибыльная пиромания

По всей видимости, Лапид не ожидал, что подстрекательские и токсичные заявления Нетаниягу  вызовут такую бурную общественную дискуссию, тон в которой задают правые СМИ, стремящиеся любой ценой угодить главному пироману. Премьер-министр мог бы и получше представить гражданам готовящееся соглашение.

Если Лапид решил, что договор с Ливаном не представляет особого интереса для широкой общественности, то он не учел два момента. Первый – сейчас праздники, время, не слишком богатое на новости. Второй – то, что его оппонент готов выйти за любые рамки и объединиться с любым врагом, лишь бы снова стать премьер-министром.

В этом вопросе Лапиду следовало опереться на поддержку коалиции. Глава Совета национальной безопасности и другие чиновники, участвовавшие в разработке соглашения, не являются публичными лицами. Лапид должен был разделить свое достижение с партнерами по правительству, и, в первую очередь – со сменным премьер-министром Нафтали Беннетом, который, по словам его приближенных, остро переживает происходящее. Лапид не сделал этого, хотя до июля переговоры с Ливаном вел именно его предшественник. Беннету не нравятся некоторые сделанные Лапидом уступки, но еще больше его задевает то, что он оказывается вне «внутреннего круга» Лапида. Если Беннет выразит свою позицию публично, Лапид может понести серьезный электоральный ущерб.

Цель Нетаниягу – представить Лапида как национальное бедствие для Израиля, хотя в стране все идет относительно гладко. Во время избирательной кампании у лидера оппозиции было немного возможностей для резких нападок для своего оппонента. Но как только Нетаниягу учуял запах газа, исходящий от соглашения с Ливаном, он тут же расчехлил свой огнемет.

Когда речь идет о дипломатии и безопасности, Нетаниягу чувствует себя на своей территории. Предвыборная кампания «Ликуда», связанная с дороговизной жизни, ни к чему не привела. Люди понимают, что от инфляции страдает сейчас весь мир, а высокая стоимость жилья является результатом длительного правления самого Нетаниягу.

Пребывание Лапида у власти сопровождает волна террора. В основном, речь идет о террористах-одиночках, совершающих вылазки в Иудее и Самарии. Это дает повод Нетаниягу для развязывания подстрекательской кампании. Его главные помощники в этом деле – поселенцы. Две недели назад они начали проводить демонстрации из-за «ситуации на дорогах Иудеи и Самарии». Эти акции были направлены, главным образом, против министра обороны Бени Ганца. Можно подумать, что проблема безопасности на территориях возникла год назад, а до этого обстановка там была пасторальной.

Лидеры поселенцев устраивают демонстрации возле дома Ганца в Рош ха-Аине и требуют проведения операции «Защитная стена-2». В данной ситуации это все равно, что лечить грипп химиотерапией. Напомним, что в Иудее и Самарии уже более полугода продолжается операция «Волнорез». Ежедневно и еженощно армия входит в Дженин и Шхем, производит аресты и предотвращает теракты.

Альтернативный «генштаб» Иудеи и Самарии – Йоси Даган, Шломо Неэман и другие подстрекатели и пироманы – хотят большего. Не потому, что они верят, что это поможет. Это тоже ложь. Они преследуют политическую цель – повлиять на умеренных правых, колеблющихся между «Ликудом» и «Государственным лагерем». Они стремятся создать психологический барьер, который не позволит этим людям проголосовать за Ганца.

Следуя этой стратегии, разработанной в штабе Нетаниягу, в субботу вечером поселенцы провели демонстрацию у дома Гидеона Саара в Тель-Авиве. «Гидеон – это плохо для поселений», – кричали они в течение нескольких часов. Они требовали вернуть блокпосты во все районы Иудеи и Самарии, включая те, где сейчас сохраняется спокойствие – чтобы спровоцировать там гнев и ярость и вызвать мотивацию для террора. Поселенцы хотят того же, что Нетаниягу: войны. Им нужен огонь. Утрата контроля.

Преступный альянс

До недавнего времени «Ликуду» и Неатаниягу удавалось проводить эффективную кампанию, скрывая от СМИ проблематичных депутатов кнессета. Им было запрещено появляться в прессе. А если кто-то из них что-то и говорил, что это звучало успокаивающе, вроде: «Реформа судебной системы будет проводиться ответственно» или «Никто не будет уволен, даже генеральный прокурор».

Но в последнее время все идет не так гладко. После того, как на прошлой неделе из предвыборного списка «Ликуда» был исключен Амихай Шикли, у Нетаниягу сорвало тормоза. Он обрушился с грубыми нападками на председателя Центральной избирательной комиссии, члена Верховного суда Ицхака Амита. Его решение Нетаниягу назвал «игрой, направленной на то, чтобы уничтожить правых и оставить у власти левых».

Через несколько дней на телевидении появился Арье Дери. Его спросили, нет ли у него опасений, что Верховный суд не позволит ему стать министром из-за того, что в прошлом году он был осужден за коррупцию. Дери тут же впал в ярость. «Мы все исправим!», – закричал он. Дери пообещал, что следующее правительство проведет закон, позволяющий кнессету отменять решения Верховного суда.

Это самое пугающее заявление, сделанное за всю нынешнюю избирательную кампанию. Оно гораздо опаснее, чем заявления депутатов от «Ликуда» Давида Амсалема, Шломо Караи и Галит Дистель-Атбарьян. Никто из них не возглавляет партию, необходимую Нетаниягу для формирования коалиции. Это ужасно, потому что это не пустая угроза, а рабочий план.

Заявление Дери означает, что судьи будут лишены свободы действий, а Верховный суд окажется нейтрализован. По сути дела, это означает отмену административного права в Государстве Израиль, открывающую дорогу для коррупции и загнивания.

Речь идет не только о том, что кнессет может получить полномочия отменять решения Верховного суда о признании неконституционными некоторых законов. Этот вопрос еще можно обсуждать. Но предлагается дать кнессету такие полномочия в отношении любого административного решения премьер-министра.

Например, если Нетаниягу назначит Дери министром, а Верховный суд отменит это решение, то в силу вступят результаты проведенного в кнессете голосования. Если за Дери проголосует 61 депутат, его назначение будет утверждено. Как сказал сам Дери: «Если несколько человек в Верховном суде могут решить, что я не могу быть министром, зачем тогда вообще мы проводим выборы?»

Еще немного такого утонченного патриотизма, и от нас ничего не останется. Это и есть план: не нужно сносить здание Верховного суда бульдозером. Хватит шестидесяти одной руки, поднятой в кнессете, чтобы превратить его в бессмысленную пустую оболочку.

«Реформа», раскрывающая смысл преступного альянса между Дери и Нетаниягу, может стать одним из первых решений, вынесенных на рассмотрение кнессета после формирования нового  праворелигиозного правительства. Яир Левин внесет соответствующий пункт в коалиционные соглашения, и все горячо его поддержат. Бибистская реформация начнет свой разрушительный путь.

Расплывчатая математика «Еш атид»

В начале прошлой недели партия «Еш атид» провела предвыборную встречу в кибуце Негба на юге Израиля. Там присутствовали члены фракции «Еш атид» в кнессете, активисты левоцентристского блока, а также Михаль Шир, перешедшая в партию Лапида из «Тиква хадаша».

Шир поделилась стратегией последнего этапа предвыборной кампании «Еш атид». Ключевые цифры выглядели довольно загадочно: 30: 30 и 78 000.

Первое соотношение – это желаемый баланс мест в кнессете между «Еш атид» и «Ликудом». «Надо, чтобы у «Ликуда» число мандатов снизилось до 30, а у «Еш атид» – поднялось до 30», – объяснила Шир.

Зрители слушали и напрягались. Самые оптимистичные опросы дают партии Лапида 25 мест. Откуда возьмутся остальные, как не за счет союзников по левоцентристскому блоку – «Аводы» и МЕРЕЦ?

Не замышляет ли Лапид каннибализировать голоса их избирателей, несмотря на риск того, что эти две партии могут не преодолеть электоральный барьер?

Нет, успокоила собравшихся Шир. Цель Лапида – не «Авода» и МЕРЕЦ, а не определившися между «Ликудом и «Еш атид» избиратели. Их голоса могут принести примерно четыре места в кнессете. Два из этих четырех мандатов, или 78 000 человек, были определены в опросах «Еш Атид» как «настоящие неопределившиеся».

Лапид целится в них. Он не хочет перетягивать голоса у своих партнеров по блоку, ведь если хоть одна из этих партий не пройдет в кнессет, лагерю Нетаниягу легче будет достигнуть заветного большинства в 61 мандат и собрать коалицию.

Избиратели МЕРЕЦ и «Аводы» могли бы успокоиться, если бы не следующий «перл». Ближе к концу встречи Шир попросила участников переслать активисту «Еш Атид» в Негбе списки контактов со своих телефонов, чтобы партия могла послать сообщения сомневающимся.

Активисты МЕРЕЦ и «Аводы» были возмущены: вы хотите, чтобы мы помогли вам убедить избирателей «мягких правых» от своего имени и по пути потеряли собственный электорат?! В итоге мероприятие закончилось на плохой ноте.

Я спросил Шир, уверена ли она в предоставленных цифрах. Она ответила «Да».

«Между нами и «Ликудом» есть люди, которых называют «мягкими правыми». Они не хотят голосовать за Нетаниягу, и нам нужно достучаться до них», – сказала она.

«Есть и те, кто просто потерял надежду, изверился и не видит смысла в голосовании, потому что все равно будут очередные досрочные выборы. Есть и те, кто правее «Ликуда». Я спросила своего двоюродного брата, который в прошлом голосовал за «Еш Атид», почему на этот раз он за Бен-Гвира. «Потому что он наведет порядок», – ответил брат», – поделилась Шир.

Бизнес с ультраортодоксами

Фразу «Ради мира я надену штраймл» [меховой головной убор хасидов, – прим «Деталей»] ошибочно приписывают первому лидеру блока МЕРЕЦ Шуламит Алони. В любом случае, она была произнесена до начала мирного процесса 90-х годов.

Три десятилетия спустя, когда мир нам больше не грозит, большинство избирателей МЕРЕЦ выражает готовность войти в правительство с ультраортодоксами только для того, чтобы не допустить возвращения к власти Нетаниягу.

Недавний опрос, проведенный МЕРЕЦ, показал: 65% избирателей этой партии поддерживают вступление в коалицию с ультраортодоксами в случае сохранения «статуса-кво» во взаимоотношениях религии и государства. Иными словами, никакого общественного транспорта по субботам, но и никакого дополнительного финансирования ультраортодоксальных школ, в которых не преподаются математика, иврит и английский – несмотря на обещание Нетаниягу.

Лидер МЕРЕЦ Захава Гальон выразила гордость этими цифрами: она сочла их проявлением «идеологии и прагматизма» избирателей своей партии. Гальон дружна с лидером «Еврейства Торы» Моше Гафни, в прошлом они успешно сотрудничали. Лидер МЕРЕЦ полагает, что в случае, если Нетаниягу не сможет набрать 61 голос в кнессете, она сможет стать посредником между левоцентристами и представителями умеренных в «Еврействе Торы».

Что ж, блажен, кто верует. Тем не менее, это важный сигнал. Сторонники МЕРЕЦ по-прежнему стремятся сделать все возможное, чтобы не допустить возвращения Нетаниягу к власти. Мысль о правом правительстве, в котором Итамар Бен-Гвир будет министром, приводит их в ужас. Чтобы не допустить этого, они готовы надеть штраймл – но, со временем, и этого будет недостаточно.

Йоси Вертер, «ХаАрец», Б.Е. Maxim Shipenkov Pool photo via AP⊥

Новости

"Подлецы": министр связи против демонстрантов за освобождение похищенных
Криминальные войны продолжаются: застрелен 34-летний житель Лода
Погода в Израиле: очень жарко и сухо, но вечером похолодает

Популярное

Гендиректор «Авиационной промышленности»: «Такой эффективности ПВО мы даже не обещали покупателям»

Успешным отражением иранской атаки Израиль в первую очередь обязан противоракетному комплексу «Хец»...

Израильский международный аэропорт готовится к рекордным нагрузкам

Уже в ближайшее воскресенье израильский аэропорт«Бен-Гурион» обслужит более 50 тысяч пассажиров, а спустя...

МНЕНИЯ