Главный » В Мире » Ближний Восток » Израильский «газовый фестиваль» закончился, не начавшись

Израильский «газовый фестиваль» закончился, не начавшись

Менее 18 месяцев назад всем казалось, что Восточное Средиземноморье находится на пути к превращению в газовое подобие нефтяной империи Персидского залива. Конечно, это преувеличение, но были признаки того, что многие страны региона, включая Израиль, готовы сотрудничать для превращения региона в глобальный энергетический центр.

Египет начал разрабатывать свое гигантское месторождение «Зор» (Zohr), Израиль начал добычу газа из несколько меньшего месторождения «Левиафан». Разведка велась в кипрских экономических водах, также через Кипр планировалось транспортировать израильский и египетский газ в Европу. Были предприняты даже серьезные попытки построить трубопровод из Египта в Европу.

Это тот редкий случай, когда регион смог оставить в стороне свои политические разногласия, и в результате шесть стран — Кипр, Греция, Израиль, Италия, Иордания и Палестинская автономия — образовали Восточно-Средиземноморский газовый форум для создания формирующегося ядра энергетического хаба. Турция отказалась присоединяться, выставив смехотворно завышенные требования по поводу своих прав на разведку и препятствуя бурению газа на Кипре.

Прошло восемнадцать месяцев, и единственной вещью, которая не изменилась за это время, является кровожадное упорство Турции: вопреки всякой экономической логике, она продолжает бурение в водах, на которые претендует Кипр. Но практически везде в Восточном Средиземноморье газовый бизнес остановился, потому что мировые цены на газ рухнули вместе с падением цен на нефть.

На голландском хабе TTF, европейском эталоне-бенчмарке, природный газ с поставкой в ​​июне торговался на прошлой неделе по 3,5 евро за мегаватт-час, что является самым низким показателем с 2005 года. Есть опасения, что европейский газ вскоре может продаваться по цене ниже нуля, как это было с нефтью в Соединенных Штатах в прошлом месяце.

Причем, коронавирус — это только часть проблемы. За несколько месяцев до того, как он начал сеять хаос в мировой экономике, обрушивая спрос на энергоносители, продолжалось свободное падение цен. Причина падения очень простая – на рынке образовался избыток газа.

Восточное Средиземноморье — не единственное место, где недавно открылось много новых месторождений. Газ начал добываться повсеместно, особенно в Соединенных Штатах. Это побочный эффект американского бума сланцевой нефти. Предложение на рынке стало расти, а затем появился коронавирус, который убил спрос.

В Европе танкеры, перевозящие сжиженный природный газ, подолгу простаивают у берега. Хранилища переполнены, но крупные производители газа, такие как Катар, продолжают закачивать сырье, потому что не так просто остановить добычу. К июлю места в хранилищах для лишнего газа может не остаться.

Целевой рынок испаряется

Это серьезная проблема для Восточного Средиземноморья. Даже крупнейшие местные рынки — Египет и Израиль — не могут поглотить весь газ, который добывается или планируется для добычи. Предполагалось, что Европа станет крупным рынком для восточно-средиземноморского газа. Египет прекратил экспорт сжиженного природного газа с марта и приостановил работу своего единственного завода. На Кипре ExxonMobil и партнерство ENI с Total откладывают проведение разведочного бурения. Noble Energy и израильской компании  «Делек», партнерам на месторождении «Афродита» на Кипре, возможно, придется отложить планы строительства трубопровода в Египет, где газ должен превратиться в сжиженный для отправки в Европу.

До настоящего времени Израиль был избавлен от влияния переизбытка газа, израильский внутренний рынок автономен от тенденций мирового рынка. Он защищен контрактами, заключенными по высоким ценам. (Сегодняшние проблемы в концерне «Делек», одном из двух основных партнеров на месторождениях «Тамар» и «Левиафан», связаны с их зарубежными нефтяными активами, а не с израильскими газовыми активами). Но израильский газовый рынок насыщен. Будущее израильской газовой отрасли заключалось в развитии экспорта, и в этом смысле оно выглядит довольно пессимистично.

На сегодняшний день большой экспортный успех Израиля заключается в подписанном в прошлом году соглашении о продаже газа египетскому концерну «Дольфинус». У Египта много собственного газа, поэтому предполагалось, что израильский газ будет перепродаваться дальше в Европу в сжиженном виде после переработки на египетских заводах. Но цены сейчас слишком низкие, чтобы окупить этот процесс. И в любом случае, в Европе очередь не стоит. Никому этот газ не нужен. Предполагается, что «Дольфинус» будет потреблять еще больше израильского газа, начиная с июля, но трудно представить, зачем им это нужно.

Иордания, гораздо более мелкий потребитель израильского экспортного газа, также может решить, что израильский газ слишком дорогой (а возможная аннексия заставит заплатить за торговые отношения с Израилем высокую политическую цену). Иордания может выбрать более дешевый сжиженный газ из Катара.

Тот факт, что сейчас европейский рынок практически мертв, является для Израиля сравнительно небольшой проблемой. Большая проблема в том, что он никогда не вернется к жизни. Цены могут восстановиться, но остановка в развитии газовой отрасли Восточного Средиземноморья означает, что в ближайшие годы тут не будут добывать газ в больших количествах для продажи в Европу.

В долгосрочной перспективе Европе и остальному миру, похоже, суждено перейти на альтернативную энергетику вместо ископаемого топлива. Уголь очень скоро перестанут использовать, а перспективы нефтяной отрасли неясны. Газ может продержаться немного дольше, потому что он является экологически более чистым энергоносителем, по сравнению с нефтью и углем. Но это не то будущее, которое вдохновляет энергетические компании, вынужденные тратить миллиарды на разведку и разработку месторождений.

Газовый фестиваль в Восточном Средиземноморье, возможно, закончился, не начавшись.

Давид Розенберг, «ХаАрец», Ц.З. Фотоиллюстрация: Томер Аппельбаум˜

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend