Monday 24.01.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Daniel Cole
    AP Photo/Daniel Cole

    Правые силы Европы: что мешает им выступить единым фронтом?

    В Варшаве в минувшую пятницу и субботу прошел съезд европейских правых лидеров, в ходе которого они, как ожидалось, должны были предпринять попытку создать единый блок, чтобы изменить баланс сил в Европейском парламенте. Этого не произошло, хотя лидер французской ультраправой партии Марин Ле Пен заявила, что встреча стала «ключевым шагом» к более тесному сотрудничеству. 


    На встрече собрались лидеры партий из более чем десятка стран, объединенных консервативными ценностями, националистическими идеями и евроскептицизмом. В списке присутствующих были премьер-министр Венгрии Виктор Орбан, консервативные польские лидеры Ярослав Качиньский и Матеуш Моравецкий, лидер ультраправой испанской партии Vox Сантьяго Абаскаль, и многие другие.

    Они обсудили «более тесное сотрудничество» в Европарламенте, «включая организацию совместных заседаний и согласование голосований по общим вопросам», но в декларации ничего не говорилось о создании единой политической группы.

    Войцех Пшибыльский, главный редактор Visegrad Insight, политического журнала, посвященного Центральной Европе, сказал в комментарии «Ассошиэйтед пресс», что в «транснациональной встрече националистических партий» есть парадокс. Он считает, что мероприятие было организовано для того, чтобы лидеры партий могли показать своим избирателям, что «они не одиноки».


    «По сути, это пиар-трюк», – сказал Пшибыльский.

    Как пишет Politico, несмотря на то, что на первый взгляд ультраправые лидеры отстаивают одну и ту же повестку, на самом деле их цели в Европарламенте и во внутренней политике часто не совпадают. Кроме того, иногда они просто не любят друг друга. Вот несколько ключевых вопросов, по которым консерваторы никак не могут договориться:

    Власть в Брюсселе

    Для националистических и более консервативных партий Европы есть очевидные плюсы в том, чтобы объединиться в Европарламенте и отстаивать свое общее недоверие к ЕС. 

    В настоящее время две более консервативные группы Европейского парламента, «Идентичность и демократия» (ID) и «Европейские консерваторы и реформисты» (ECR), имеют около 70 евродепутатов каждая. Это ставит их на пятое и шестое место в рейтинге ассамблеи. Объединившись, они могли бы подняться на третье место. Такой скачок, по крайней мере, теоретически, может означать больше денег, больше времени для выступлений и больше влияния. 

    Однако для некоторых это может иметь и отрицательные стороны.


    «Европейские консерваторы и реформисты» уже имеют определенное влияние в парламенте. Один из членов этой группы возглавляет комитет, а ее евродепутаты участвуют в подготовке проектов докладов. «Идентичность и демократия» считается более радикальной и потому более изолирована: лидеры парламента не хотят, чтобы крайние взгляды просачивались в законодательство. 

    Если эти две организации объединятся, законодатели ECR могут внезапно оказаться изгнанными вместе со своими новыми собратьями. Кроме того, им придется защищать альянс на следующих европейских выборах среди избирателей, которые могут не оценить некоторые из более радикальных взглядов «Идентичности и демократии». 

    Национальное соперничество


    Кроме того, две группы представляют соперничающие национальные лагеря. В ECR доминирует Польша – ее делегация составляет более 40 процентов фракции, в то время как в «Идентичности и демократии» главенствуют Франция и Италия – делегация каждой страны составляет примерно треть.

    Один из чиновников ID обвинил «польское доминирование» в том, что эти группы не могут объединиться, а также выступил с более общим выпадом против правящей в Польше партии «Закон и справедливость», одной из самых мощных в Европе ультраправых консервативных сил. «Они повсюду, у них слишком много власти», – сказал депутат.

    «На человеческом уровне эти группы не готовы, – сказал представитель «Идентичности и демократии». – Это неразбериха между французами и поляками. Зачем нам объединять два штаба? И кто будет руководить этим?» 

    Россия и еще раз Россия

    Одним из самых серьезных разногласий между разными правыми силами остается Россия. 

    Польская правящая партия занимает ястребиную позицию по отношению к России, регулярно призывая ЕС более агрессивно противостоять Москве. Совсем недавно она поспешила обвинить Кремль в управлении белорусской схемой по переброске тысяч мигрантов к границе ЕС. 

    Напротив, во Франции Ле Пен настроена по отношению к России сговорчиво. Она призывала к более теплым отношениям с Москвой и добивалась отмены санкций, введенных против страны после аннексии Крыма. Она ездила в Москву, чтобы пообщаться с президентом России Владимиром Путиным во время своего последнего участия в президентских выборах во Франции в 2017 году. 

    Аналогичным образом, Орбан в Венгрии поддерживает теплые связи с Россией, а итальянский консервативный лидер Маттео Сальвини столкнулся с обвинениями в том, что его партия «Лига» привлекала российское финансирование во время европейских выборов.

    Эти основные разногласия мешают партиям объединиться, даже если они разделяют риторику по другим вопросам, таким как иммиграция.

    Различия во внутренней политике

    Хотя ультраправые партии внешне демонстрируют единую направленность на борьбу с чрезмерным влиянием ЕС, их деятельность часто становится производной от внутриполитической ситуации. Это может побудить их двигаться в разных направлениях. 

    Ле Пен, которая снова баллотируется на пост президента в апреле, может представить свою поездку в Варшаву как пример «международной дипломатии», чтобы противопоставить себя своему конкуренту Эрику Земмуру, у которого нет такого политического опыта.

    Для венгерского лидера Виктора Орбана эта встреча может укрепить его авторитет как одного из главных организаторов правых сил в Европе. С тех пор как в марте его партия Fidesz вышла из правоцентристского парламентского блока, Орбан стремится укрепить связи с давними друзьями в таких странах, как Польша и Италия, и найти новых союзников. 

    В число этих союзников вошли те, кого Орбан традиционно избегал, например, Ле Пен. Всего два года назад Орбан заявлял, что «не будет союзничать» с Ле Пен, поскольку «она не у власти». Но поскольку Венгрия все больше подвергается остракизму в ЕС, а Орбану грозит потенциальный вызов на выборах в следующем году, венгерский лидер, похоже, изменил свой подход.  

    И наоборот, в Италии внутренние разборки Сальвини с другими ультраправыми политическими партиями, похоже, сыграли свою роль в том, что он решил не посещать встречу в Варшаве. 

    В заявлении «Лиги» партия обвинила своего соперника справа, партию «Братья Италии», которая, по мнению «Лиги», работает против парламентской супергруппы, чтобы сохранить свой статус в «Европейских консерваторах и реформистах».

    «Лига», говорится в заявлении, «продолжает работать над созданием успешной правоцентристской партии, которая обеспечит альтернативу левым в Европе» – как только для этого будут созданы условия.

    Александра Аппельберг, по материалам СМИ. На фото: консервативный политик Марин Ле Пен, Франция. AP Photo/Daniel Cole

    Читайте также:

    Брюссельский кризис: правые и левые разрывают Евросоюз

    Французы устали от политики. Смогут ли этим воспользоваться ультраправые?

    Еврейская «белая надежда» Европы?

     

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend