Правые израильские пост-сионисты потерпели сокрушительное поражение

Правые израильские пост-сионисты потерпели сокрушительное поражение

Израильский институт демократии исследовал, как повлияли атака ХАМАСа на юг Израиля и учиненная им резня на политические убеждения израильтян. Фокус группой выбрали евреев-израильтян. Изменились ли их взгляды после 7 октября, и если да, то в какую сторону? 78% ответили, что убеждения не изменились, 2% — что сдвинулись влево, и 19% — вправо.

В то же время опросы из серии «за какую партию вы бы проголосовали, если бы выборы состоялись сегодня», показывают другую картину: сотни тысяч избирателей сместились левее или к центру: правящая коалиция теряет поддержку, избирательный потенциал всех входящих в нее партий уже которую неделю подряд оценивается всего в 42-43 мандата.

На первый взгляд, противоречие? Но, если присмотреться – никакого противоречия тут нет. Сдвиг вправо – а 19% (или 17%, если вычесть полевевших), это — существенный показатель. Он отражает тенденцию поддержки позиций правых сионистов, занимающих наиболее ястребиную позицию в арабо-израильском конфликте, тогда как нынешняя коалиция из 64 депутатов — коалиция правых постсионистов. Раз израильтяне сегодня стали большими сионистами, чем ранее – не удивительно, что правящие партии теряют поддержку (тем более, что их к тому же обвиняют в провале 7 октября).

Левый постсионизм – явление хорошо известное. Это четко очерченное мировоззрение, согласно установкам которого задача сионистского движения была выполнена и завершена созданием государства Израиль. После чего Израиль должен стать государством всех его граждан. Отцы-основатели левого постсионизма Том Сегев, Илан Паппе, Бени Моррис в израильско-арабском конфликте занимали радикально левые позиции.

Левые постсионисты – последовательные и категоричные противники классического сионизма Бен-Гуриона. Вот самые характерные для этого мировоззрения установки:

  • Неприятие Израиля как национального еврейского государства.
  • Неприятие идеи «плавильного котла», то есть слияния и интеграции различных этнических еврейских общин — левые постсионисты, напротив, культивируют и подчеркивают различия между этими общинами.
  • Неприятие государственных национальных символов и институтов (флаг, гимн, Еврейское агентство «Сохнут», Национальный Земельный Фонд) вплоть до откровенной враждебности по отношению к ним.
  • Отчужденное отношение к ЦАХАЛу.

У левых постсионистов нет партии, но отдельные общественные организации (к примеру, «Бецелем») и политики разделяюи их идеологию. В их числе — депутаты-евреи от партии ХАДАШ, Дов Ханин и сменивший его Офер Касиф. Постсионистские взгляды высказывали в некоторых случаях также председатель партии Авода Мейрав Михаэли и возглавлявшая МЕРЕЦ Захава Гальон — в отличие, кстати, от Тамар Зандберг и Яира Голана: они как раз – левые сионисты.

Левый постсионизм начал набирать силу после Первой Ливанской войны. Правый постсионизм – после разрушения Гуш Катифа.

Кто же относится к правым постсионистам? Это не ультраортодоксальные партии, как могло показаться. «Еврейство Торы» («Яхадут ха-Тора») – партия вовсе не сионистская, отчасти даже антисионистская (на четко антисионистских позициях стоят, к примеру, ее депутаты Исраэль Айхлер и Ицхак Пиндрос). Впрочем, это не новая установка, такую позицию главы ультраортодоксальных общин и, соответственно, политики «Еврейства Торы» занимают десятки лет.

Сама партия в основном занималась укреплением стен вокруг ультраортодоксального гетто и только в последние годы перешла к попыткам влиять на облик государства. Произошло это потому, что набравшие силу правые постсионисты создали у руководства ашкеназов-«харедим» иллюзию, будто времена сионистского государства закончились. Сегодня «Еврейство Торы» предпринимает осторожные попытки вернуться на прежние позиции.

Правые израильские пост-сионисты потерпели сокрушительное поражение
Шломо Караи. Фото: Оливье Фитуси.

ШАС, скорее, тяготеет к сионизму, но втайне, а формально ее лидеры равняются на харедим -ашкеназов. На практике избиратель ШАСа, который работает и служит в армии, антисионистскую платформу «Еврейства Торы» не особо воспринимает. Да и по арабо-израильскому конфликта избиратели ШАСа — правые, тогда как избиратели «Еврейства Торы» хотя и клоняюся вправо, но для них это менее существенный вопрос.

Правые израильские пост-сионисты потерпели сокрушительное поражение
Давид Амсалем. Фото: Эмиль Сальман.

Правые постсионисты – это две разные, но объединившиеся в единый блок социально-политических группы. Одна – современная версия «Черных пантер», захвативших власть в «Ликуде»: Дуди Амсалем, Мири Регев, Шломо Караи и прочие по мелочи. Вторая группа – «хардальники» (ультраортодоксальные националисты) мессианского толка.

Правые израильские пост-сионисты потерпели сокрушительное поражение
Мири Регев. Фото: Оливье Фитуси.

Левые постсионисты считают, что сионизм исчерпал себя с созданием государства. Правые постсионисты говорят иное: что закончилась эпоха светского сионизма. Акценты и приоритеты у «хардальников» и у «Черных пантер» несколько различаются. В прошлом религиозные сионисты, будь то классический МАФДАЛ или более крайнее направление, флагманом которого была ешива Мерказ хаРав, придерживались подхода, согласно которому государство Израиль считалось началом процесса Геулы — избавления еврейского народа. Эту линию установил и проводил раввин Авраам Ицхак ХаКоэн Кук, а знаменитую формулировку «Государство Израиль, росток нашего избавления» («рейшит цмихат геулатейну») ввел в молитву о благополучии Израиля первый главный ашкеназский раввин Ицхак Леви Герцог, дедушка нынешнего президента страны.

Правые израильские пост-сионисты потерпели сокрушительное поражение
Дисталь Атбарьян. Фото: Охад Цвигенберг

Однако нынешние «хардальники», — экстремисты национально-религиозного лагеря, — не считают государство Израиль деревом, которое нужно поливать и охранять. Сегодня «хардальники» -машихисты (мессионеры) видят нынешний Израиль лишь удобрением для новой формации – государства фундаменталистов. Потому что, полагают они, пришло время менять элиты. И в этом – точка соприкосновения хардальников с новыми «Черными пантерами» партии «Ликуд», в котором идеологию Жаботинского вытеснила расистская теория Первого и Второго Израиля. Ее самые яркие поборники в кнессете и в правительстве — все те же Амсалем, Май Голан, Дисталь-Атбарьян и пр. – требуют именно смены элит.



Вот самые характерные для правого постсионизма установки:

  • Неприятие Израиля как еврейского демократического государства
  • Неприятие идеи «плавильного котла». Правые постсионисты культивируют различия и противоречия между общинами. Нет общенациональных интересов, есть только секторальные.
  • Отчужденное отношение у «хардальников» по отношению ко многим национальным символам, институтам, государственным праздникам и дням траура*.
  • Отчужденное и подозрительное отношение к ЦАХАЛу (часть политиков- хардальников в армии не служили, или служили чисто символически. Один из самых ярких примеров – депутат Цви Суккот, который и не был в ЦАХАЛе, и откровенно декларирует свое недоверие к нему). Есть и вариация: «солдаты хорошие, но вот командиры – предатели, левая элита».

  •  * тут надо разделять: хардальники отчужденно относятся к этим символам и институтам, полагая их «светскими». Так, активисты йешивы «Ар Амор», составлявшие основное ядро демонстраций в поддержку «судебной реформы», дистанцируются от Дня Независимости, и рав Тау этот праздник не отмечает. А адепты Второго Израиля, сторонники Авишая Бен-Хаима, сохраняют лояльность к флагу и праздникам, но резко атакуют национальные институты и службы безопасности, а еще — Декларацию независимости, которая в их глазах символизирует Первый Израиль и «белый» сионизм Бен-Гуриона.

Правые израильские пост-сионисты потерпели сокрушительное поражение
Симха Ротман. Фото: Эмиль Сальман.

Тон, мотивы и нюансы различаются, но основа та же – постсионизм.

Правые израильские пост-сионисты потерпели сокрушительное поражение
Итамар Бен-Гвир. Фото: Оливье Фитуси.

Однако левые сионисты к власти в Израиле не приходили ни разу. Они пользовались определенным влиянием в коалиции Рабина-Переса в 1992-м, и меньшим — в коалиции Барака в 1999м. Но коалицию они не формировали ни разу. Тогда как правым постстионистам это удалось. Коалиция 64-х, это — коалиция постсионистов и несионистов. Соответственно, основная задача, которую эта коалиция поставила и пыталась осуществить — разрушить основы светского сионистского государства через так называемую «юридическую реформу»). Отсюда и нескрываемая враждебность к принципам и к самому тексту Декларации Независимости.

Софи Рон Мория, «Детали». На фото: Ярив Левин (Ликуд), возглавивший попытку андтидемократического переворота.  Фото: Оливье Фитуси.  

Будьте всегда в курсе главных событий:

Подписывайтесь на ТГ-канал "Детали: Новости Израиля"
Временные базы ЦАХАЛа в секторе Газа: отдых, душ и горячая пища для военнослужащих
Полиция прервала марш ультраправых к Храмовой горе
Владимир Зеленский зажег ханукальную свечу
Популярное

Елена Труфанова: «Я никуда не уеду и уже ничего не боюсь». Первое интервью после плена ХАМАСа

«Нир-Оз — наш дом. Хамасовцы у меня спрашивали (они всех спрашивали): когда вы освободитесь, куда ты...

Израильтянин поднял баннер с призывом вернуть заложника – и был удален со стадиона в Ливерпуле

Элад Поттерман, выживший в резне 7 октября житель Нахаль-Оз, пришел на игру своего любимого футбольного клуба...

МНЕНИЯ