Правосудие не для всех

В инструкциях, которые сформулировал юридический правительства Авихай Мандельблит, говорится о том, что в случае подозрений в совершении противоправных действий общественными деятелями, необходимо вначале провести предварительную проверку случая. Подобная проверка не позволяет проводить, к примеру, проводить допрос с предупреждением или простой допрос, как это происходит в случае начала полицейского расследования у простых граждан.

Согласно Мандельблиту, причина спорного решения в том, что необходимо действовать с особой осторожностью в случаях, когда возникают подозрения в отношении депутатов кнессета или министров. В последние годы предварительная проверка в подобных случаях применялась несколько раз, в отношении нескольких общественных деятелей, и фактически превратилась в неофициальную дефолтную инструкцию. Насколько известно, первая проверка подобного рода проводилась в 2011 году в случае с подозрениями в отношении Биньямина Нетаниягу в деле «Биби-турс» (случаи двойного финансирования поездок премьера за границу — из государственной казны и частных источников «Детали»), в период работы предыдущего юридического советника, Йегуды Вайнштейна. Проверка продолжалась, на секундочку, три года, в течении которых Нетаниягу не был приглашен на дачу показаний по этому поводу. Депутат кнессета Мики Розенталь (Сионистский лагерь) обратился по в БАГАЦ, утверждая, что речь идет о явной несправедливости в процессе открытия уголовных дел, и потребовал установить четкие правила для проведения подобных проверок. Несмотря на протесты прокуратуры, судьи обязали юридического советника установить условия для открытия юридических проверок. После того, как правила были разработаны, Розенталь подал иск, требующий их изменения, утверждая, что речь идет о процессе для избранных. БАГАЦ предложил Мандельблиту взвесить возможность изменения правил, и на основании этого министерство юстиции провело собственную проверку этого решения, сформулировав новый вариант инструкции. 15 октября состоится еще одно судебное заседание по этому вопросу. 

Во вступительной части инструкции написано, что «открытие уголовного расследования против человека, в особенности в случае, когда в конце концов дело не дойдет до подачи обвинительного заключения, может иметь далеко идущие последствия в отношении подозреваемого (например, запись в личном деле в полиции и включение личных данных подозреваемого в полицейские базы данных) и ударить по его личной, семейной жизни, общественному статусу, занятости, и так далее). Принимая эти аспекты во внимание, понятно, что требуется осторожность и предварительная проверка до начала собственно полицейского расследования». 

В качестве иллюстрации к своему тезису, Мандельблит приводит два примера. В первом из них обрисовывается ситуация, когда в случае «высокопоставленного лица» поступает опосредованная (не от первого лица) информация, согласно которой нет достаточных причин для начала уголовного расследования. С другой стороны, согласно Мандельблиту, «из-за особой чувствительности расследования, из-за личности подозреваемого или должности, которую он занимает, а также возможных последствий для системы, в рамках которой он работает, есть необходимость предварительной проверки, которая приведет к началу расследования. Или же, в случае, когда делу не будет дан ход, необходима дополнительная проверка, в ходе которой будет доказано, что нет базы для начала расследования. 

Мандельблит комментирует также случаи, в которых расследование в отношении важных общественных деятелей представляет собой «шаг с далеко идущими последствиями». Следует отметить, что в прошлом в министерстве юстиции утверждали, что процесс предварительной проверки предназначен не только для общественных деятелей. В ходе изучения инструкций юридического советника складывается несколько иная картина.

Мандельблит отмечает, что в ходе предварительной проверки нельзя допрашивать с предупреждением лиц, по поводу которых проводится проверка, нельзя получать их версию событий, а также подвергать их проверке на детекторе лжи — «разве что в исключительных случаях и после получения разрешения от самых высокопоставленных представителей системы», по его словам. Нельзя также проводить обыски, очные ставки или же распорядиться о прослушивании. С другой стороны, в рамках проверки можно собирать документы и прочую инфрмацию из полицейских источников и публикаций в прессе, проводить экономические проверки, получать свидетельства от других замешанных в этом деле и проводить для них проверки на полиграфе. Разрешается также получать информацию от правоохранительных органов из-за рубежа. Инструкция не устанавливает четкие временные рамки для завершения процесса проверки, но в ней говорится, что «необходимо приложить все усилия для скорейшего завершения периода предварительной проверки». 

Прокуратура отвергла в своем ответе БАГАЦу утверждения, что такие предварительные процессы представляют собой особые условия для общественных деятелей, по сравнению с простыми гражданами. Согласно аргументам государства, процесс проверки «наоборот, демонстрирует более серьезные требования по отношению к людям, занимающим высокие государственные должности». Прокуратура поясняет, что проверка будет начата даже в случаях, когда нет достаточной базы доказательств для открытия полицейского расследования. В аналогичном случае, утверждают там, жалоба против простого гражданина не рассматривалась бы изначально. 

Кроме Нетаниягу, в последние годы были проведены предварительные проверки в отношении нескольких других политических и общественных деятелей. Например, в случае с подозрениями против министра внутренних дел Арье Дери, бывшего председателя коалиции Давида Битана и бывшего лидера оппозиции Ицхака Герцога. Во всех трех упомянутых случаях в результате проверки были начаты официальные полицейские расследования. Дело против Герцога было закрыто из-за отсутствия улик. Расследования против Дери и Битана еще продолжаются. С другой стороны, проверки в отношении бывших министров Сильвана Шалома, Гидеона Саара и гендиректора банка Апоалим Циона Кейнана завершились без того, чтобы эти трое были вызваны для дачи показаний. 

Депутат кнессета Розенталь сообщил: «С продвижением судебного процесса по моему иску, становится все более понятным, что прокуратура пытается в спешном порядке заткнуть многочисленные дыры в инструкции юридического советника, которая прежде всего демонстрирует возмутительный факт — отсутствие равенства перед законом в Израиле. Особые условия «для блатных» для начала полицейского расследования наносят вред юридическим процессам». 

Ревиталь Ховель, ХаАрец. И.М. Фото: Илан Асаяг

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend