Среда 25.11.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    תמונות השנה אמיל סלמן

    Уступили ультраортодоксам — поощрили радикалов и наказали послушных

    18 октября, невзирая на решение правительства об открытии исключительно детских садов и яслей, начались занятия в сотнях религиозных школ «Талмуд-Тора». Казалось бы, легко обвинить в этом ультраортодоксальное руководство, которое панически опасается утратить контроль над молодежью и предпочитает распространение коронавируса. Но это не совсем так. В основном, ответственность лежит на правительстве – оно закрывает глаза на нарушение закона среди религиозных, а иногда и сотрудничает, руководствуясь якобы «уважением принципов друг друга», с сообществами, которым закон вообще не писан.

    Один из уроков последних месяцев пандемии заключается в ограниченности принципа мультикультурности. Принято считать , что правительство должно позволять каждой общине жить своей жизнью в соответствии с ее принципами. Но, как оказывается, крайняя терпимость – когда отсутствует контроль и наказание за нарушение закона – тоже может убивать.

    Однако государство обязано защищать всех своих граждан, включая и безмолвствующих из ультраортодоксальных общин. Сегодня – это те, кто заперт в «красных» городах, но в другое время, это – жертвы сексуального насилия, чьи жалобы замалчиваются, женщины, которые осмеливались критиковать все ужесточающиеся правила соблюдения скромности, или родители, требовавшие государственного ультраортодоксального образования, сочетающего религиозное и базовое обучение. Правительство также их игнорирует, а результат этой недальновидной и долговременной политики ощущается далеко за пределами ультраортодоксальных кварталов.

    Примеры везде и повсюду. Они включают, помимо прочего, отказ от преподавания всех базовых предметов в религиозных учебных заведениях, в том числе в тех, которые полностью финансируются государством; исключение женщин из парламентских списков (вопрос, в который БАГАЦ предпочел не вмешиваться); ну, и надписи на стенах в Бейт-Шемеше, словно «знаки целомудрия» указывающие женщинам, как себя вести, или содержащие оскорбления в адрес светского населения – все это по-прежнему загрязняет общественное пространство, несмотря на четкие и недвусмысленные судебные решения. Вопреки распространенному мнению, что закон в Бейт-Шемеше – это тот же закон, что действует в Тель-Авиве.

    В некоторых случаях отсутствие красной черты по отношению к экстремистским группам из ультраортодоксального сектора, объясняемое либо нежеланием, либо неспособностью, заворачивается в красивую словесную обертку об «учете различий». Так, на протяжении многих лет высокопоставленные должностные лица в министерстве образования подчеркивали важность базовых предметов, наравне с тем, что «ультраортодоксы имеют право решать, как обучать своих детей».

    Точно так же ЦАХАЛ решил, что чувство солдата-ультраортодокса будет оскорблено, если на призывном пункте он столкнется с девушкой-солдаткой, не говоря уже о том, если ему придется общаться с девушкой-патрульной.

    Тогда на следующем этапе Совет по высшему образованию должен пойти навстречу чаяниям демобилизованного ультраортодокса, предоставив ему право раздельного обучения в вузах; ну, а о том, чтобы такой студент воспользовался консультацией женщины в студенческом секретариате или сидел бы вместе с девушками в университетской библиотеке – и речи быть не может. Такова реальность, сформированная различными государственными учреждениями.

    Надо сказать, что принятие экстремистских ультраортодоксальных элементов критикуют не только ультраортодоксальные феминистки, которые нередко выглядят париями в собственном сообществе, но также и отцы, выказывающих резкое недовольство уровнем образования своих дочерей. В последнее время многие религиозные родители требовали от минпроса  открыть ультраортодоксальные государственные школы, но это сопряжено с серьезными трудностями, вызванными опасениями противодействия со стороны негативно настроенной части этого сектора.

    Исследование доктора Неты Барак-Корен из Еврейского университета и доктора Латема Пери-Хазана из Хайфского университета показывает, как во время первого карантина ультраортодоксальные директора были удивлены отсутствием решительных мер по закрытию учебных заведений, находящихся в их ведении. Похоже, некоторые из них надеялись, что власти прибегнут к принуждению, что могло бы помочь им противостоять раввинам. Вместо этого правительство, в основном, пыталось угодить экстремистским группам и умаслить раввина Хаима Каневского. Тогда и сейчас.

    Исследование вскрывает, что неповиновение, на которое правительство никак не реагирует, только поощряет тех, кто отказывается следовать руководящим указаниям, и ослабляет позиции тех, кто этим указаниям подчиняется. У ультраортодоксального сектора отсутствует стимул подчиняться центральной власти. Вот таким образом государственная политика варьирует от упреждающего запугивания до ложного мультикультурализма. Подобно запрету работать в декретном отпуске или работать без защитного шлема на стройке, вступать в брак в возрасте до 18 лет или продавать органы за определенную плату, новое определение красной черты должно быть сопряжено с обязательствами ультраортодоксальной публики соблюдать закон и подчиняться ему.

    Ор Кашти, «ХаАрец». М. К. На фото: школа «Талмуд Тора»˜
    в поселении Бейтар. Фото: Эмиль Сальман

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend