Правительство перемен – это не неудачная попытка, это единственный путь

Нам говорят, что депутат кнессета Нир Орбах уходит. Он больше не может выдержать давления семьи, соседей и друзей по синагоге, осуждающих его за то, что он протянул руку правительству, которое ставит под угрозу безопасность и еврейский характер Государства Израиль.


Более того, эксперимент с «правительством перемен» кажется рассыпающимся. Депутат кнессета Райда Ринауи-Зоаби сталкивается с аналогичными трудностями (должна сообщить: я знаю Ринауи-Зоаби лично много лет и ценю ее и ее работу). Как арабский гражданин может поддерживать чрезвычайные положения, которые укрепляют военное правление на территориях и создают разный правовой режим – в сущности,  апартеид – для еврейских и палестинских жителей Западного берега?

Колебания Орбаха и Ринауи-Зоаби честны и искренни, и их можно понять. Но в то же время можно и нужно обратить внимание на данные Центрального статистического бюро, на раздел, посвященной прогнозу численности населения Израиля на 2065 год. Сегодня в Израиле 21% арабских граждан, 66% евреев, не принадлежащих к ультраортодоксальной общине, и 13% евреев-харедим (по состоянию на 2020 год).

Ожидается, что к 2065 году состав населения резко изменится из-за огромных различий в уровне рождаемости между группами. Доля арабских граждан сохранит относительную стабильность, и несколько уменьшится, с 21% до 19% населения. Однако среди евреев произойдет переворот: доля ультраортодоксов подскочит до 32%, а доля неультраортодоксальных евреев сократится до 48%. Таким образом, ожидается, что к 2065 году евреи, не принадлежащие к харедим, потеряют свое большинство в пользу меньшинств арабов и харедим.

У этого демографического прогноза есть много последствий, особенно в отношении социальных и экономических трудностей, с которыми, как ожидается, столкнется Государство Израиль из-за низкого уровня образования, низкого уровня участия на рынке труда и высокого уровня бедности, характерного как для арабов, так и для ультраортодоксов.

Экономисты взывают о настоятельной необходимости продвижения этих двух групп населения, и, особенно, улучшения их образования, если Государство Израиль хочет оставаться передовым и богатым государством. Однако из этого прогноза следует, прежде всего, то, что сложная реальность Израиля в будущем станет еще более сложной: мы ужасно неоднородная страна, и наша неоднородность только растет.

Это требует огромных усилий со стороны всех

Неоднородность – непростая реальность. Очень трудно успешно управлять гетерогенной страной. В случае с Израилем, когда пропасть между группами населения настолько велика, как в социальном, так и в экономическом, и образовательном планах и, конечно же, с точки зрения основных ценностей и понимания государства, которое мы здесь стремимся построить – управление таким государством почти невозможно.

Единственный способ преуспеть в этом – максимальная терпимость и максимальный профессионализм. Столь разделенная страна требует огромных и постоянных усилий со стороны всех составляющих ее групп.

Мы не будем вдаваться в исторические причины, по которым Израиль стал таким неоднородным. Очевидно, что многие евреи сожалеют о мягкости Бен-Гуриона, не посмевшего отдать приказ об изгнании жителей всех палестинских деревень, захваченных во время Войны за независимость, и того командира в Галилее, который не понял намек и не выгнал достаточно.

Очевидно, что среди арабских граждан многие сожалеют о том, что кампания 1948 года закончилась для палестинцев сокрушительным поражением. Существует также значительное недовольство Бен-Гурионом, который уступил раввину Хазону Ишу и дал право ультраортодоксальному меньшинству учить Тору, а не служить в армии. То же относится к Бегину, который расширил льготу, предоставленную Бен-Гурионом, и превратил ультраортодоксов в население, которое не учится современным предметам, не служит в армии и не работает.

Короче говоря, все, вероятно, были бы рады, если бы карты, сданные им в 1948 или 1977 году, были другими, но это те карты, которые мы имеем на руках. Это горькая реальность, к которой необходимо приспособиться: Государство Израиль – неоднородное государство, в котором арабы, ультраортодоксальные и неультраортодоксальные евреи должны научиться жить вместе. Никто не делает это с удовольствием, но другого выхода нет.

Правительство перемен – это первая попытка справиться с этой гетерогенной реальностью. Хотя ультраортодоксы не являются членами коалиции (и жаль, что это так), но, по крайней мере, правительство пыталось преодолеть разрыв между арабами и евреями, а также между левыми и крайне правыми.

Этот опыт неизбежно болезненный, неудобный и нагруженный компромиссами. Когда три противоположности пытаются ладить друг с другом, болезненный компромисс – единственный путь к успеху.

Поэтому «боли в животе» по поводу ценностей у всех партнеров по коалиции не только понятны, но и необходимы. В этом суть неоднородного правительства, отражающего неоднородную реальность, игнорировать которую уже нельзя.

Правительство мечты

При всем понимании причин болей в животе у Орбаха и Ринауи-Зоаби оба ошибаются. Мечта Орбаха о «подлинно правом» правительстве, в котором ему не придется идти на компромисс с арабскими требованиями, – ложная мечта: в Государстве Израиль 20% арабских граждан, и их уже нельзя замести под ковер.

Мечта Зоаби о правительстве, которое примет все требования арабского меньшинства, также является ложной мечтой: Израиль – это еврейская демократия, и подавляющее большинство его граждан стремятся сохранить ее такой.

С другой стороны, мечта о прогрессивном и современном государстве Израиль, растущем вопреки всем внутренним противоречиям внутри него, а может быть, именно благодаря им, – достижимая мечта. Можно задуматься, насколько плодотворна встреча таких разных идей и мировоззрений, и не в этом ли одна из причин того, что Израиль является самой творческой страной в мире.

Эта мечта требует лишь понимания того, что правительство перемен – это не странный и одноразовый эксперимент, а единственно возможный политический путь для Государства Израиль. Так что хватит страдать из-за ценностей, и вперед к тяжелой работе, которая нас всех ждет.

Мейрав Арлозоров, TheMarker, И.Н. На снимке: президент Ривлин и правительство перемен. Фото: AP, Maya Alleruzzo⊥

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
МНЕНИЯ