Израильское правительство молчит — и проигрывает

Крушение российского самолета в Сирии вынудило ЦАХАЛ вернуться на информационный фронт, чтобы справиться с кризисом, возникшим в израильско-российских отношениях, несмотря на то, что речь идет о сугубо политическом вопросе.

Пресс-секретарь ЦАХАЛа, бригадный генерал Ронен Манелис и его штат обменялись мнениями с российскими официальными лицами и разъяснили позицию, которую занимает Израиль в данном вопросе. Учитывая подобный опыт в прошлом, можно говорить о тревожной тенденции: армия прикрывает неудачи политиков и кризисы с безопасностью. Политики, как правило, представляют Израиль только тогда, когда можно говорить об успехах и достижениях.

Сразу после инцидента в Сирии ЦАХАЛ объявил, что Израиль «возлагает на Иран и «Хизбаллу» всю вину за произошедшее». На следующий день в заявлении, где говорилось о визите израильской военной делегации в Россиию, отмечалось: «ЦАХАЛ будет продолжать действовать в соответствии с политическими директивами, учитывающими предпринимаемые Ираном усилия закрепиться в Сирии, а также попытки вооружить «Хизбаллу»- смертоносным высокоточным оружием».

Россияне, обвиняя Израиль, утверждают, что крушение самолета не было изолированным инцидентом, а, скорее, политическим событием, способным повлиять на отношения между Иерусалимом и Кремлем. Но даже после того, как были представлены российские данные, политические лидеры Израиля предпочли оставаться за кулисами, предоставляя возможность пресс-секретарю ЦАХАЛа отбиваться от нападок.

В результате политическим лидерам понадобилось три дня, чтобы публично отреагировать на возникший кризис, а министр обороны Авигдор Либерман, выступая по израильскому радио, выразил свои соболезнования в связи с трагическим инцидентом. Правда, через два дня после этого инцидента премьер-министр Израиля Биньямин Нетаниягу беседовал по телефону с президентом РФ Владимиром Путиным, но публично высказался по поводу того, что произошло, только 25 сентября – перед тем, как вылететь на заседание Генеральной ассамблеи ООН в Нью-Йорке.

Как подчеркнул Нетаниягу, Израиль делает все возможное, чтобы предотвратить укрепление Ирана в Сирии и придает серьезное значение координации в сфере безопасности. Узкий военно-политический кабинет выступил с собственным заявлением, выразив сожаление в связи «с гибелью российских военнослужащих и экипажа российского самолета, сбитого в результате беспорядочного сирийского огня».

Бывший председатель Совета по национальной безопасности, генерал-майор запаса Гиора Айленд, оценивая ситуацию с Министерством иностранных дел, канцелярией главы правительства и другими ведомствами, считает, что у ЦАХАЛа не было иного выбора, как выйти на широкую публику с разъяснениями.

«Представитель ЦАХАЛа сделал все возможное, чтобы заполнить образовавшийся вакуум. К сожалению,  пресс-служба МИДа и канцеляри премьер-министра слишком слабы для подобных целей, — пояснил Айленд. – Нетаниягу не любит министров, обладающих более или менее сильным политическим влиянием, и потому нет никакого министра иностранных дел или любого другого министра, способного справиться с упоминаемыми нами проблемами. Оперативный механизм нашей армии очень силен, и потому премьер-министру удобно его использовать, чтобы ЦАХАЛ возглавил разъяснительную кампанию».

Депутат кнессета Нахман Шай («Сионистский лагерь»), который был «рупором» ЦАХАЛа во время войны в Персидском заливе в 1991 году, считает, что решение прибегнуть к помощи армии для ведения разъяснительной кампании было правильным лишь день или два. Как только кризис обрел политические черты, на арену должны были выйти политики, утверждает он.

Один из самых высокопоставленных медиа-консультантов, работавший с премьер-министрами и министрами, занимавшими ключевые места в правительстве, считает, что решение «прикрыться армией» не просто преднамеренное – оно отражает поведение Нетаниягу и Либермана в моменты наступления кризисов.

«Происходит смешение интересов, — сказал этот источник, — когда случаются провалы или возникают кризисные ситуации, на передний край пропаганды выдвигаются военные, чтобы объяснить, что происходит, в то время, как оперативные достижения используются для дипломатических маневров. Надо понимать, что речь идет о довольно рискованном предприятии: чем чаще армия помещается в самый центр событий, воспринимаемых, как неудачные или кризисные, тем больше может быть подорвано доверие к ней со стороны общественности».

По словам медиа-консультанта, даже если российский отчет о случившемся не заслуживает доверия, правительство РФ «продало» его своим гражданам намного лучше, чем израильтяне.

«Русские предоставили своей публике и миру отличные визуальные доказательства того, что произошло, проявив при этом изощренность, намного превзошедшую израильскую», — сказал он.

В то же время генерал-майор запаса Амос Гилад считает, что решение предоставить армии возможность вести диалог в СМИ – правильное; он говорит, что это позволяет политикам маневрировать в случае, если кризис продолжится.

«Представьте себе ситуацию, при которой ударами и уколами обмениваются Путин и Нетаниягу, — сказал Гилад, — это может быть не очень приятно для армии, но на военном уровне предоставляет простор для действий премьер-министру и дает ему больше возможностей для выхода из кризиса. Я не думаю, что это — попытка перевести стрелки на ЦАХАЛ».

Янив Кубович, «ХаАрец»   М.К. На фото: начальник генштаба Гади Айзенкот. Фото: Оливье Фитуси.

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend