Ципи Ливни: «Правительство Нетаниягу делает подарок врагам Израиля»

«Даже в смягченной редакции Закон о национальном характере государства противоречит принципам, заложенным в Декларации независимости — принципам равенства и демократии». В интервью «Деталям» со-председатель «Сионистского лагеря», депутат кнессета Ципи Ливни сказала, что этот новый закон даст большую силу ультрарелигиозным группам и сторонникам нынешнего правительства. «Именно этим группам дается в руки власть, которая даст им возможность влиять на то, как Израиль будет выглядеть в будущем. И это неправильный подход. Конституция либо пишется на основе широкого консенсуса — либо не пишется вообще». 

На следующей неделе должна решиться судьба Закона о национальном характере государства, закона, по которому уже много лет ведется ожесточенная баталия в Кнессете. С последнего заседании комиссии, которая готовит этот закон к финальным голосованиям, Ципи Ливни была удалена — после того, как она вступилась за президента Ривлина, выступившего против законопроекта в его нынешнем виде. После неприятного инцидента депутат кнессета Ливни согласилась ответить на вопросы корреспондента «Деталей». 

— Позвольте предположить, что вообще с заседаний парламентских комиссий Вас выдворяли не очень много раз?

— Я была поражена тем, что председатель комиссии, которая готовит закон о национальном характере государства (депутат кнессета Амир Охана, «Ликуд»), решил начать свою вступительную речь с возведения напраслины и оскорблений в адрес президента страны. Абсолютно неподходящее для этого и время, и место. Мы в кнессете, и должны вести конкструктивную дискуссию.

И то, что я сделала — это просто начала зачитывать вслух Декларацию независимости Израиля. Потому что закон, который это правительство выносит на голосование, противоречит основным идеям Декларации. Этому документу уже 70 лет, он отражает и перечисляет все ценности, на которых строилось это государство. И меня вывели с заседания комиссии. Но позже я вернулась, чтобы высказать все те вещи, которые мне нужно было донести до них, последовательно и четко. 

— Этот закон за те годы, что находится в работе, претерпел огромные изменения.  Напомню лишь, что в свое время и некоторые депутаты кнессета от «Кадимы» его рьяно поддерживали. Но в свою последнюю «инкарнацию» этот законопроект, действительно, стал куда более жестким, однозначным и вызывающим неприятие у определенной части населения. Что произошло? 

— Потому что вместо того, чтобы взять Декларацию о независимости и на ее основе сформулировать закон… А ведь я предлагала в свое время превратить Декларацию независимости в Конституцию, и провозгласить, что Израиль является государством еврейского народа и в нем все граждане равны между собой — это было бы логично. Так вот, вместо этого нынешнее правительство начало искать обходные пути, как бы определить государство, по закону, как можно более еврейским и как можно более религиозным, а все демократические определения спрятать как можно дальше. Поэтому финальная редакция законопроекта получилась очень и очень экстремистской и однозначной. Но со временем в руководстве коалиции поняли, что они не смогут провести закон в этой редакции в кнессете, из-за сопротивления юридических советников и угрозы БАГАЦа, поэтому из текста в спешке убрали самые проблематичные моменты. 

— Но что может сделать оппозиция в данном случае, кроме как выражать свой протест для протокола?

— Понятно, что только те, кто находится в правительстве, могут реально влиять на происходящее вокруг этого закона. Поэтому нужно понимать, что любая партия, входящая в коалицию, может здесь и сейчас похоронить этот законопроект.

И давайте вспомним, что были и те, кто обратили внимание на то, что этот закон может ударить и по новым репатриантам. Попытки определить в законе, кто является евреем — в то время, как сотни тысяч олим не являются евреями по Галахе — и потом отдать это определение на откуп тем, кто завтра будет находиться у власти, — например, религиозным партиям — это проблематично.

Надеюсь, что в конце концов этот закон не соберет достаточную поддержку внутри правительства и будет снят с повестки дня. Что же касается оппозиции — мы продолжим бороться. 

— В последней редакции закона остались два явно спорных пункта: возможность создавать населенные пункты «только для евреев», и статус арабского языка. Вы видите дополнительные подводные камни? 

— Речь идет не только о населенных пунктах «только для евреев». Каждый может решить, что он создает поселок или город для себя — и евреи, а арабы, а в еврейском секторе кто-то может решить создать населенный пункт, например, только для выходцев из Польши, и так далее. Вместо того, чтобы объединять людей, которые живут здесь, и учиться жить вместе — этот закон разделяет, он позволяет одной группе граждан поставить знак «входа нет!» перед другими людьми.

Израиль платит очень высокую цену за то, что в течении долгого времени мы не смогли объединить людей,  научить их сосуществовать, уважая друг друга. У нас уже есть разные системы образования — а сейчас будут и отдельные поселки «только для своих». 

— Но ведь в Израиле уже существуют гомогенные населенные пункты для определенных групп населения. Бней-Брак для ортодоксов, арабские населенные пункты только для арабов…

— Бней-Брак — действительно, ультрарелигиозный город. Но будет ли для вас преемлемо, если на въезде в город вывесят табличку «вход светским людям запрещен»? Или — «Здесь запрещено проживать новым репатриантам»? Или — «Здесь не обслуживаются геры, прошедшие неортодоксальный гиюр»? Как можно вообще предположить такое?! Действительно, люди, как правило, предпочитают жить в удобной для них среде, и в Израиле сегодня можно создавать небольшие общинные поселки для определенной части населения. Только речь действительно идет о маленьких поселках, на несколько сотен жителей. Но сделать нечто подобное в большом городе? 

— Вы верите в то, что глава правительства сумеет провести этот закон еще до окончания летней сессии кнессета? 

— Я не знаю. Со стороны кажется, что он очень этого хочет. А его партнеры по коалиции не хотят новых выборов. Поэтому у него может это получиться. Посмотрим.

— Каковы будут последствия, если закон все же будет принят?

— Помимо внутренних изменений внутри израильского общества? Во время своих встреч за рубежом мне часто приходится объяснять собеседникам, что государство Израиль — это государство еврейского народа, но это демократическая страна. Я не позволяю ни BDS, ни прочим противникам Израиля утверждать, что наша страна является государством апартеида. Но, к сожалению, нынешнее правительство преподносит нашим врагам такой подарок! Завтра они возьмут этот закон и скажут: вот доказательство, что Израиль притесняет меньшинства, что Израиль — расистское государство, и т.д. 

— Журналистка Сильви Кешет написала в своем Фейсбуке, что вся эта свистопляска вокруг Закона о национальном характере государства началась еще во времена, когда Вы занимали пост главы МИДа в правительстве Нетаниягу, и требовали во время переговоров с Абу-Мазеном, чтобы тот публично признал Израиль в качестве еврейского государства. 

— Всю свою жизни я действую, чтобы сохранить государство, созданное для еврейского народа. Мое представление о решении конфликта с палестинцами — два государства для двух народов — основано именно на этом. Я убеждала собеседников во всем мире, что окончательное решение конфликта приведет к созданию двух государств и запрету на возвращение палестинцев на территорию еврейского государства. Биби же сделал все, чтобы помешать нормальному диалогу с палестинцами.

Буквально на днях ко мне обратились из израильского посольства в Великобритании с просьбой написать статью на эту тему. Они мотивировали это тем, что общественное мнение в Англии вновь начинает клониться в сторону права палестинцев на возвращение. А это, понятное дело, непреемлемо для нас.  Еврейское государство является таковым, потому что мы приняли решение об этом, потому что таковым было решение ООН, и это не зависит от того, что скажет или не скажет Абу-Мазен. 

— Кстати, если Вы уже упомянули об ООН… Не секрет, что не так давно Вам предложили очень высокий пост в этой организации, но Вы решили отказаться. Почему?

— Нет, я не отказалась от должности, мне действительно она была предложена. Но… нашлись те, кто постарались сделать все возможное, чтобы торпедировать назначение. 

— Хотите конкретизировать? Назвать имена?

— Давайте ограничимся этим.

Несколько слов об очередном законе о всеобщем призыве?

— Основополагающим принципом и здесь является принцип равенства перед законом. Каждый израильтянин в возрасте 18 лет должен начать армейскую или альтернативную службу. Точка. Мы все граждане Израиля, все должны участвовать в обороне государства. Предоставить освобождение для такой большой группы граждан, только потому, что у них есть политическое влияние — непреемлемо. 

   Игорь Молдавский, «Детали»
На фото: депутат кнессета Ципи Ливни. Фото: Эмиль Сальман

тэги

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend