Правительство на грани развала – как поступит Гидеон Саар?

Сокрушительное поражение правительства по голосованию о законе об Иудее и Самарии стало самым серьезным ударом по нему с момента дезертирства депутата Идит Сильман и первым реальным следствием вызванной этим утраты коалиционного большинства.


И глава правительства Нафтали Беннет, и сменный премьер-министр Яир Лапид полны решимости выносить этот закон на обсуждение снова и снова, пока он не будет принят, чтобы вернуться, наконец, к нормальному, рутинному режиму работы. Но министр юстиции Гидеон Саар пока не спешит присоединяться к их усилиям.

Саар заранее декларировал, что принятие закона – своего рода испытание, способное оправдать дальнейшее существование правительства. Но он не уточнил, что произойдет, если экзамен не будет сдан. Теперь мяч на его стороне. Ожидается, что в ближайшие дни депутаты «Новой надежды» соберутся на специальное заседание своей фракции, чтобы обсудить дальнейшие шаги.

В перевернувшемся сегодня мире ярые сторонники аннексии и «единой и неделимой Эрец-Исраэль» из «Ликуда» и «Религиозного сионизма» голосуют против закона, обеспечивающего безопасность и существование поселенцев, в то время как арабские депутаты должны сохранить правила, регулирующие «оккупацию». Закон о действии израильского законодательства в поселениях Иудеи и Самарии парламентарии приняли в 1967 году и без особых проблем продлевали каждые пять лет. Но теперь оппозиция добивается свержения разношерстного правительства любой ценой, пусть даже ценой хаоса, который может возникнуть в Иудее и Самарии, если срок действия закона истечет без его продления.

В отличие от закона о гражданстве и закона о стипендиях для солдат, когда коалиция развернула широкую кампанию и заставила оппозицию пойти на сотрудничество, в этот раз Саар смоделировал кризис заранее и иначе, сделав его «внутренним делом» правительства, проверкой последнего на прочность и на способность управлять страной.

«Голосование определит, хочет ли коалиция действовать и дальше сообща, или нет», – заявил Саар на прошлой неделе, потребовав абсолютной поддержки от каждого депутата кнессета. Что ж, коалиция провалила тест: невзирая на попытки мобилизовать парламентариев и мощное давление на РААМ и МЕРЕЦ, Мазен Ганаим и Джида Ринави Зоаби проголосовали против, а трое депутатов из РААМ отсутствовали, избавив себя от поддержки ненавистного им закона.

Канцелярия Лапида день и ночь работала над тем, чтобы укротить мятежную и упрямую Зоаби, но психологическая война Идит Сильман, которая выступила с громкими заявлениями о намерении блокировать закон в любом случае, сделала свое дело. Зоаби и Ганаим отказались пойти на компромисс и спасти ситуацию, и попытка продлить закон пала под бурные овации Ахмада Тиби и Аймана Уды. Отметим: хотя оппозиция то и дело указывает на сотрудничество Беннета и Лапида с Мансуром Аббасом и партией РААМ, самых больших и громких побед она добивается рука об руку с арабским «Объединенным списком».

Кто проиграл более всего? Поселенцы. Если до конца июня не будет принято решение продлить действие закона, они могут очнуться в ситуации юридического и гражданского хаоса. Но если кнессет уйдет на досрочные выборы, то… закон будет продлен автоматически.

И теперь все – и лидеры коалиции, и лидер оппозиции – ждут, каким будет следующий шаг Саара. Даст ли он шанс переголосованию, или повысит тон, угрожая еще сильней?

«Ликуд» давит, прибегая к заманчивым предложениям, эта партия даже готова пересмотреть договоренности о распределении министерских портфелей. С другой стороны, и в партии Саара есть люди, полагающие, что пора изменить подход и начать официальные переговоры. Судя по высказываниям Саара в адрес Нетаниягу, а также помня нападки на Нетаниягу соратницы Саара, депутата кнессета Михаль Шир, примирение между ними с формированием альтернативного правительства без выборов кажется практически невозможным. А если Саар пойдет на обострение, вероятно, это приведет к досрочным выборам и станет весьма тяжелой ношей, которая ляжет на его плечи.

Голосование по закону об Иудее и Самарии также выявило очередную прореху в партии Беннета. «Вы не готовы быть партнерами, попытка сотрудничества с вами провалилась!» – кричал в сердцах депутат Нир Орбах («Ямина»), обращаясь к Мазену Гнаиму (РААМ). Сразу после этого ему предстояло провести несколько часов общения с Беннетом и Шакед.

Орбах – слабое звено в «Ямине», кандидат «на вылет», он – в числе тех, кто точно не хотел бы видеть среди своих партнеров арабских депутатов. Даже если Беннету и Шакед удастся утихомирить Орбаха, он в любом случае подогревает коалиционную «скороварку», которая и так уже близка к точке кипения.

Беннет и Лапид давят на лидера партии МЕРЕЦ Ницана Горовица и председателя РААМ Мансура Аббаса, добиваясь, чтобы они отправили в отставку Гнаима и Зоаби, заменив их более дисциплинированными и послушными депутатами, которые дадут коалиции вернуться в привычное рабочее русло. Однако вряд ли кто-то из этих депутатов уступит свое место добровольно. Напротив, им льстит, что они стали центром внимания.

Есть еще одна непростая задача, которая касается судьбы Идит Сильман. Как известно, она голосовала вместе с оппозицией против назначения Матана Кахана министром – впервые после того, как подала в отставку с поста председателя коалиции. В «Ямине» сейчас подумывают, не объявить ли и Сильман вышедшей из состава фракции, как ранее Шикли, но колеблются, поскольку, если они осуществят эту угрозу, у них просто не останется рычагов для ее сдерживания.

В прошлом месяце Беннет и Лапид смогли сохранить коалицию даже после того, как она потеряла большинство – не понеся серьезных потерь и не получив ощутимых ударов. Так продолжалось до понедельника, 6 июня. И теперь кризис, вызванный голосованием по закону об Иудее и Самарии, затронул самые слабые места коалиции. В воздухе ощутимо запахло выборами, и, чтобы избежать их, косметических мер уже недостаточно.

Таль Шалев, Walla!, М.К. Фото: Ноам Москович, пресс-служба кнессета √

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
МНЕНИЯ