Правительство, которое навсегда изменило лицо израильской политики

Правительство, которое навсегда изменило лицо израильской политики

Две цифры резюмируют работу правительства. Одна, рекордная как минимум за последние 30 лет, почти 73 тысячи начатых строек. Но, несмотря на пиковые данные строительства, сдерживание цен на жилье не достигнуто. Прогноз гендиректора минстроя Авиада Фридмана заключается в том, что торможение цен будет ощущаться в первом квартале 2023 года — через три месяца после выборов – это вторая цифра.

Правительство перемен просуществовало всего один год и две недели, оно стало одним из самых короткоживущих правительств в истории Израиля. Несомненно, с точки зрения выживания это правительство не имело большого успеха. Но короткий период времени резко контрастирует с огромными успехами.

За год оно сделало больше, чем все правительства Нетаниягу вместе взятые с 2009 года. Правительство пообещало перемены и выполнило обещание. Ему не хватило времени, чтобы пожать плоды своих трудов, работавшая против нее пропагандистская машина привела к тому, что это правительство закончило свой путь с неоправданным чувством горечи.

Все изменения, о которых мечтал минфин

Можно отметить три исторических достижения правительства перемен.

Первое: непрерывная деятельность. Это был один год с большим количеством действий, чем 12 лет подряд у власти Биньямина  Нетаниягу. Кульминацией этих усилий стал закон о регулировании хозяйства на 2022 год, крупнейший и самый важный закон о регулировании с 2003 года. Десятки структурных реформ, в том числе те, которые израильские правительства не могли провести в законодательном порядке на протяжении десятилетий, были одобрены.

Повышение пенсионного возраста для женщин, реформирование импорта, создание органа по регуляции, прекращение покупки целевых облигаций в пенсионных фондах, плата за пробки, реформа кашрута, закон о метро, ​​предоставление автономии директорам школ, и это только неполный список. Все структурные изменения, о которых мечтало министерство финансов после масштабных реформ 2003 года, были осуществлены сразу.

В современной истории Израиля было только три прецедента — план стабилизации 1985 года, законодательный бум правительства Рабина в середине 1990-х годов и закон о регулировании 2003 года, — когда правительство смогло принять так много важных законов за столь короткое время. Можно заметить повторяющуюся закономерность: для такого успеха должен быть фон беспрецедентного экономического кризиса (1985, 2003) или политический переворот и приход к власти правительства, жаждущего действий.

Ошибки, конечно, тоже были. Сразу же после большого энтузиазма по поводу закона о регулировании начали появляться трещины в коалиции, и правительству было трудно провести закон в кнессете. Так, были отложены важные предложения по изменению муниципального налога («арнона») и созданию региональных транспортных органов. Несколько важнейших законов, которые были готовы для принятия, пошли насмарку: ограничение сроков правления премьер-министра, закон о военной службе, закон о гиюре и второй закон о метро. Можно надеяться и предположить, что любое правительство, сформированное сейчас, примет второй закон о метро, но остальные три закона могут оказаться историческим упущением.

Главное, нельзя не сожалеть об упущенной правительством перемен редкой возможности, поскольку в нем не участвовали ультраортодоксы, внести важнейшие изменения в ультраортодоксальный образ жизни. Вопрос субсидий на ясли, понижение возраста освобождения от военной службы, освобождающее ультраортодоксов для рынка туда, а также поощрение изучения базовых предметов — всего этого, вероятно, не будет при коалиции, в которую войдут ультраортодоксы.

Беспрецедентная деятельность стала результатом еще одного исторического достижения правительства перемен: возобновление союза между «избранниками народа» и профессиональным эшелоном министерств. Все правительства  Нетаниягу с 2015 года сосредоточились на разрушении профессиональной работы правительства с помощью кампании «за укрепление управления» и безосновательных утверждений о том, что чиновники подрывают позиции министров, не позволяя им управлять. Шесть лет беспощадных атак на профессиональный эшелон нанесли ущерб правительству: первоклассные специалисты ушли.

Создание правительства перемен привело к изменению вектора, восстановлению доверия и беспрецедентному расцвету профессионального эшелона в правительстве: вся энергия, которая копилась там годами, и все хорошие идеи, которые подавлялись, были сразу освобождены.

Это также объясняет, почему правительство, несмотря на то, что в нем было много министров без предыдущего опыта (для половины из них это был их первый срок, некоторые из них ранее не занимали руководящих должностей), сумело так много сделать: министры не стыдились полагаться на знания и опыт профессионалов.

Беспрецедентная неоднородность

Возобновление доверия было, конечно, полной противоположностью кампании по разрушению доверия, проводимой правительствами  Нетаниягу. Это был самый четкий сигнал о том, что новое правительство несет с собой иной подход, чем его предшественники, но это не был простой пиар-ход. Это отражало реальное изменение позиции, согласно которой правительство не может добиться успеха, не привлекая к себе профессиональный эшелон. То, что кажется очевидным в любой развитой стране, в Израиле явилось заметным признаком перемен к лучшему.

Третьим историческим достижением и, возможно, самым важным из всех достижений правительства перемен является само его создание. Не потому, что оно сместило Нетаниягу, а из-за его невозможного состава: это было самое разнообразное правительство единства за всю историю, с партнерством крайне левых и крайне правых, религиозных и светских партий, и, конечно же, историческое партнерство арабской партии РААМ в коалиции.

Беспрецедентная неоднородность правительства перемен привела и к его падению. Депутаты кнессета от «Ямины» не выдержали оказываемого на них давления. В коалиции из 61 депутата кнессета любой депутат становился вершителем судьбы.

Оглядываясь назад, можно сказать, что расколотое общество Израиля не смогло принять беспрецедентное разнообразие этого правительства, и исторический эксперимент потерпел крах всего за один год.

Многие сделали из этого вывод, что эксперимент провалился по сути. Это также является распространённым объяснением прогнозируемого низкого уровня голосования в арабском обществе: арабы осознали, что они не нужны в качестве партнеров в политической игре, и поэтому нет смысла в ней участвовать.

Но это совершенно неверный вывод. На практике правительство перемен было новаторским правительством, было первопроходцем: будущие израильские правительства должны будут выглядеть так же, просто потому, что другого выхода нет.

Первая попытка соответствовать реальности

Демографический прогноз Центрального статистического бюро показывает, что сегодня в Израиле 21% арабских граждан, 66% евреев – не ультраортодоксов и 13% ультраортодоксальных евреев.

Ожидается, что к 2065 году состав населения резко изменится из-за огромных различий в уровне рождаемости между группами. Арабские граждане сохранят относительную стабильность: их доля в населении несколько снизится, с 21% до 19%.

Однако среди евреев происходят изменения: доля ультраортодоксов подскочит до 32%, а доля неортодоксальных евреев сократится до всего 48%. Ожидается, что к 2065 году евреи не харедим станут меньшинством, а большинство будет у арабов и ультраортодоксов. Из этого прогноза следует прежде всего то, что и без того сложная реальность Израиля станет еще более сложной.

Правительство перемен — первая попытка справиться с этой гетерогенной реальностью. Хотя ультраортодоксы не были членами коалиции, и жаль, что это так, но, по крайней мере, правительство пыталось преодолеть пропасть между арабами и евреями, между левыми и правыми, между религиозными и светскими.

Неизбежно этот опыт включает в себя болезненные компромиссы. Неизбежно, это опасно и грозит нестабильностью. Не очень удивительно, что эта попытка не продлилась больше года, скорее удивительно, что она продлилась целый год, но уже сейчас ясно, что эта первая попытка не будет последней.

Рубикон в отношении участия арабов в коалиции перейден: депутат кнессета Бецалель Смотрич сам рассказал, как Нетаниягу был первым, кто установил мост для этого. Мудрое поведение депутата Мансура Аббаса, который показал, что он является партнером, на которого еврейские партии могут положиться, позволило ему принести арабскому обществу важные достижения — бюджет примерно в 30 миллиардов шекелей за пять лет и поворот в отношении полиции к преступности в арабском обществе.

Правительство перемен было неоднородным правительством, отражавшим неоднородную реальность, которую больше нельзя  игнорировать. Оно навсегда изменило лицо израильской политики. Обещание перемен сбылось, и в большой степени.

Мейрав Арлозоров, TheMarker, И.Н. Фото: Хаим Цах, GPO

Новости

Новый вид вандализма в Израиле: царапают на припаркованных машинах изображение палестинского флага
ЦАХАЛ сбросил на Рафиах листовки с фотографиями заложников: "Помогите их найти, обеспечьте свое будущее"
Французский МИД отзывает семьи дипломатов из Ирана

Популярное

«Битуах леуми» досрочно выплатит пособия в апреле: подробности

Служба национального страхования в апреле  досрочно выплатит большинство социальных пособий. По случаю...

Раввин, призвавший уклоняться от армии и оскорблявший выходцев из экс-СССР, получит премию Израиля?

Поначалу это звучало как шутка: премию Израиля получит главный  сефардский раввин Израиля Ицхак Йосеф. Этот...

МНЕНИЯ