Friday 22.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Sebastian Scheiner
    AP Photo/Sebastian Scheiner

    Правительство Израиля может решить эту проблему или стать одной из ее жертв

    За две ночи до праздника Суккот 200 полицейских в полном боевом снаряжении вошли в иерусалимский район Меа Шеарим, чтобы обеспечить безопасность рабочих, которые, находясь в оплоте ультраортодоксальной общины, демонтировали массивную сукку, на несколько метров выступавшую из квартиры на четвертом этаже. Десятки ультраортодоксов набросились на полицейских, швыряли в них камни и использованные подгузники и катили на них баки с горящим мусором.


    Нет нужды говорить, что полицейская операция проводилась с единственной целью – разобрать нависшую над улицей конструкцию, которая угрожала  жизни как обитателей квартиры, в которой был сработан ритуальный шалаш, так и прохожих-ультраортодоксов.

    Спустя два дня, вечером, вооруженный человек ворвался на свадебную вечеринку в Тайбе – арабском городе в центральной части Израиля – и открыл огонь по гостям. Один человек был убит и четверо ранены. Таким образом, на момент написания статьи это стало уже 88-м убийством, совершенным за этот год в общине израильских арабов. Пока я писал эту статью, произошло еще несколько. Как сообщил Джош Брайнер в статье, опубликованной в газете «ХаАрец» 27 сентября, старшие офицеры полиции наконец-то признали, по крайней мере, в частном порядке, что они потеряли контроль над насилием в арабских городах и кварталах. Это если допускать, что они им когда-либо обладали.

    Я упомянул события в Меа Шеарим и Тайбе вместе потому, что у них есть один общий элемент: если вы принадлежите к одной из этих автономий Израиля – арабской или ультраортодоксальной – вы рискуете жизнью.


    Это касается и стрельбы на дорогах, и «убийств чести», и обрушения несанкционированных конструкций во время религиозных мероприятий, в которых участвует куда больше народа, чем способны выдержать сооружения, их вмещающие, и, как мы видели в течение 18 месяцев пандемии, повсеместного нарушения правил общественного поведения, что привело к гибели от коронавирусной инфекции непропорционально большого числа ультраортодоксов и израильских арабов.

    Общим для всех этих факторов смерти является отсутствие в этих общинах правоохранительных органов, что может происходить как по политическим, так и по социальным причинам. Каждый, кто хоть раз в дни праздника Суккот, который тянется целую неделю, бывал в ультраортодоксальных районах Иерусалима, знает, что массивная сукка, кое-как укрепленная на столбах, стоит там каждый год. Неслучайно в этом году полиция наконец-то занялась этим шатким строением.

    Спасение жизни ультраортодоксов

    Исходил этот приказ из самых высоких правительственных инстанций или нет, несущественно. В любом случае, в нынешнем правительстве ортодоксальные партии отсутствуют. И это то самое правительство, которое создало комиссию по расследованию гибели 45 мужчин и мальчиков во время паломничества на гору Мерон.

    Предыдущее правительство отказалось создать комиссию по расследованию этой крупнейшей гражданской трагедии в истории Израиля. Точно так же оно отказалось направить полицию в районы проживания ультраортодоксов, чтобы обеспечить соблюдение социального дистанцирования и закрыть школы, когда на них одна за другой обрушились первые три волны коронавируса.

    Нынешнее правительство не зависит от ультраортодоксальных партий и поэтому пытается спасти жизни ортодоксов. Предпримет ли это правительство – впервые в истории страны зависящее от арабской партии – аналогичные попытки по спасению арабских жизней?


    Правоохранительные органы в этих двух автономиях отсутствуют по противоположным причинам. В ультраортодоксальном секторе против поддержания правопорядка силами полиции выступает руководство общины – раввины и политики. Что касается арабского сектора, то лидеры общины как на национальном, так и на местном уровне требуют установления постоянного присутствия полиции в арабских городах; этого не происходило из-за того, что поколения израильских политиков игнорировали это требование.

    После стрельбы на свадьбе в Тайбе наши коллеги, занятые в замечательном проекте «ХаАрец 21», запустили в социальных сетях на иврите, арабском и английском языках хештег #ArabLivesMatter. Но, несмотря на сходство с кампанией Black Lives Matter в США, в Израиле причина гнева в арабском секторе вызвана не насилием полиции по отношению к представителям меньшинств, но самим фактом недостаточного поддержания правопорядка силами полиции.

    Эту кампанию нелегко воспринять правым, которые считают арабских израильтян пятой колонной, которую они постоянно держат под подозрением, так что в социальных сетях появились отвратительные отклики на эту инициативу. Но и левым, которые склонны воспринимать израильских арабов исключительно через призму их палестинской идентичности, эту кампанию также непросто понять на интуитивном уровне.


    Политическая угроза

    Ирония заключается в том, что этот протест набирает силу именно сейчас, вскоре после побега палестинских заключенных из тюрьмы «Гильбоа», когда четверо из шести были пойманы благодаря тому, что навели полицию на их след именно израильские арабы. Это не укладывается в простой и поверхностный  нарратив «палестинской солидарности». Вообще, когда сообщество взывает к правительству, с требованием хоть что-нибудь сделать, эти нарративы, из какой бы части расколотого общества ни исходили, не особенно существенны.

    Конечно, это далеко не первая волна насилия в израильской арабской общине. Но предыдущим правительствам было легче их игнорировать. В конце концов, это насилие арабов против арабов, а избиратели из этого сектора никогда не были электоратом еврейских партий. На этот раз речь идет о политической угрозе. Если полиция и другие службы безопасности не продемонстрируют наконец арабским избирателям, что они прилагают согласованные усилия по сдерживанию насилия и если число убитых в арабском секторе продолжит расти, партия РААМ не сможет остаться в правительстве Беннета – Лапида, и оно падет.

    Но есть тут и потенциал  политических перемен. Изменив политику и приоритеты полиции, перенаправив ресурсы и используя возможности других ведомств, в первую очередь ШАБАКа, для борьбы с криминалом в арабском секторе, нынешнее правительство может осуществить значительные изменения в арабской общине. До сих пор ШАБАК сопротивлялся этому, утверждая, что борьба с преступностью в арабском секторе отвлечет его от выполнения его основной функции – борьбы с террором.

    Некоторые арабские политики утверждают, что ШАБАК не хочет браться за эту работу, потому что он использует членов арабских преступных группировок в качестве своих осведомителей. Нафтали Беннет уже пытался заставить ШАБАК изменить политику, но ему в этом помешал уходящий в отставку глава ведомства Надав Аргаман. Теперь, когда Аргаман оставляет эту должность, у Беннета есть шанс убедиться в том, что преемник Аргамана воспримет то, что премьер-министр пытается ему сказать. Потому что это вопрос человеческих жизней и политического выживания.

    В плане радикальных изменений в политике это правительство не способно добиться многого: для решения подобной задачи оно слишком разнородно по своему политическому составу. Но новый подход к израильским автономиям – это то, что оно может и должно сделать, если хочет продержаться у власти дольше, чем несколько месяцев. Израильские автономии не просто смертельно опасны для тех, кто в них живет, они представляют собой самую большую угрозу для будущего страны. У этого правительства есть возможность вернуть их в лоно Израиля.

    Аншель Пфеффер, «ХаАрец», М.Р. На снимке: демонстрация перед домом гениспектора полиции Омера Бар-Лева против убийств в арабском секторе. AP Photo Sebastian Scheiner √

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend