Вторник 24.11.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    727905_Bibi_Submarine_Kobi_Gideon_GPO

    Правда о подводных лодках для Израиля

    «Вопрос о подводных лодках» на самом деле включает себя три разных вопроса: 1. Нужна ли Израилю шестая подводная лодка? 2. Вопрос о согласии Израиля на продажу подводной лодки Египту. 3. Кому нужны девять подводных лодок?

    С вопросом о шестой подводной лодке я столкнулся в апреле 2011 года, когда занимал пост главы Совета национальной безопасности. Если память мне не изменяет, перед моей первой или второй поездкой в ​​Германию тогдашний министр обороны Эхуд Барак попросил меня убедить немцев дать согласие на треть финансировать строительство подводной лодки, так чтобы мы могли купить шестую подводную лодку. Поэтому я попросил своего немецкого коллегу выделить средства на строительство подводной лодки и на финансирование четырех ракетных корветов, которые будут использоваться для защиты исключительной экономической зоны Израиля в Средиземном море. Менее чем через год он ответил, что Германия профинансирует треть строительства подводной лодки.

    В оборонном ведомстве спорят, нужно ли нам пять или шесть подводных лодок. Решение зависит от оперативных исследований, определяющих возможность их приобретения и принципиального подхода, который варьируются от осторожного оптимизма (пяти достаточно) до пессимизма (не будем рисковать, нам нужно шесть). В этом споре с обеих сторон можно найти серьезных, знающих людей.

    Когда я проинформировал тех, кто имел отношение к закупке подлодок, о финансировании трети строительства шестой подлодки, я не услышал негативных реакций типа «зачем нам это нужно». На этом мое участие в вопросе закупки шестой подлодки закончились.

    Во время визита в Германию премьер-министра Биньямина Нетаниягу, когда президентом Египта был Мохаммед Мурси, Нетаниягу поднял вопрос о поставках подводных лодок Египту. Канцлер Ангела Меркель сказала, что, если бы Мурси остался президентом, она бы хорошенько об этом подумала, потому что у нее сложилось впечатление, что режим этот - опасный. В то время я не знал, что Израиль согласился на поставку этих подводных лодок Германии. Гораздо позже я сделал несколько запросов, чтобы понять, как развивалось соглашение с Израилем, и понял, что таких соглашений было два: первое касалось поставки подводной лодки Египту, а второе заключалось в том, что модель, проданная Египту, будет улучшенной.

    По моему скромному мнению, отсутствие возражений со стороны Нетаниягу в обоих случаях с учетом обстоятельств было оправдано. (Не забывайте, что это ретроспективное объяснение – я не присутствовал при этих событиях.) Поскольку Египет, в отличие от Израиля, заплатил за подводные лодки полную цену, то если бы Германия не согласилась с просьбой, Египет обратился к другим странам, которые поставили бы ему подобные субмарины. Ими могли оказаться Южная Корея, Франция ​​и, может быть, даже Россия или Китай, которые производят такие подводные лодки. Похоже, идея заключалась в том, что пусть уж лучше Египет покупает подводные лодки в Германии, где мы были в курсе дела и могли с высокой степенью точности оценить опасность. Более того, Израиль располагал доступом к высшим уровням власти в Германии, и если бы в контексте продажи подлодок Египту возникла необходимость предпринимать какие- либо дипломатические усилия, например, получить компенсацию в какой-либо области, в Германии осуществить это было бы легче. Такое объяснение постфактум меня удовлетворило. В сложившейся ситуации это звучало правильно. Что касается комментария Меркель относительно режима Мурси, то ее опасения оказались верными.

    Спустя годы после того, как я покинул свой пост, Нетаниягу спросил мое мнение относительно размера подводного флота, необходимого Израилю. Я ответил, что число подводных лодок не является главной проблемой, потому что, по моему мнению, Нетаниягу надлежит действовать немедленно, чтобы обеспечить самое существование флота в будущем.

    Расчет был прост: первая из пяти находящихся на вооружении подводных лодок закончила бы свою боевую службу в 2027 году, поскольку подводная лодка не может прослужить более 30 лет, а эта прибыла в Израиль в 1997 году. За ней последуют и другие, так что за короткое время подводный флот сократится до недопустимых размеров, а в 2050 году исчезнет. Я добавил, что, поскольку с момента его разговора с Меркель до того, как у нас появится новая подводная лодка, прошло бы не менее 10 лет, он не мог откладывать запрос.

    Более того, на первом этапе это решение находится в стратегической и политической сферах, и было бы предпочтительнее во время его следующего визита согласовать его с Меркель, которая предана делу  безопасности Израиля. Я предложил ему попросить Меркель выделить средства на строительство двух подводных лодок, купить еще четыре на израильские средства, а также подписаться под опцией на приобретение еще трех подводных лодок – то есть девять субмарин.

    Так по недоразумению родился «миф о флоте из девяти подлодок». Во всяком случае, никто не думал, что Израилю нужен флот из девяти подводных лодок. Идея заключалась в том, чтобы создать возможность непрерывной замены всего подводного флота, чтобы в любое время было пять или шесть действующих подводных лодок.

    Военные возражали против заказа такого количества подводных лодок и считали обязательство поставить шесть подлодок слишком тяжелым бременем для будущего армейского бюджета. Нетаниягу согласился с мнением военных и решил, что Израиль купит только три подводные лодки с возможностью приобретения еще трех. Против покупки трех подводных лодок никто не возражал - по крайней мере, на собраниях, в которых я участвовал.

    Каждый человек имеет право на свое мнение и совершенно необязательно считатать другой взгляд на вещи «изменой», «ужасным поступком» или «чем-то недопустимым». Не возбраняется считать, что можно обойтись пятью подводными лодками, и законно думать, что Израилю необходимы шесть. Позволительно думать, что еще слишком рано принимать решение о следующем комплекте подводных лодок за 12 лет до того, как существующемиу поколению субмарин выйдет срок эксплуатации - но также правомерно думать, что 12 лет - не слишком большой срок, чтобы должным образом подготовиться к приходу нового поколения подлодок, - и так далее.

    Объяснение согласия Нетаниягу на продажу подводных лодок Египту звучит логично. Но если министерство обороны не было проинформировано об этом согласии, то была совершена серьезная ошибка. Я считаю, что это была просто глупая ошибка, а не заговор, потому что такое скрыть невозможно.

    И самое главное: насколько я могу судить, процессы сохранения численности подводного флота в течение длительного периода с профессиональной точки зрения были правильными.

    Яаков Амидрор, «ХаАрец», М.Р. Фото: Коби Гидеон, GPO

    Автор - генерал-майор запаса, бывший советник по национальной безопасности с 2011 по 2013 год. Сегодня - старший научный сотрудник Иерусалимского института стратегии и безопасности.

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend