Праймериз в «Ликуде»: Саар победил Нетаниягу

“На праймериз в «Ликуде» фактически победил главный противник Биньямина Нетаниягу — Гидеон Саар, сумевший прорваться в первую пятерку кандидатов, — утверждает Менахем Хофнунг, профессор политологии из Еврейского университета.

— Избиратели «Ликуда» начинают понимать, что Нетаниягу находится на закате своей политической карьеры и взвешивают возможную альтернативу — сказал Хофнунг в интервью «Деталям». – Глава правительства, как известно, действовал совершенно открыто против Саара. Вначале Нетаниягу пытался добиться того, чтобы он вообще попал на нереальное место в партийном списке. Затем, уже в последние дни, тактика премьера изменилась, и его усилия были направлены на то, чтобы не дать Саару получить первое место среди кандидатов в депутаты. То, что итог оказался иным, говорит нам о том, что «Ликуд» готовится к следующему этапу жизни —  после Нетаниягу. Здесь формируется альтернативное руководство. Эдельштейн, Кац, Эрдан, Саар — вот кого активисты правящей партии хотят видеть среди будущих претендентов на пост председателя партии.

— В то же время кандидаты из числа защитников Нетаниягу оказались в задних рядах?

— Да, обратим внимание на низкое место Юваля Штайница во второй десятке. Там же мы обнаружим и Давида Битана, и Дуду Амсалема, а ведь они оба очень преданы нынешнему премьеру. Мики Зоар тоже получил низкое место, и, если учитывать всевозможные бронированные места в третьей десятке списка, может вовсе не оказаться в следующем созыве кнессета.

Саар продемонстрировал силу. У Нетаниягу, безусловно, есть повод для беспокойства. Победа Саара, кстати говоря, окажется еще более весомой, если его кандидат пройдет в кнессет на место, забронированное для тель-авивского округа. Напомним, что на это же место претендует Давид Ширан, протеже Нетаниягу.

— Чем, по вашему мнению, был обусловлен успех Саара? Почему все требования Нетаниягу в этот раз не сработали?

— Прежде всего, в «Ликуде» немало людей, которые на словах агитируют за Нетаниягу, но были бы рады, если бы он освободил кресло лидера правящей партии. Все потенциальные наследники Нетаниягу внутри «Ликуда» полагают, что они должны были занять его место еще несколько лет назад. Чего, как мы знаем, не случилось. Поэтому все они не считали, что обязаны голосовать в строгом соответствии с рекомендациями или анти-рекомендациями главы правительства!

С другой стороны, кампания, развернутая Нетаниягу против популярного в партии Саара, многим сама по себе не понравилась. И, наконец — в партии ищут альтернативу Нетаниягу, и Саар кажется им неплохой кандидатурой на этот пост.

— Возможен ли сценарий, при котором, с учетом успеха Саара на праймериз и размолвок с Нетаниягу президент Ривлин поручит формировать новую коалиции Гидеону Саару?

— Закон этого не запрещает, теоретически президент может поручить сформирование коалиции любому из депутатов. Но шансы на то, что подобное произойдет в действительности – почти нулевые. Ривлин так не поступит.

— Обычно после праймериз «Ликуд» теряет в опросах общественного мнения два-три мандата – так часть избирателей выражает свое разочарование их результатами. На сей раз тоже можно ждать спада?

— Не уверен. Ведь обычно праймериз в «Ликуде» сопровождались скандалами того или иного рода. Их активно и подробно освещала пресса, что, в свою очередь, влияло на результаты опросов. А на сей раз, обратите внимание, праймериз прошли довольно тихо, никаких крупных склок не было.

С другой стороны, на первые места в списке вышли, в большинстве своем, популярные, известные и солидные кандидаты. Тогда как скандалисты и возмутители общественного спокойствия оказались на малореальных местах. Поэтому, я думаю, на сей раз результаты праймериз могут даже способствовать росту популярности «Ликуда» в глазах израильтян.

— Кто из всех проваленных депутатов удивил вас больше всего?

— Честно говоря, я полагал, что Йехуда Глик окажется на более высоком месте в списке. Все-таки он был достаточно ярок, да и его личная история должна, по идее, вызывать симпатии и сочувствие у окружающих. Не будем забывать и его свадьбу, сыгранную незадолго до праймериз, которая достаточно широко освещалась в СМИ. Поэтому плохой результат Глика меня удивил.

Фото: Томер Аппельбаум

— Анат Берко  была личным протеже Нетаниягу и на прошлых выборах прошла в кнессет по его брони. Ее провал тоже можно считать сюрпризом?

— Этим я не очень удивлен. Объяснение следует искать в системе отбора кандидатов. Изначально было понятно, что около 10 депутатов нынешнего кнессета останутся без работы в апреле. В их число вполне могла попасть и Берко.

— Теперь нас ждут праймериз в партии «Авода». Там тоже ожидаются сюрпризы или эта партия нас уже ничем не удивит?

— Положение внутри партии очень непростое. Ведь даже высокое место, полученное на праймериз, не гарантирует кандидату попадания в кнессет. Эта партия может удивить возможными политическими союзами, способными смешать карты на левом фланге. Например, сценарий, о котором практически не говорят: если бывший начальник генштаба Габи Ашкенази возглавит «Аводу». Это может помочь партии выжить. Но случится это или нет — пока неизвестно. До закрытия списков еще остались две недели, и многое может измениться.

Игорь Молдавский, «Детали». Фото: Офер Вакнин


тэги

Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend