Позиции России на Ближнем Востоке под угрозой

В мае комитет по международным делам палаты представителей США провел слушания о влиянии войны в Украине на регион Ближнего Востока и Северной Африки. В слушаниях приняли участие несколько экспертов из американских исследовательских институтов. В частности, речь шла о влиянии России в регионе, о том, как она может это влияние использовать в войне в Украине, и как ее положение на Ближнем Востоке может измениться в новых геополитических условиях. 


Россия – одна из немногих стран в мире, которая имеет относительно позитивные дипломатические отношения почти со всеми странами Ближнего Востока, указывают эксперты. 

Активность России на Ближнем Востоке основана на сочетании военного вмешательства и продажи оружия, дипломатического посредничества, поиска энергетических и инфраструктурных проектов, а также использования инструментов «мягкой силы», таких как пропаганда и СМИ. Она смогла наладить рабочие связи почти с каждым крупным игроком на различных региональных направлениях. Но вместо того, чтобы представлять собой хорошо спланированную или обусловленную принципами стратегию, участие Москвы в значительной степени носит оппортунистический и ситуативный характер. Она использует нестабильность и вакуум власти в регионе, ошибки США и их европейских партнеров, а также недовольство местного населения.

Сейчас, после вторжения в Украину, Москва пытается использовать все стратегические достижения, которых она добилась на Ближнем Востоке в результате своих многочисленных интервенций, и добиться дипломатической поддержки от получателей ее помощи, считает Фредерик Уэри из Ближневосточной программы центра Карнеги. 

В частности, она, по некоторым данным, привлекает на службу проасадовских сирийских ополченцев. Это, безусловно, вызывает тревогу, но военное значение этих событий для Украины не следует преувеличивать. Вербовка Москвой сирийцев, чье фактическое прибытие в Украину было преувеличено и чья боевая компетентность низка, не даст России никакого реального преимущества, отметил эксперт. 

Между тем, способность не только использовать, но и просто сохранять нынешние позиции России на Ближнем Востоке под вопросом. В апреле появились сообщения о том, что Россия призывает оперативников ЧВК «Вагнера» и других наемников для восполнения нехватки живой силы в Украине. Россия передислоцирует свои силы в Сирии и консолидирует свое присутствие на отдельных авиабазах по всей стране. По другим сообщениям, некоторые военные подразделения начали полностью выводить войска из страны. 

Поскольку Россия продолжает нести потери в Украине, она, скорее всего, продолжит передислокацию сил на Ближнем Востоке и в Северной Африке, а также выводить некоторые силы для поддержки усилий в Украине, согласно свидетельству Гранта Рамли из Вашингтонского института ближневосточной политики. Однако маловероятно, что Россия полностью выведет все свои войска. Путин проявляет большой интерес к установлении прочного присутствия в Африке с первых дней своего пребывания у власти. И маловероятно, что Россия полностью оставит свою базу Хмеймим, которую она превратила из незначительной авиабазы в крупный боевой и логистический узел, или свой единственный зарубежный военно-морской объект в Тартусе.

Поддержка России? Скорее, сигнал Америке

На дипломатическом фронте ближневосточные государства, взаимодействующие с Россией, включая арабских партнеров США по безопасности, не присоединились к возглавляемому Западом осуждению российской агрессии и усилиям по экономической изоляции России. Но, как считает Фредерик Уэри, во многих случаях это скорее форма сигналов, особенно со стороны монархий Персидского залива, чтобы выразить недовольство предполагаемым невниманием Америки к их потребностям в области безопасности, чем громогласное принятие России. 

Их поддержка Путина – способ подчеркнуть лицемерие в излиянии решимости Запада в отношении Украины и особенно в принятии Европой украинских беженцев, что резко контрастирует с бездействием Запада в отношении сирийской гражданской войны и вызванного ею исхода беженцев, а также с игнорированием злонамеренного влияния Ирана на Ближнем Востоке.

В то же время, несмотря на свои угрозы отвернуться от США, государства Ближнего Востока, особенно богатые страны Персидского залива, в конечном итоге, признают, что у России нет ни желания, ни возможностей выступать в качестве их основного покровителя. В лучшем случае, Россия будет дополнять, а не вытеснять роль США в сфере безопасности. 

Продавать оружие будет сложнее

Российский экспорт оружия и связанные с ним продажи во всем мире уступают только экспорту нефти и газа. Россия последовательно рекламировала себя как жизнеспособную альтернативу закупкам у США, представляя свое оружие как экономически эффективную альтернативу, которая поставляется быстрее и с меньшими обязательствами. Однако, несмотря на то, что Россия является вторым по величине экспортером оружия в мире, за последние пять лет продажи российского оружия снизились, поскольку проблемы с закупками для наиболее передовых и привлекательных платформ, таких как современные самолеты, продолжают быть проблемой для российской оборонно-промышленной базы. 

Украина еще больше осложнит способность России продолжать экспорт вооружений на Ближний Восток и в Северную Африку, а также за их пределами. После введения международных санкций в связи с вторжением в Крым в 2014 году Россия с трудом приобретает комплектующие для создания двигателей и рам для своих передовых самолетов, а новые санкции добавляют нагрузки на и без того скованную оборонную промышленность.

Еще один вопрос касается расстановки приоритетов: данные украинской и западной разведок говорят о том, что Россия теряет в боях огромное количество боевой техники. Министерству обороны России, вероятно, придется отдать приоритет восстановлению собственных сил, а не экспорту оружия. 

Существует проблема с платежами: российские банки уже жаловались на неспособность обрабатывать платежи на общую сумму около 1 млрд долларов от клиентов, включая Египет и Индию, из-за международных санкций.

И, наконец, потенциальным покупателям российского оружия теперь придется взвесить дополнительный риск того, что покупка может нарушить американские и многосторонние санкции, подвергая покупателя опасности самому понести наказание. 

Александра Аппельберг, «Детали». AP Photo/Omar Sanadiki⊥