Monday 27.09.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Эмиль Салман
    Фото: Эмиль Салман

    Повышение пенсионного возраста для женщин: что взамен?

    Предложение министерства финансов о повышении пенсионного возраста для женщин можно считать довольно смелым: увеличить возрастную планку с сегодняшних 62 до 65 лет в течение 11 лет. После этого пенсионный возраст женщин будет повышаться до тех пор, пока не сравняется с пенсионным возрастом мужчин - 67 лет.

    На последнем и заключительном этапе пенсионный возраст как мужчин, так и женщин, будет определяться в динамике. То есть меняться в зависимости от увеличения продолжительности  жизни.

    Однако это смелое решение может остаться на бумаге, учитывая тот факт, что с 2003 года, когда пенсионный возраст женщин в Израиле был повышен с 60 до 62 лет, все правительства потерпели неудачу, пытаясь повысить его далее.

    Не помогло и принятое около 10 лет назад решение о повышении пенсионного возраста до 64 лет: сплотившиеся женщины-парламентарии этому помешали. В результате Израиль, который в 2003 году оказался самым передовым из развитых стран в том, что касалось пенсионного возраста, теперь находится в арьергарде.

    Практически все страны увеличили пенсионный возраст для женщин до 65 лет, и вряд ли найдется страна, где существует разрыв в пять лет между мужчинами и женщинами - разрыв, который сейчас воспринимается негативно, как дискриминация в отношении женщин, презрение к ним и шовинизм.

    Однако в Израиле, как это нередко бывает, все перевернуто с ног на голову: именно радикально настроенные феминистки борются против повышения пенсионного возраста. Их главный аргумент заключается в том, что женщины и так подвергаются дискриминации на рынке труда, и нельзя отказываться от единственного права, которым они обладают – права самим выбирать, когда выходить на пенсию в возрасте от 62 до 67 лет, учитывая экономическую выгоду в виде права на пособие по старости с 62 лет, которую обеспечивает Служба национального страхования.

    Женские организации годами торгуются за согласие на повышение пенсионного возраста и требуют уплатить довольно высокую цену за свое согласие. До сих пор министерство финансов отказывалось удовлетворять те или иные претензии по этому поводу, и это неоднократно служило препятствием для осуществления важного шага.

    Кажется, что очередная попытка минфина включить пункт о повышении пенсионного возраста в закон о хозяйственном урегулировании, именно с учетом того, что в правительстве состоят очень сильные и влиятельные женщины-политики – равносильно самоубийству.

    Однако на практике все стороны, участвующие в переговорах - профессиональный эшелон минфина с одной стороны и канцелярия Мерав Михаэли (министерство транспорта) и Мерав Коэн (министерство  социального равенства) - с другой, считают, что на сей раз есть шанс.

    Совокупный ущерб рынку труда, усугубляющееся отставание Израиля от развитых стран и абсурдный разрыв между пенсионным возрастом женщин и увеличением продолжительности жизни - все это заставляет минфин  добиваться намеченной цели. Это рвение делает его склонным к компромиссу и готовым заплатить более высокую цену, чем прежде.

    С другой стороны, служебный долг Михаэли и Коэн подсказывает им, что после долгих лет сопротивления, когда женщины отказывались повысить пенсионный возраст, пора уже переходить к новому этапу, учитывая, в том числе увеличение продолжительности жизни (женщина, которой сейчас исполнилось 65 лет, в среднем может прожить еще 22 года).

    Если все согласны, что пенсионный возраст для женщин должен быть повышен, остается только одно обстоятельство – цена вопроса. Вот тут начинаются некоторые разногласия. Первое из них касается планки пенсионного возраста. Если Михаэли согласна с повышением пенсионного возраста до 65 лет и в принципе не возражает против обсуждения динамики пенсионного возраста в будущем, Коэн требует, чтобы пенсионный возраст для женщин был повышен до 64 лет и не выше.

    Гендиректор министерства социального равенства Яэль Меворах поясняет, что позиция Коэн согласована с женскими организациями и повышение пенсионного возраста требует широкого общественного согласия. Таким образом, на данный момент кажется, что позиция Коэн может торпедировать необходимые изменения, которые предполагается внести в установление пенсионного возраста.

    Кроме того, есть требования, по которым у стороны Михаэли и Коэн существует прочное согласие: речь идет о женщинах из социально-слабых слоев, которые выбыли с рынка труда примерно в 55-57 лет и должны получать пенсию по старости с 62 лет - а теперь получается,  что их пенсионный возраст будет отсрочен. Потому Михаэли и Коэн требуют компенсации и защиты для этих женщин с помощью ряда мер, включая выплату пособия по безработице в течение 10-12 месяцев, начиная с 57 лет; изменение в их пользу отрицательного подоходного налога и повышение его до 900 шекелей в месяц для женщин, проработавших до 57 лет.

    Гораздо сложнее проблема с женщинами, покинувшими рынок труда раньше, в возрасте 50-55 лет, и не имеющими права на получение пособия по безработице или отрицательного подоходного налога.

    Согласно оценкам, в Израиле около 3 300 таких женщин, и им предлагается выплачивать пособие с 62 лет в качестве компенсации за отсрочку выплаты пенсии по старости.

    Однако минфин опасается, что эта льгота будет охватывать куда больший спектр населения - всех учителей, рано вышедших на пенсию, и даже состоятельных женщин, которые не работают, и поэтому возражает против такого предложения. В целом трудно понять логику оказания помощи женщинам в возрасте от 62 лет, в то время как пожилым мужчинам, выброшенным с рынка труда, приходится ждать помощи до 67 лет.

    Другое предложение, которое все еще обсуждается, касается ущерба, наносимого пособию по старости для людей в возрасте 67-70 лет, которые продолжают работать после достижения пенсионного возраста (мужчин и женщин).

    Сегодня каждый шекель заработной платы свыше 6 тысяч шекелей вычитает 0,3 шекеля из пособия по старости. Есть предложение вводить эту меру, только начиная с зарплаты от 10 тысяч шекелей и выше, и по  более умеренной ставке. Предполагается, что экономика в результате получит серьезную выгоду от каждого пожилого работника, который продолжает работать - из-за сбережений в пенсионных выплатах, вклада в ВВП и качества жизни работника, потому нет смысла "штрафовать" тех, кто работает после наступления пенсионного возраста.

    Есть и еще ряд разногласий, которые стороны пытаются утрясти, чтобы договориться.

    «Несмотря на определенные противоречия, я, тем не менее, настроена весьма оптимистично, - утверждает Яэль Меворах. – Речь идет об исторической возможности, тем более, что все согласны в главном: есть насущная необходимость в повышении пенсионного возраста для женщин, и мы не можем не воспользоваться ею».

    Остается только надеяться, что она права.

    Мейрав Арлорозов, TheMarker, М.К. На снимке: Мерав Михаэли. Фото: Эмиль Салман

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend