Главный » Политика » Два Нетаниягу и шесть факторов

Два Нетаниягу и шесть факторов

«Есть два Нетаниягу, — говорит старый генерал, который на протяжении многих лет в ходе брифингов провел с премьер-министром не одну сотню часов. — Есть умный и прагматичный политик Нетаниягу, который не принимает необдуманных решений. И есть Нетаниягу импульсивный, которым движет чувство исторического момента, и который думает, что он все знает лучше всех. Думаю, в прошлом решения обычно принимал первый Нетаниягу. Но, похоже, сейчас, в преддверии аннексии, перед нами второй Нетаниягу».

Но генерал, как и почти все, кто знаком с Биньямином Нетаниягу, не может предсказать, какой Нетаниягу выйдет на первый план через неделю, 1 июля, когда настанет день аннексии.

В карьере премьер-министра эта неделя станет одной из самых судьбоносных, поскольку ему предстоит решить, как и когда аннексировать части Западного берега, и аннексировать ли вообще. Но фигура он сложная, и эти две стороны его личности могут поменяться  в мгновение ока. Вот шесть факторов, которые будут влиять на его решение.

  1. Историческое наследие

Те, кто в последние недели говорил с премьер-министром об аннексии, ушли с отчетливым впечатлением, что они общались со вторым Нетаниягу, одержимым чувством исторического момента. Он хочет, чтобы  аннексия стала его историческим наследием, чтобы его запомнили как лидера, который раз и навсегда изменил реалии израильско-палестинского конфликта, и он знает, что никогда больше не будет такого президента США, как Дональд Трамп, который позволит ему это сделать, тем более, что, возможно, ему недолго осталось жить в Белом доме.

Но каким будет это наследие, совсем не ясно. Попытается ли Нетаниягу аннексировать все 30 процентов территории Западного берега, отмеченные в плане Трампа как будущая часть Израиля? И готов ли он в обмен на это согласиться, чтобы оставшиеся 70 процентов были зарезервированы для палестинского государства? Потянет ли на историческое наследие «малая аннексия», то есть присоединение нескольких поселенческих блоков за «зеленой чертой»? Или будет достаточно занять общепринятую позицию, по которой Израиль имеет право аннексировать территории, но выбирает продолжение оккупации?

  1. Верная цена

За всю историю страны в Израиле не было менее склонного к риску лидера, чем Нетаниягу. В отличие от своих предшественников, он избегал как больших войн, так и мирных инициатив. Основная причина, по которой он на протяжении последнего года продвигает аннексию, кроме того, что это обещание могло сплотить его электоральную базу, состоит в том, что, по его мнению, это можно сделать, не заплатив высокую цену. Международное сообщество сосредоточено на гораздо более насущных вопросах, администрация Трампа на его стороне, арабские государства стоят вместе с ним против Ирана и до палестинцев,  расколотых и слабых, им нет дела.

Но не исключено, что он был чрезмерно оптимистичен. Возможно, на этот раз Евросоюз действительно решит в наказание наложить на Израиль санкции. Может быть, администрация США, подумав, изменила свою позицию. Похоже, дружественные арабские государства враждебно настроены к этой идее, а  палестинцы могут воспользоваться аннексией, как шансом включить палестинский вопрос в международную повестку дня. Пойдет ли Нетаниягу на такой риск ради своего исторического наследия?

  1. Игра в «кто виноват?»

Некоторые полагают, что Нетаниягу, потратив более года на продвижение аннексии и построив на ней три избирательные кампании, уже не может не совершить 1 июля решительный шаг. Те, кто придерживается такого мнения, говорят, что для политика это – невероятный позор. Правые его не простят и попытаются свергнуть. Может быть, и так. Но есть и другое мнение. Если аннексия не начнется в ближайшее время, или если она произойдет в значительно меньших масштабах, чем 30 процентов, отведенных Трампом, Нетаниягу найдет, кого обвинить в том, что Израиль лишился «исторической возможности» воспользоваться дружеской поддержкой администрации США.

Найти виноватых – в этом Нетаниягу нет равных, и он воспользуется этой ситуацией по максимуму. Он обвинит «левых пораженцев», своего коварного партнера по коалиции Бени Ганца, правых лидеров, выступивших против него, таких как Нафтали Беннетт и Авигдор Либерман, и поселенцев, которые в нем сомневались. Он также найдет способ причислить к зловредной «закулисе» систему безопасности и юридическую систему. Возможно, с таким количеством разоблаченных виновников провала аннексии для Нетаниягу будет только лучше, если она вообще не произойдет.

  1. Выход из коалиции

В соглашении между «Ликудом» и «Кахоль-лаван» есть несколько лазеек, которые могли бы позволить Нетаниягу разорвать сделку с Бени Ганцем, оставаясь на посту премьер-министра, пока после следующих выборов  не будет сформировано новое правительство. Одним из немногих пунктов, работающих на Нетаниягу, предусматривается, что с 1 июля он может представить аннексию на одобрение правительства или кнессета (или обоих), когда захочет. Это позволяет ему постоянно давить на Ганца, который не желает проводить одностороннюю аннексию, так что у Нетаниягу есть возможность спровоцировать его на разрыв коалиционного соглашения или отставку.

Судя по опросам, популярность Нетаниягу на пике, и он может это использовать для того, чтобы решительно двинуться к выборам. Некоторые полагают, что он так и сделает. Но он может решить, что рисковать не стоит – до того, как он передаст премьерский пост Ганцу, у него есть еще 17 месяцев, и аннексия может стать постоянной угрозой Ганцу.

  1. Отвлекающий маневр

Еще одна причина отложить принятие решения и сохранить вопрос об аннексии состоит в том, что она превосходно отвлекает нас от двух главных проблем, которые так беспокоят сегодня Нетаниягу. Во-первых, его коррупционный процесс, который лишь набирает обороты и вступит в стадию рассмотрения доказательств только через несколько месяцев. Во-вторых, стремительно разрастающаяся полемика относительно провала его «стратегии выхода» из режима блокирования, если таковая вообще была, и отсутствия какой-либо серьезной подготовки к эскалации экономического кризиса, вызванного COVID-19.

Если решение об аннексии будет принято и осуществлено в ближайшее время, и ее непосредственные последствия для Израиля окажутся не слишком серьезными, Нетаниягу утратит свой главный отвлекающий маневр. Гораздо лучше сохранить аннексию в качестве неизбежной, но не немедленной перспективы, передав ее, например, в министерскую комиссию, а затем использовать ее по мере надобности, чтобы вытеснить нежелательные заголовки о плачевном состоянии экономики или последних новостях его судебного процесса.

  1. Американцы

В настоящее время Нетаниягу находится в уникальном и довольно неудобном положении, когда ему приходится иметь дело с двумя администрациями США. Это — нынешняя администрация Трампа и администрация Байдена, которая с большой вероятностью всего через шесть месяцев переместится в Белый дом.

Ожидается, что через несколько дней он узнает, дает ли действующая администрация зеленый свет на аннексию, и если да, в каком объеме. Это не означает, что его решение будет полностью соответствовать рекомендациям Белого дома. Он может провести аннексию и в большем масштабе, чем рекомендовал Трамп, посчитав, что это сойдет ему с рук. В конце концов, в прошлом он успешно шел наперекор более враждебным администрациям. Но крайне маловероятно, что он рискнет пойти на конфликт с человеком, которого он неоднократно восхвалял, как самого произраильского президента США в истории.

С другой стороны, даже если Трамп даст ему свободу действий, это будет означать ссору с будущим президентом Байденом, который на протяжении многих лет относился к нему вполне дружелюбно.

Из всех шести факторов американский, вероятно, будет иметь наибольшее влияние, и если прагматичный, не склонный к риску Нетаниягу возобладает над жаждущим оставить после себя историческое наследие Биби, это станет для него лучшим оправданием на домашнем фронте, чтобы не спешить с аннексией.

Аншель Пфеффер, «ХаАрец», М.Р. На снимке: демонстрация против аннексии в Тель-Авиве. Фото: Максим Рейдер˜

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend