Wednesday 20.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    Полмиллиона частников могут разориться

    «Я делаю все возможное, чтобы мой бизнес продержался до тех пор, пока пройдет волна кризиса, чтобы потом мы смогли его восстановить его. Но нет уверенности, что мы добьемся успеха», — написала на своей страничке в «Фейсбуке» Эйлат Харэль, открывшая лекционный клуб и конференц-зал «Токхаус» в тель-авивском порту. В своем отчаянном посте Харэль просит посоветовать ей, что делать. «Если у вас есть идеи, какой бизнес можно открыть в таком прекрасном месте — в тель-авивском порту, в зале с небольшой сценой на 50 столиков и множеством бутылок вина, напишите мне».


    По словам Харэль, «отмена общественных мероприятий началась незадолго до выборов, когда на карантин отправляли первых туристов, которые возвращались из стран Дальнего Востока. Потом все покатилось вниз очень быстро. Если раньше мы продавали 100 билетов в день, сегодня только десять». По ее мнению, тот факт, что основная часть публики «Токхауса» - это люди пожилого возраста, также усугубляет проблему. Пожилые люди воздерживается от походов в общественные места во время эпидемии.

    Харэль уже отправила двух работников в неоплачиваемый отпуск. Теперь она с ужасом ждет 1-го числа следующего месяца. «У нас нет финансовой опоры на случай кризиса, — объясняет она. – Постоянные расходы очень большие — аренда, муниципальный налог, зарплаты. Такое ощущение, что власти хотят, чтобы вообще не проводилось никаких мероприятий. Они не оговаривают никаких условий, типа не более 70 человек и чтобы везде был алко-гель для протирания рук. Ничего, что могло бы как-то помочь удержать бизнес на плаву. Власти говорят: сиди дома. Ситуация безвыходная».

    «Здесь целый сектор на грани краха»


    По оценкам «Лахава», Ассоциации частных предпринимателей в Израиле, до начала следующей недели минимум 300 тысяч израильтян будут находиться в изоляции, причем 15 процентов из них - частники. То есть около 50 тысяч частников останутся на карантине.

    Частники в Израиле недовольны программой помощи, которую объявило правительство. Адвокат Рои Коэн, президент «Лахава», отметил: «Мы не можем брать кредиты. Попробуйте взять кредит под госгарантию. Мы хотим, чтобы нам учли наши убытки ретроактивно. Вы берете с нас налоги, пришло время их возвращать. Здесь целый сектор на грани краха».

    Кризис коронавируса ставит частников в особенно проблематичную ситуацию, поскольку никто не будет компенсировать им убытки или оплачивать больничные дни за период изоляции. Во многих случаях их бизнес включает посещение конференций и встреч с многими участниками для продвижения проектов. Те, кто работает в сфере туризма, например, гиды, терпят еще большие убытки.

    Коэн говорит, что 500 тысяч частников в Израиле, которые вместе дают работу двум миллионам наемных работников, находятся в особо бедственном положении. «Израиль — это одно государство для двух народов: наемных работников, которые сидят в изоляции и получают зарплату, и частников, которым приходится выбирать между здоровьем и едой для своих детей», — говорит он. И добавляет: «Пока правительство только поднимает шум. Народу нужны смелые решения. Были наводнения – расплачивались мы. Была война – расплачивались мы. Мы больше не можем».

    Среди частников, которые получили самый серьезный удар и в один момент остались без работы, Коэн называет турагентов,  гидов, работников гостиниц и индустрии развлекательных мероприятий. Но хотя Институт национального страхования и служба трудоустройства сообщили, что наемные работники, которых хозяин отправил в неоплачиваемый отпуск, имеют право на пособие по безработице, частникам государство ничего не компенсирует.

    «Нас бросили на произвол судьбы»


    Коэн остро критикует минфин: «Кризис начался более месяца назад, но до сих пор ответов нет. Наемные работники, даже если их отправили в неоплачиваемый отпуск, будут получать больничные, а предпринимателям никто не будет помогать. Нас бросили на произвол судьбы». Он продолжает: «Минфин отключил рубильник и хочет посмотреть, что произойдет. Они могли бы сказать: «Мы брали с вас налоги в 2019 и 2020 годах. Сейчас вы терпите убытки из-за наших решений? Мы вам поможем. Вернем налоговые платежи, создадим компенсационный фонд». Но они не торопятся. Сначала они хотят посмотреть, кто выживет, а кто - нет, а потом бросят какую-нибудь кость».

    Коэн считает, что в реакции государства есть системная проблема. «Мы постоянно сталкиваемся с шагами, которые не решают саму проблему. Сокращение оборота на 80 процентов — это уже ситуация, которая требует какой-то компенсации на основании оборота, как это было во время второй ливанской войны. Как минимум, надо учесть наши убытки в дальнейшем. И отсрочить платежи по подоходному налогу, НДС и налогу на соцобеспечение».

    «Это - катастрофическая ситуация, целые отрасли обанкротились. Настало время усадить за круглый стол представителей бизнеса, профсоюзов и правительства. Все прочее – только пускание пыли в глаза».


    Некому помочь

    Другие частники говорят о бесконечных трудностях, с которыми они сталкиваются. Экскурсовод Дорон Бен-Шимон рассказал, что в последние несколько дней у него отменились экскурсии, запланированные на ближайшие 30 дней, и в обозримом будущем не предвидится никакой работы.

    «Такое ощущение, что пропал весь год, — говорит он. — К счастью, у меня есть сбережения, но выживать очень трудно. Этот год съест все сбережения». Бен-Шимон не испытывает оптимизма по поводу возможности получить компенсацию от государства: «Когда были операции в Газе или война в Ливане, нам постоянно обещали помочь, но так ничего и не произошло».

    «Нас бросили на произвол судьбы, — продолжает он. – Можно подумать, что экскурсоводы у нас зарабатывают столько, что могут скопить крупную сумму на «черный день». Вдруг ты чувствуешь, что небо почернело, и твой поезд несется под откос. Скрипят тормоза, но падение продолжается, и некому помочь - ты один». По его словам, у всех мелких бизнесов ощущение полного краха.

    Хофит Кедем-Атар, независимый экономический консультант, после возвращения из Цюриха оказалась в карантине, из которого она выйдет на этой недели. Это - потеря восьми рабочих дней. По ее словам, прямой экономический ущерб от потери рабочих дней составляет около 5000 шекелей. Ее муж - наемный работник, и в этом месяце у них образуется дефицит бюджета.

    Кедем-Атар подчеркнула, что как у экономического консультанта, у нее есть план на случай непредвиденных обстоятельств, но внезапная потеря дохода очень болезненна. Она сказала, что ее экономический ущерб подсчитывается не только исходя из потери прямых доходов, но также из-за того, что все это время она не искала новых клиентов и не занималась будущими проектами.

    Сиван Клингбэйл, TheMarker Ц.З.˜

    Фото: Давид Бахар

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend