Saturday 16.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Saudi Press Agency via AP
    Saudi Press Agency via AP

    Последний рывок Трампа: помирить страны Персидского залива

    Уходящий президент США Дональд Трамп намерен выжать все возможное из последних недель в Овальном кабинете. Одной из вершин его внешней политики стало бы примирение стран Персидского залива с Катаром, в отношении которого четыре арабские страны ввели эмбарго три года назад.  


    Госсекретарь США Майк Помпео и зять-советник Трампа Джаред Кушнер отчаянно стараются положить конец разногласиям стран Персидского залива – и некоторые признаки позволяют предположить, что им это удастся. Вероятно, о примирении будет объявлено на ежегодном саммите Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива, который пройдет в Саудовской Аравии 5 января. Но даже если спор будет успешно улажен, перед экономиками этих стран стоят огромные проблемы. 

    Падение цен на нефть затрудняет их возможность сбалансировать бюджеты. Жесткая бюджетная экономия бросает вызов стабильности автократических государств Персидского залива, законность которых определяется уникальным общественным договором, гарантирующим гражданам щедрые льготы. 

    Саудовская Аравия, крупнейший производитель нефти в регионе, ищет способы дифференцировать свою экономику – но пока лишь втрое увеличила налог на добавленную стоимость. Кроме того, кронпринц Мухаммед бин Салман, кажется, не намерен отказываться от своих амбициозных и дорогостоящих проектов – в частности, строительства футуристичного города Неома. The Economist предсказывает, что государственный сектор ждут сложности, вплоть до проблем со своевременной оплатой труда, а многие иностранные рабочие покинут страну.   


    То же случится и в ОАЭ: Эмираты потеряют около 1 миллиона мигрантов, одну десятую своего населения. Некоторые вернутся домой, потеряв работу. Другие, подпавшие под сокращение зарплаты, отправят свои семьи обратно, чтобы сократить расходы. Новое строительство вызовет дальнейшее падение цен на недвижимость, которые упали на 10 процентов в 2020 году.

    Кувейт будет использовать рынки облигаций, чтобы покрыть дефицит, который может достигнуть 15 процентов ВВП, переложив на будущие поколения дополнительные долги для оплаты огромного государственного сектора. Бахрейну и Оману будет труднее брать займы – их кредитные рейтинги уже ниже некуда. 

    Как ни странно, на этом фоне Катар выглядит не так плохо. Когда в 2017 году Бахрейн, Саудовская Аравия, ОАЭ и Египет ввели эмбарго в отношении Катара и представили список из 13 требований, в том числе разрыв отношений с Ираном и «Братьями-мусульманами», а также закрытие телеканала «Аль-Джазира», они надеялись на быструю капитуляцию эмирата. 

    Вместо этого, как пишет «Аль-Монитор», кризис стимулировал экономику Катара – с 2017 года было создано 47 тысяч компаний – и усилил национальную гордость за продукцию местного производства. Доха неоднократно заявляла, что эмбарго направлено на подрыв ее суверенитета, и в ответ на это демонстративно открывала новые торговые маршруты, в том числе с Турцией и соседним Ираном.

    В то же время, разрыв отношений болезненно сказался на экономиках стран, которые ввели эмбарго. Дубайская строительная компания DAMAC Properties объявила о запуске проекта новой 31-этажной жилой башни в Катаре всего за несколько дней до разрыва. Центральный банк Саудовской Аравии запретил новые операции с любыми катарскими учреждениями, хотя в начале кризиса банковские секторы двух стран были тесно связаны. Саудовским фермерам, которые экспортировали продукты питания в гипермаркеты Дохи, пришлось искать новых клиентов. 

    Кроме того, эта вражда подорвала привлекательность экономики стран Персидского залива как единого рынка, поскольку некоторые международные инвесторы опасаются, что политическое соперничество превалирует над верховенством закона и интересами бизнеса. 


    «Я не думаю, что экономика стран Персидского залива будет крепче в условиях кризиса, чем без кризиса, – сказал «Аль-Монитор» главный экономист аналитической компании Oxford Economics Middle East Скотт Ливермор. – Инвесторы любят стабильность и ненавидят неопределенность».

    И все же, как и со многими «мирными договорами» администрации Трампа, не вполне понятно, на каких условиях будет основана нормализация отношений между странами, если это произойдет. 

    Главная мотивация Саудовской Аравии – не расстраивать США, которые являются важным стратегическим партнером всех конфликтующих стран. Шаги по прекращению спора заслужили бы расположение новой администрации Байдена. Однако некоторые партнеры Саудовской Аравии менее склонны к примирению. Египет все еще настроен негативно из-за поддержки Катаром «Братьев-мусульман». Еще меньше энтузиазма выказывают ОАЭ. 


    Кроме того, пишет The Economist, примирение между Саудовской Аравией и Катаром может вылиться в еще большую напряженность между Саудовской Аравией и ОАЭ, отношения которых в последнее время и так полны противоречий: эмиратцы недовольны поддерживаемыми Саудовской Аравией ограничениями добычи нефти, а также настороженно следят за амбициями саудовского кронпринца оспорить их звание главного экономического узла региона. 

    Аналитик стран Персидского залива Набиль Новаира считает, что едва ли дипломатические усилия смогут привести к настоящему единству, поскольку шесть стран-членов сейчас находятся в экономической конкуренции друг с другом: «Совет сотрудничества арабских государств уже мертв, и нам не следует ожидать от него многого».

    Александра Аппельберг, по материалам зарубежных СМИ. Фото: Saudi Press Agency via AP

     

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend