После Нетаниягу придет Бен-Гвир

Не стоит заблуждаться. Если завтра Биньямин Нетаниягу уйдет из политики и отправится озеленять пустыню где-нибудь в районе побережья Кейсарии, Итамар Бен-Гвир получит 10 мандатов.


В соответствии с опросом, опубликованным в The Jerusalem Post на прошлой неделе, он уже сейчас может рассчитывать на 6 мест в кнессете. С этой точки зрения Нетаниягу не является израильским Трампом. Напротив, он тормозит приход израильского Трампа к власти. Нетаниягу – представитель левых в правом лагере. Он собственными силами нейтрализует рвущихся к власти популистов. Без него наступит конец света.

Можно прятать голову в песок, но лучше посмотреть в лицо реальности. Борьба с каханизмом завершилась провалом. Бен-Гвир – это не преходящее явление. «Ликуд» не давал ему легитимации, он сам проник в «Ликуд». Многие члены «Ликуда» разделяют позиции каханистов.

В чем, собственно, разница между Шломо Караи, учеником раввина Меира Мазуза, назвавшего Авигдора Либермана и Яира Лапида «предателями, ненавистниками собственного народа, худшими, чем нацисты» и Бен-Гвиром?

В чем разница между Май Голан и Бецалелем Смотричем? Исраэль Кац только на прошлой неделе угрожал арабам новой Накбой. Это как-то не звучит как выражение «национально-либеральной» позиции.

Десятки людей, готовых вступить в борьбу за лидерство в «Ликуде» на следующий день после ухода Нетаниягу, хотят возглавить несуществующее движение. Нетаниягу в силу определенных исторических обстоятельств, благодаря своей харизме и мифу, окружающему его имя, собрал в «Ликуде» самых разных типов, между которыми становится все меньше и меньше общего.

Неважно, кто победит, Нир Баркат или Юлий Эдейльштейн, Ави Дихтер или Мири Регев, а может быть, Гилад Эрдан. Они возьмут под свой контроль «Ликуд», но не его избирателей. Они не интересны сами по себе. Кто-то считает, что пославшая пули родным Беннета Илана Хания будет голосовать за Барката? Кто-то надеется, что он сможет извлечь из нее эмоции, накопившиеся за долгие годы токсичного, пропитанного экстремизмом общественного диалога?

Примкнувшие к «Ликуду» верующие начнут голосовать за религиозные партии. Ультраортодоксы вернутся к традиционному для себя голосованию. А правые экстремисты примкнут к своим единомышленникам на крайне правом фланге. Поддержав Нетаниягу, Смотрич и Бен-Гвир совершили электоральную ошибку. В тот момент, когда Нетаниягу покинет политику, Бен-Гвир и Смотрич процветут.

Через две недели нынешнее правительство будет отмечать год пребывания у власти. Оно не смогло добиться смягчения тона общественного диалога и нейтрализовать эмоции, бушевавшие вокруг Биби. Наоборот. Новое правительство способствовало утверждению еще более радикальной риторики, углублению недоверия к государственной системе и небывалому подъему популизма, угрожающего разрушить все вокруг.

Не нужно быть специалистом в области социальных сетей, чтобы уловить поднимающийся градус ненависти по отношению к судам, прокуратуре, полиции, средствам массовой информации, левым, политикам вообще. Люди соревнуются между собой в презрении к Нафтали Беннету, в испытываемом к нему отвращении, в бранных словах, которыми они его награждают. И все это сопровождается проявлениями откровенного расизма по отношению к израильским арабам.

Популизм произрастает на почве нефункционирующей политической системы и сваливании вины за все неудачи на любые чужеродные элементы. Израиль переживает острый политический кризис с 2018 года. Постоянная смена правительств не способствует стабильности системы. Напротив, в этих условиях внутри власти начинаются конфликты, теряется способность действовать и в обществе укореняется ощущение, что для изменения этой ситуации необходимо фундаментальное потрясение.

Политический паралич всегда порождает надежду на приход некого «спасителя» извне, который все перевернет, не считаясь ни с кем. Кризис, связанный с безудержным ростом цен на жилье, горючее, продовольствие, бьет прежде всего по социально слабым слоям населения. Это создает ощущение глубокого разрыва между элитами и малоимущими, между так называемыми первым и вторым Израилем. Присутствие в правящей коалиции арабской партии пробуждает к жизни всех чертей расизма, которые пытаются удушить намечающиеся общественные изменения в самом зародыше.

В ближайших выборах, которые состоятся в этом году или в начале следующего, примет участие Биньямин Нетаниягу. «Ликуд» будет сильным, могучим и непоколебимым. Этого должно хватить для возвращения к власти, а может быть, и нет.

После ухода Нетаниягу мы увидим другой правый лагерь. Более радикальный, еще более непримиримый. После США, Великобритании, Венгрии и Франции настал наш черед.

Хаим Левинсон, «ХаАрец», Б.Е. Фото: Охад Цвигенберг⊥