Главный » Безопасность » После ликвидации Сулемайни: четыре критических вопроса
Фото: Thaier Al Sudani, Reuters

После ликвидации Сулемайни: четыре критических вопроса

Соединенные Штаты уничтожили важнейший символ иранской мощи и его самый эффективный инструмент в регионе. Его потеря для иранского режима, особенно для верховного лидера Али Хаменеи, является сокрушительным ударом, а на оперативном и разведывательном уровне - решительным ходом администрации Трампа, смешавшим все карты в ближневосточной игре.

У Ирана не будет иного выбора, кроме как нанести ответный удар возмездия по Соединенным Штатам и их союзникам в регионе. Судьбоносная акция администрации Трампа ставит перед ее участниками четыре критических вопроса о будущем.

Откажется ли Иран от стратегии сдержанности?

С тех пор, как в конце 80-х годов Иран оказался в унизительном положении после кровопролитной войны с Ираком, иранское руководство приняло решение воздерживаться от прямого столкновения с противниками, развивая вместо этого искусство ассиметричных ответов и борьбы с помощью подконтрольных ему прокси-сил.

Признание того, что Ирану не хватает мощи и ресурсов для ведения широкомасштабной войны, было главным составляющим гибкой стратегии Сулеймани. Теперь его отсутствие и гнев в связи с его убийством могут повлиять на стратегию Ирана.

У Тегерана есть ряд целей для нанесения ответного удара. Силы США в регионе, нефтяные танкеры в Персидском заливе, главные союзники Америки - саудиты и Израиль. Нанесет ли теперь Иран удар, используя силы йеменских хуситов и "Хизбаллы"? Или, чтобы отомстить за Сулеймани, нужно, чтобы контратаку возглавили силы его КСИР?

Каким бы ни был ответ, Иран должен быть в состоянии сдержать эскалацию, чтобы предотвратить распространение конфликта на свою территорию.

Как потеря Сулеймани повлияет на мощь Ирана?

Сулеймани не случайно оставался командиром спецназа «Аль-Кудс» в течение 22 лет и даже упоминался, как возможный наследник верховного лидера. Никто не мог держать в руках все нити изменчивой региональной игры сил и манипулировать ими так искусно, как он.

Генерал сыграл ключевую роль в дестабилизации Ирака после американского вторжения. Он превратил "Хизбаллу" из ополчения в армию и главную силу в Ливане. К его величайшему достижению также относится спасение режима Башара Асада.

Без Сулеймани, который возглавил бы ответную кампанию, Иран на этот раз может радикально изменить свою реакцию и повести дело к тотальной войне. Но если его первая реакция будет осторожной, есть надежда, что без прежнего лидера экспансионистской политики Тегеран может начать ограничивать свои региональные аппетиты.

Чего пытался достичь Трамп?

После года неопределенности на иранском фронте Трамп призвал к встрече на высшем уровне с Рухани и получил отказ. Он не отреагировал на удары по судам в Персидском заливе, на потерю американского беспилотника и на ракеты, выпущенные по саудовским нефтяным установкам. Он чуть было не вывел войска из Сирии. Но теперь внезапно развернулся на 180 градусов и перешел к мощным авиаударам по проиранской шиитской милиции в Ираке, немедленному развертыванию войск и ликвидации Сулеймани.

Причиной авиаударов якобы стала гибель американского гражданина в результате действий проиранских ополченцев, а убийство иранского генерала было частью более широкого плана по предотвращению дальнейших атак на американский персонал.

И все же убийство такой фигуры, как генерал Сулеймани, является стратегическим шагом. Была ли у Трампа действительно более широкая цель или просто возникло искушение использовать возможность убить человека такого масштаба?

Возможно, что Трамп отдал приказ импульсивно, а возможно,  надеясь, что это может повысить его шансы в год президентских выборов.

Есть ли вообще стратегический план у кого-нибудь в администрации президента?

Четыре месяца назад у Трампа была команда антииранских ястребов в Совете национальной безопасности. Но его советник по национальной безопасности Джон Болтон ушел, а Трамп публично отверг его идеи о смене режима в Иране.

Это могло бы расцениваться, как позитивное направление, но вследствие разногласий между членами Совета по национальной безопасности и высшим эшелоном в госдепартаменте в окружении Трампа вместо профессионального штаба консультантов сегодня находится группа преданных ему лично сотрудников.

В распоряжении администрации США по-прежнему самые большие, самые профессиональные и наиболее оснащенные вооруженные силы и лучшее разведывательное сообщество, но никто не отвечает за стратегическое мышление.

В результате допущенного просчета Трамп может ввязаться в войну с Ираном без стратегического плана. Но даже если он не рискнет пойти на крупный вооруженный конфликт, а откажется от эскалации в нынешних условиях, это тоже может нанести ущерб образу Америки.

США в тысячу раз могущественнее Ирана, но после революции 1979 года он проявил себя более чем способным игроком, использующим каждый момент нерешительности, каждое неправильное решение, любой временный вакуум, создаваемые администрациями США.

И сегодня мир вступает в неизведанные воды, которые могут увлечь в непредсказуемом направлении. Тщеславный президент в Белом доме и иранское руководство, потерявшее одного из своих самых способных лидеров, оказались на грани войны.

 Аншель Пфеффер, «ХаАрец», В.П. Фото: Thaier Al Sudani, Reuters

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend