Thursday 28.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    «После кризиса нас ждет социально-экономическая напряженность»

    Профессор Лео Лейдерман из Тель-Авивского университета, главный экономический советник банка «Хапоалим», дал обстоятельное интервью Талю Каспину и Йонатану Киршенбауму – ведущим журналистам сайта «Давар ха-овдим б'Эрец Исраэль». Как считает профессор, будущее после «короны» представляется далеко не радужным, нас ожидают социально-экономические потрясения.


    «Главная общенациональная задача в этом году – вернуть безработных на рынок труда, – отмечает Лейдерман, – однако рабочие места вовсе не ждут тех, кто отправился на безработицу год назад». Он добавляет, что из-за кризиса многие работодатели модернизировали производства, вводя новые технологии и минимизируя персонал. В результате людям нужно переучиваться, чтобы зарабатывать: к примеру, потеряв возможность заниматься канцелярской работой, перейти на маркетинг.

    Что же предлагает профессор?

    Для начала удовлетворить потребность в национальном проекте, который, учитывая складывающуюся ситуацию, направит усилия на координацию университетов, технических школ, на обучение и установление постоянного диалога с работодателями и работниками.


    Правительство должно взять на себя реализацию этого проекта, а не думать, что рынок сделает свое дело. Как утверждает Лейдерман, мир после эпидемии изменился, и важность государственного вмешательства в экономику несоизмеримо выросла, намного больше, чем предполагалось: «Правительству придется вкладывать дополнительные средства в создание инфраструктуры, обеспечивающей межотраслевую мобильность, добиваться профессиональной переподготовки на высоком уровне, на базе самого тесного сотрудничества между правительством, бизнес-сектором и системой образования».

    Что же касается последствий кризиса, то, по мнению профессора, Израиль оказался где-то посредине между Испанией и Италией, где высок уровень безработицы, и такими странами Азии, как Китай или Тайвань, хотя имеющийся потенциал по устранению последствий использован далеко не полностью. Далеко не все эксперты были задействованы, далеко не все программы реализованы, и это, в свою очередь, отразилось и на рынке труда.

    Но более всего профессора Лейдермана беспокоят молодые безработные, которые, едва приступив к работе, вынуждены были ее оставить.

    «Если анализировать ситуацию в сфере занятости, для нее самый большой  социально-экономический риск – это пролонгированная безработица, – подчеркивает Лейдерман. – И вряд ли нам удастся вернуться к докризисным условиям и выйти на уровень занятости января 2020 года. Кроме того, следует помнить, что многие из уволенных – молодые люди, еще не набравшиеся достаточного профессионального опыта. Это – неопытные молодые люди, для которых потеря работы чревата затяжной травмой. Во всяком случае, опыт таких стран, как Испания и Италия, показывает, что ущерб, нанесенный молодежи, которая в течение нескольких лет не могла интегрироваться на рынке труда – огромен. Вот почему 2021 год будет ознаменован попыткой предотвратить тяжелый кризис, вызванный безработицей».

    На сегодняшний день, как считает Лейдерман, главная проблема Израиля – нехватка работников, в том числе высококлассных специалистов, причем, в любой сфере.

    Следует ли отнести это обстоятельство к введенной во время эпидемии политике отпусков за счет государства? Профессор думает, что эта политика была необходима с социо-экономической точки зрения в первое время, когда кризис проходил свою первую фазу. Сегодня, к сожалению, многие предпочитают получать пособие по безработице в размере 7-8 тысяч шекелей, полдня работать «по-черному», отказываясь от прежней заработной платы, с которой еще надо было платить налоги.


    «Мы оказались в ловушке. С этого момента и до выборов мало что изменится, а после выборов потребуется время, чтобы хоть что-то изменить, – сокрушается профессор. – Но если все-таки новое правительство окажется готовым к переменам, первоочередная задача – стабилизация экономики – может быть решена в сжатые сроки. Для того, чтобы работодатели проявили гибкость, могут потребоваться стимулы. Если нам удастся создать такую ​​модель, которая будет поощрять возвращение на рабочие места, способствовать снижению заболеваемости и быстрой иммунизации, Израиль может стать одной из ведущих стран в 2021 году».

    Но для того, чтобы это произошло, необходимо также уделить самое пристальное внимание развитию малого и среднего бизнеса – основного поставщика рабочих мест. Кроме того, важно озаботиться и социальной компонентой, сократить усугубившийся за время кризиса разрыв между богатыми и бедными. В противном случае, как полагает профессор, нас ждет атмосфера социально-экономической напряженности, сопровождаемая политическими потрясениями.

    Стабилизация экономики зависит напрямую и от политической стабильности. И здесь возрастает, как никогда, роль государства, которое должно планировать свое вмешательство, используя систему противовесов и стимулов. Безусловно, подобное вмешательство потребует жертв, и раздаются все чаще и чаще голоса, что речь, скорее всего, идет об инфляции.


    «Дело в том, что макроэкономистам непонятно, что именно способствовало снижению инфляции за последние 10-15 лет, поэтому трудно сказать, как новая ситуация повлияет на инфляцию, – поясняет профессор. – После финансового кризиса 2008 года мы живем в мире нулевых процентных ставок и огромных денежных потоков. Предполагалось, что это приведет к значительной инфляции, но это не так. В 2019 году в мировой экономике была полная занятость. Нам трудно понять это явление, а следовательно, и строить какие-либо прогнозы».

    Лейдерман резко критикует поведение центральных банков: «Конечно, у меня нет никакой возможности доказать это, но, на мой взгляд, они вовремя не отказались от низких процентных ставок. Иногда пациента следует медленно, постепенно отключать от инфузии».

    По мнению профессора, центробанкам в самое ближайшее время придется столкнуться с весьма непростой дилеммой: если все же инфляция вернется, придется повышать процентные ставки, что может подорвать стабильность на рынке капитала.

    «В последнее время рынок занервничал из-за ожиданий инфляции. Пока она нулевая, беспокоиться не о чем. Но в случае, если ситуация изменится, может возникнуть паника, тем более на данный момент у центробанков нет особого плана, как с этой проблемой справиться. Не думаю, правда, что проблема уже замаячила на горизонте, рецессия должна пойти на убыль. Но не следует забывать об эффекте черного лебедя», – подытоживает Лейдерман.

    Напомним, что «черный лебедь» – это термин, который описывает трудно прогнозируемые и редкие события с далеко идущими последствиями, по одноименной книге Нассима Талеба.

    Марк Котлярский, по материалам «Давар ха-овдим б'Эрец Исраэль». Фотоиллюстрация: Мегед Гозани˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend