Saturday 23.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Francisco Seco
    AP Photo/Francisco Seco

    После «Брекзита» и «короны»: сможет ли Евросоюз оправиться от кризиса?

    С постепенным выходом из корона-кризиса, сменой президента США и приближающимися выборами в нескольких ключевых странах Евросоюза он должен вернуться к решению проблем, которые разрушали его изнутри на протяжении последних лет. Какие вызовы стоят перед ЕС в 2021 году, и сможет ли он с ними справиться? Об этом пишет аналитик CNN


    В какой-то степени кризисы 2020 года замаскировали отсутствие единства в ЕС. Несмотря на все амбиции Брюсселя по большей интеграции и превращению блока в самостоятельную глобальную силу, он сталкивается с противодействием по различным вопросам, начиная от внутренней приверженности верховенству закона и кончая скоординированной стратегией взаимодействия с Китаем.

    Верховенство закона

    После нескольких месяцев болезненных переговоров государства-члены блока согласовали как долгосрочный бюджет, так и пакет мер по восстановлению после пандемии на общую сумму почти 2 триллиона долларов. Страны, наиболее пострадавшие от пандемии, отчаянно нуждаются в этих средствах.


    Однако два государства-члена потратили значительную часть 2020 года, возражая против выделения этих средств: Венгрия и Польша. Правительства Виктора Орбана и Матеуша Моравецкого возражали против привязки средств к соблюдению верховенства закона, что неудивительно, поскольку оба эти государства подозреваются в серьезных нарушениях – от подавления критики правительства до подрыва независимости судебной системы.

    Непримиримость Польши и Венгрии вынудила Брюссель пойти на компромисс, что может быть истолковано, как предательство ЕС одного из ключевых его принципов. По мнению Якуба Ярачевского, юриста компании Democracy Reporting International, это может привести к дальнейшей эрозии закона во всем блоке.

    «Если более чем одна нация ограничивает свободы и подрывает судебную систему, вы неизбежно обнаружите, что эти государства поддерживают друг друга на уровне ЕС, ставя под сомнения сами основы объединения», – сказал он.

    Несколько влиятельных голосов в Брюсселе ранее предлагали утвердить фонды восстановления экономики без Венгрии и Польши в составе 25 стран, а не 27. Однако такой подход мог бы вызвать еще одну острую дискуссию в ЕС: насколько объединенным должен быть Союз?

    Рост популизма

    Популистское движение в Великобритании привело к «Брекзиту», но евроскептики в других странах хотят не столько покинуть союз, сколько подстроить его под себя. 


    «Ясно, что наш электорат в настоящее время не стремится к выходу из ЕС, поэтому вместо этого мы сосредоточены на том, чтобы создать достаточно поддержки евроскептического подхода, чтобы увести ЕС от надвигающейся катастрофы все более тесного единства», – цитирует CNN Гуннара Бека, члена Европейского парламента от ультраправой партии «Альтернатива для Германии» (AfD).

    Бек считает, что европейское евроскептическое движение имеет потенциал для роста, даже если после «Брекзита» и Трампа будет восстановлена относительная нормальность.

    «ЕС находится в постоянном кризисе с 2010 года и не решил ни одной из проблем, будь то кризис еврозоны, миграционный кризис или нынешний кризис COVID», – говорит он.


    Эта идея может окрепнуть после выборов, которые состоятся в ближайшее время в нескольких странах-участниках, в том числе в Германии и Нидерландах. В обеих странах есть сильные евроскептические популистские движения. AfD – официальная оппозиция в Германии, а в Нидерландах Герт Вилдерс – человек, которого часто называют голландским Трампом – будет защищать свою позицию лидера крупнейшей оппозиционной партии.

    Еврофилы опасаются не того, что эти крайние партии придут к власти, а того, что они напугают умеренных правящих политиков до такой степени, что в конечном итоге они позаимствуют риторику популистов. Именно это произошло в Великобритании, когда Найджел Фарадж усилил давление на консерваторов до такой степени, что у них не было другого выбора, кроме как объявить референдум по «Брекзиту».

    Что-то подобное уже происходит и в Нидерландах. Действующий премьер-министр Марк Рютте во время предвыборной кампании 2017 года написал открытое письмо с критикой ислама и иммиграции. В 2020 году Рютте также критиковал планы ЕС по расходам, требуя, чтобы деньги не тратились зря – необычный шаг для европейского либерала. Очевидно, этот сдвиг вправо можно объяснить опасениями, что популист Герт Вилдерс отнимет у Рютте часть голосов. 

    Эта модель повторяется во многих других странах ЕС, включая Францию, Германию, Чехию и Австрию. Популисты могут претендовать на политические победы, даже проиграв выборы. 

    «Когда популисты приходят в упадок, партии власти видят возможность получить эти голоса и контролировать правых в своих партиях. Тогда они принимают ультраправые идеи, что, в конечном итоге, проникает на уровень ЕС и меняет динамику в Брюсселе, – говорит Катрин Де Вриз, профессор политологии миланского университета Боккони.

    ЕС на международной арене 

    Еще один ключевой вопрос, который будет беспокоить Брюссель в 2021 году: где ЕС должен находиться на международной арене?

    ЕС стремится стать более самостоятельным в таких областях, как безопасность, экономика, цепочки поставок и изменение климата, а также в других вопросах. На самом деле, это неприкрытая попытка стать одной из трех крупнейших мировых сил наряду с США и Китаем.

    По словам Эрика Браттберга, директора Европейской программы Фонда Карнеги за международный мир, ЕС не хочет стать разменной монетой в перетягивании каната между Пекином и Вашингтоном. Избранный президент США Джо Байден вряд ли радикально поменяет подход своего предшественника по отношению к Китаю. Если – или когда – он потребует от своих европейских партнеров запретить китайские компании или выступить против нарушений прав человека, для ЕС это может стать трудным выбором. 

    «Многие европейские страны, особенно Германия, экспортируют огромные объемы в Китай и не захотят прекращать этот поток доходов», – добавляет Браттберг.

    Намерение ЕС выстраивать свою собственную независимую политику проявилось недавно, когда руководство блока подписало инвестиционное соглашение с Китаем, что было бы немыслимо для любого президента США.

    2020 год был очень трудным для ЕС. Благодаря всевозможным уловкам и выкручиванию рук, ему удалось преодолеть расколы на разных фронтах. В 2021 году Евросоюзу придется и дальше этим заниматься. Вопрос в том, есть ли у него политическая воля и талант, чтобы делать это, не углубляя раскол.

    Александра Аппельберг, по материалам зарубежных СМИ. AP Photo/Francisco Seco

     

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend