Фото: Цвика Исраэли, GPO

Портреты наших премьеров: 5. Ицхак Рабин

Ицхак Рабин был первым саброй, ставшим главой правительства Израиля, и первым главой правительства Израиля, ставшим жертвой политического убийства.

Родители Рабина родом из российской империи были приверженцами идей борьбы за рабочее дело. Рано скончавшаяся мать Рабина, известная среди активистов рабочего движения и бойцов «Хаганы», как «Красная Роза», успела определить сына в сельскохозяйственную школу, которую он закончил, но на дальнейшее систематическое образование у него никогда не было времени.

В восемнадцать лет Рабин вступил в ряды ПАЛЬМАХа и с тех пор почти тридцать лет вел жизнь профессионального военного, дослужившись до высшего воинского звания генерал-лейтенанта. Его второе образование было сугубо военным: незадолго до начала Синайской кампании он закончил Британский штабной колледж.

И мать Рабина, и его жена Лея были женщинами амбициозными и не сомневались в том, что Ицхак рожден для больших дел. Так оно и оказалось. И на поле боя, и на политической арене.

После блистательной военной карьеры Рабин вышел в отставку и в 1968 году был назначен израильским послом в США.  На этом посту ему предстояло стать дипломатом. Для него это означало усовершенствовать английский язык, не говорить то, что он думает, и научиться играть в теннис. Кто-то из израильских дипломатов полушутя сказал: «Рабин был крещен в Америке». Во всяком случае, в теннис он научился играть достаточно прилично, и вместе с женой встречался на корте с другими парами из вашингтонского высшего общества, и продолжал до конца дней играть с женой рядом с домом.

Рабина отличали простота и скромность. Он даже стеснялся, когда ему приходилось на людях присоединяться к исполнению партийного гимна или народных песен.

Рабин был отчаянным курильщиком и разряжал нервное напряжение коньяком, порой употребляя его в таких количествах, что профсоюзная газета «Давар» поместила обидную карикатуру: Рабин среди пустых бутылок. После чего он отказался от многолетней подписки на эту газету.

Фото: Saar Yaakov, GPO/Национальная фотоколлекция

Дипломатическая карьера стала хорошим трамплином для карьеры политической, и, вернувшись из Америки, Рабин сначала стал министром труда в правительстве Голды Меир, а через несколько месяцев сменил Голду на посту главы правительства Израиля. В первый раз он занимал этот пост с 1974-го по 1977 год.

Рабин пришел на смену целому поколению партийных деятелей – от Бен-Гуриона до Голды.

Ни вождь, ни лидер

Овеянный военной славой, он первым привнес в руководство страной огромный военный опыт. Во время Шестидневной войны Рабин был начальником генштаба. С самоуверенностью истинного сабры Рабин позже написал, что «без всяких трудностей мы могли захватить Каир, Амман и Дамаск. Но решили, что лучше обойтись без них».

В Америке Рабин так и не научился дипломатическому такту: одного из молодых руководителей своей партии он окрестил «пуделем», израильских эмигрантов – «сборищем ничтожеств», а протестовавших против его политики демонстрантов – «пропеллерами».

Первым политическим успехом правительства Рабина стало подписание при посредничестве американцев промежуточного соглашения с Египтом, по  которому израильская армия отступила из зоны Суэцкого канала.

Моше Даян сказал о Рабине: «Он все еще не созрел для поста главы правительства. Он пытается думать и работать, как американец, и до сих пор не понимает, что здесь происходит. Я тоже понимаю не все, но достаточно, чтобы знать, что у нас не Америка».

А американский писатель Сол Беллоу встретился с премьер-министром Рабиным в Иерусалиме в 1976 году и пришел к выводу, что «премьер-министр Рабин не выглядит ни вождем, ни лидером, он (…) производит впечатление смелого и искреннего человека. Совершенно очевидно, что он постоянно старается говорить разумные вещи, что не облегчает жизнь. Человек на его посту обязан казаться уравновешенным (…) Его правительство крайне неустойчиво, ему приходится иметь дело с местными стычками и конфликтами, с арабской силой и с американским давлением».

Беллоу процитировал слова Рабина: «Арабы не заинтересованы в территориальных уступках и никогда ими не удовлетворятся. Они считают, что эта земля принадлежит им, и чувствуют себя ее хозяевами (…) Поэтому нет никакого смысла делать им какие-либо предложения, говорить, что мы отдадим им ту или другую часть земли в обмен на признание Государства Израиль и мир с ним».

Уйти с поста из-за жены

Рабин был  образцом настоящего сабры, включая грубоватые манеры, хромающий иврит, смелость, порядочность и честность.

В 1977 году, после того как пресса сообщила о валютных нарушениях его жены, положившей на свой счет в вашингтонском банке 15 тысяч долларов, тогда как иметь счет в иностранном банке запрещалось, Рабин взял ответственность на себя и подал в отставку.

На фото: Ицхак Рабин изучает карту промзон Израиля во время посещения завода «Фениция» в Галилее. Фото: Ави Охайон, GPO/Национальная фотоколлекция

Ни до, ни после Рабина ни один израильский премьер не брал на себя ответственность за что бы то ни было, будь то финансовые скандалы или военно-политические просчеты. Что уж говорить об ответственности за жену цезаря, которая была выше всех подозрений только в Древнем Риме, а в сегодняшнем Израиле оказалась на скамье подсудимых.

Многие годы Рабин не менял своих жестких политических взглядов. Когда-то он высказал пожелание, чтобы весь сектор Газа «потонул в море». А с началом первой «интифады» в 1987 году, будучи министром обороны, отдал приказ армии не церемониться с палестинцами и «переломать им все кости». И наконец, знаменитая рабиновская формула гласила: «Сражаться с террором, как будто нет никаких политических переговоров, и вести политические переговоры, как будто нет никакого террора». Время для воплощения этой формулы на практике пришло в начале 90-х годов.

В 1992 году Ицхак Рабин одержал триумфальную победу на выборах и на  волне народного энтузиазма во второй раз стал главой правительства Израиля. Рабина избрали потому, что он обещал не вести никаких переговоров с ООП, не отдавать Голанских высот и ни в чем не уступать арабам. За Рабина голосовали независимо от партийной приверженности: верили в его несгибаемость старого солдата, готового на все ради обороны страны.

Всю жизнь он олицетворял собой сочетание непреклонности с прагматизмом и завоевал симпатии народа.

Сразу после объявления результатов голосования, когда выяснилось, что Рабин стал премьер-министром, он произнес речь, в которой сильнее всего звучало «Я». «Я буду решать… я буду направлять… я поведу за собой». Но не прошло и года, как оказалось, что давний соперник Шимон Перес умел направлять события лучше Рабина и повел его за собой. В результате Рабин все же согласился признать ООП, пошел на прямые переговоры с Арафатом и подписал соглашение в Осло, узаконившее создание Палестинской автономии. Хрестоматийным стал телекадр на лужайке перед Белым домом, где Ясир Арафат протягивает руку Рабину, которому понадобилось титаническое усилие воли, чтобы выжать из себя улыбку и пожать руку кровного врага.

Через год после победы Рабина на выборах опрос общественного мнения показал, что он возглавил тройку лучших израильских премьеров, куда кроме него вошли  Бегин и Бен-Гурион.

Еще через год Ицхак Рабин подписал мирный договор с королем Иордании Хусейном, который прилетел на церемонию за штурвалом собственного самолета в сопровождении почетного эскорта израильских истребителей. Задрав голову и заслонившись рукой от солнца, со счастливой мальчишеской улыбкой Рабин смотрел на королевский самолет.

В своих мемуарах бывший президент США Билл Клинтон пишет, что Ицхак Рабин, к которому он испытывал большую симпатию и даже привязанность, дал ему обязательство, попросив «держать его в кармане», отступить с Голанских высот к границам 4 июня 1967 года в обмен на гарантию мира с Израилем со стороны Сирии. Но сирийцы на это так и не пошли.

Бить Арафата со всей силой

В 1995 году война политической оппозиции против Рабина дошла до пика: на улицах разбрасывали листовки «Рабин убийца!» и «Рабин, вон из страны!». На одной из листовок он был изображен в нацистской форме. В магазинах появились банкноты, на которых было аккуратно напечатано «Убить Рабина!». Среди полученных Рабиным писем было и такое: «Всевышний тебя покарает, как покарал фараона!» А психолог-клиницист использовала свои профессиональные навыки для сочинения статьи, где говорилось, что «Рабин страдает явными  психическими расстройствами (…)  оторван от реальности (…) и напрочь лишен элементарного разума».

Эту статью Рабин прочитал.

Хорошо знавший Рабина израильский журналист написал, что, «хотя все различия между нашими левыми и правыми почти совсем стерлись, я могу заявить после многих сотен часов бесед с Рабиным, что он ни в коей мере не был левым. Более того: его тошнило от уступчивости левых (…) Говоря о левых, Рабин не стеснялся в непечатных выражениях. За месяц до убийства Рабин сказал: «Никаких уступок в Иерусалиме. Иерусалим неделим. И весь под властью Израиля. Никаких уступок в Иорданской долине (…) Не будет отступления к границам 1967 года. Будем вести бескомпромиссную войну с террором. На каждый теракт ответим десятикратным ударом».

Ави Охайон, GPO

А еще через несколько дней Рабин добавил: «Арафат – лжец. Он обещал мне, что все разногласия по поводу соглашения в Осло будут разрешаться за столом переговоров и больше не будет никаких терактов. Только на основе этого обещания я согласился на инициативу Бейлина и Переса. Соглашение в Осло – пустой клочок бумаги, если Арафат верит, что путем террора он добьется того, чего не добиться за столом переговоров. Я готов на уступки, но только не в том, что касается безопасности Израиля. Если окажется, что Арафат снова солгал, я буду бить его со всей силой, какая только есть у Государства Израиль».

Ицхак Рабин успел пойти на уступки, но не успел применить всю силу Государства Израиль: ему помешали три выстрела в спину.

Владимир Лазарис, «Детали». Фото: Цвика Исраэли, GPO/Национальная фотоколлекция


Читайте также в рубрике «Портреты наших премьеров»:

1. Давид Бен-Гурион2. Моше Шарет3. Леви Эшкол 4. Голда Мэир


500 лет еврейской истории и 25 лет поисков в израильских и зарубежных архивах легли в основу книги Владимира Лазариса «Среди чужих. Среди своих».

«Детали» публикуют избранные главы из этой, единственной в своем роде, хроникально-исторической книги. В основу статей легли и рассекреченные цензурой протоколы, и архивные материалы о самых неожиданных сторонах еврейской жизни в Диаспоре до и после Катастрофы, и множество неизвестных документов, публикуемых впервые на русском языке.

Приобрести книгу «Среди чужих. Среди своих» или другие произведения Владимира Лазариса можно, обратившись на его сайт: www.vladimirlazaris.com


тэги

Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend