Популизм – угроза израильской демократии

Популизм – угроза израильской демократии

Корректировка законов Израиля, делающая их более консервативными – часть более широкого и глобального процесса, с 2000-х годов обернувшего вспять процессы демократизации во всем мире. Речь идет о глобальном популизме. Вместо углубления демократических принципов мы наблюдаем постепенную эрозию трех основных элементов демократии: честных выборов, либеральных прав на свободу волеизъявления, и верховенства закона.

Специфические особенности как социальной среды, так и институтов власти в Израиле открывают популизму двери в израильскую политику. И дело не только в том, что в стране нет четкой конституции, и любое идеологическое движение может относительно легко менять самые основы режима. Три других причины: социальный раскол, особенности структуры власти и уровень защиты основных гражданских свобод.

Краткое введение в популизм

Популизм стал в последние годы весьма обсуждаемым явлением в СМИ, в академических кругах и в обществе. Философ Ян Вернер Мюллер считает, что внутреннюю логику популизма определяют два элемента, первый из которых – антиплюрализм. Лидеры-популисты заявляют, что «они и только они представляют народ». Для них нет соперников — только предатели или отколовшаяся элита. В основе популизма лежит четкое деление мира на «наших» и «чужих», на «мы» и «они». «Они» — элиты, инородцы, космополиты, представители либерального мира и, как правило, антинационалисты. «Мы» — подлинные представители своего народа, действующие в соответствии с простыми и естественными понятиями, преимущественно – национальными.

Второй элемент – предположение, что лидер действует исходя из требований высшей степени важности и моральной ценности, которые невозможно реализовать через обычные демократические механизмы. И его роль – реализовать эти желания, а если какие-то либерально-демократические структуры мешают ему в этом, то они должны быть устранены.

Таким образом, популист представляет себя непосредственным исполнителем народной воли, и устраняет мешающие народу рамки. Из-за этого некоторые склонны ошибочно принимать популизм за проявление демократии. Но нет, популизм – это движение, добивающееся, чтобы государство целиком действовало в интересах большинства (по принципам радикального мажоритаризма) и отвергало принципы либеральной демократии – такие, как плюрализм мнений, разделение ветвей власти и свобода волеизъявления.

От авторитарных правителей середины прошлого века современных популистов отличает лишь то, что добиваться своих целей они пытаются, действуя в установленных законом рамках. Демократии сегодня разрушают правители, избранные демократическим путем, которые злоупотребляют законами, чтобы ослаблять институты демократического строя и демократические ценности – постепенно, легально и аккуратно.

Три источника израильского популизма

В израильском социуме существование трех разломов способствует распространению популизма. Первый – между арабами и евреями. Межнациональные противоречия очень удобны для популизма, строящегося на разделении по принципу «друг» — «враг». Особенно если представителя этнического меньшинства (израильские арабы) легко идентифицировать с врагом, с которым существует конфликт (палестинские арабы и арабский мир).

Во многих странах популизм прорастал из экономической напряженности и культурологических различий, но в Израиле популистские нарративы питаемы, в основном, проблемами национальной безопасности. На фоне палестино-израильского конфликта правозащитные группы и любые лица, выступающие против военного присутствия Израиля в Иудее и Самарии, автоматически воспринимаются как «они», относящиеся к другой стороне.

Второй разлом – между ашкеназскими и восточными евреями. Этот конфликт уходит корнями в историю основания государства Израиль, и противоречия сохраняются, хотя с годами их становится меньше. А популистское деление на «мы» и «они» может проводиться не только по этническому или религиозному признаку, но и на основании социально-политического антагонизма, и по этому принципу «восточных» отделяют в группу внутри «народа», в отношении которых существует некий барьер, создающий неравенство в разных областях.

Яркий пример того, как используется этот раскол, можно увидеть в Израиле на отношении с Верховным судом. Популисты отмечают, что юридическая элита Израиля состоит в основном из ашкеназов и людей светского образа жизни. Хотя это давно уже не так, они продолжают представлять судейских как прислугу «элиты из квартала Рехавия», которая неверно или неадекватно реагирует на запросы общественности и использует силу судов, чтобы укрепить свое политическое могущество.

Третий разлом – отношения с ультраортодоксальным сектором. Согласно опросу израильского института демократии от 2021 года 72% «харедим» считают, что в формуле Израиля как «еврейского и демократического» государства демократическая составляющая сильнее, чем еврейская (среди светских граждан так думают только 9%). Ортодоксы не доверяют органам власти, и подавляющее их большинство не признает легитимности Верховного суда.

Итак, напряженность между ашкеназами и «восточными», ультраортодоксами и светскими, арабами и евреями – вот тот социальный фон, та почва, из которой произрастает популизм в Израиле. Но только этими тремя разломами потенциал его влияния на существующий режим не ограничивается. Есть еще один источник роста, и даже еще более фундаментальный: правовая система Израиля.

Устройство государственной власти

Децентрализация власти – базовый принцип для почти всех форм демократий. В разных государствах децентрализация обеспечивается разными методами. Профессор Амихай Коэн в своем исследовании определил пять таких методов:

  • — деление законодательной власти на две палаты, в сочетании с механизмами сдерживания, для ограничения власти народных избранников.
  • — президент с полномочиями исполнительной власти, избираемый отдельно от законодателей и с возможностями ограничивать парламентское законотворчество.
  • — федерализм – система разделения полномочий между центральной властью и субъектами под ней.
  • — мажоритарная/региональная избирательная система, позволяющая избранникам иметь позицию, отличную от центральной линии партии
  • — участие в международных региональных организациях, ограничивающее решения местных органов власти.

Это — пять существенных препятствий для концентрации власти, что является важной целью для власти популистов. Но среди других демократий только в Израиле не существует ни одного из этих пяти ограничений. То есть концентрация политической власти в Израиле особенно высока. Здесь кнессет, который сам по себе является центральным политическим институтом, подчинен коалиционному «ядру» — небольшой группе людей, нареченных властью и контролирующих как законотворцев, так и правительство.

Тот факт, что в Израиле существует только одно выборное учреждение, но и его контролирует узкая группа лиц, делает страну чрезвычайно уязвимой перед угрозой популистского поворота: им достаточно победить всего лишь на одних выборах в одном месте. Популизм, напомним, основан на предположении, что его лидер является истинным представителем народа. Но поскольку «народ» не единогласен, то утверждается мнение большинства, по принципу «победитель получает все». При такой концентрации власти остается единственная структура, ограничивающая власть, сконцентрированную в руках этой небольшой группы: суд.

Закон не стенка, можно и подвинуть

Почти во всех демократических странах, за исключением Великобритании и Новой Зеландии, законотворчество парламентариев формально ограничено конституциями, которые отличаются друг от друга жесткостью (насколько легко их изменять) и объемом – сколько прав они защищают. В них часто прописаны ограничения на внесение поправок, чтобы убедиться, что любое изменение отражает широкий общественный консенсус, а не отражает сиюминутного намерения политического большинства.

В Израиле не существует процедурных ограничений на внесение изменений в законы, а коалиционное «ядро» контролирует процессы законотворчества, в том числе и относящиеся к Основным законам. С 2013 года в Израиле было внесено больше поправок в Основные законы, чем за всю американскую историю, и значительная часть из них представляются временными, преследующими узкие политические интересы. Такие правки соответствуют популистскому видению законотворчества, в особенности идее инструментализма как действующей политической стратегии, направленной на стирание граней между повседневной политикой — и конституционным строительством.

Второй показатель – количество защищаемых Основным законом прав. В Израиле оно мало, по сравнению с другими демократиями: у нас их 11, тогда как в других демократических странах, в среднем, по 35. Конечно, декларирование прав в Конституции не исключает, что на практике реализация их может быть затруднена – но все же это исключает ряд вопросов из обычной политической дискуссии.

В ответ на это могут сказать, что местный «Билль о правах» оформляется у нас судами. Дескать, основные законы защищают лишь некоторые права, не отражая в полной мере текущей реальности, как это делает суд. Нам напомнят, что еще до принятия основных законов базовые права граждан защищал БАГАЦ, который своими судебными постановлениями готовит, среди прочего, базу для будущей «конституционной революции».

Но дело в том, что любое судебное толкование в будущем может быть отменено или скорректировано. Такую защиту нельзя сравнивать с защитой прав, которую обеспечивает жесткий закон. И подобная судебная защитная практика лишь подпитывает популистские лозунги, согласно которым суды, не избираемые и не представляющие общество институты, защищают ценности, не поддерживаемые этим обществом.

Израиль – удобное место для популистов

Так, мы попытались показать в этой статье, что делает Израиль удобной платформой для популистской политики, стремящейся видоизменить его законный уклад. Но что же с этим делать?

Независимо от того, считать ли популизм болезнью либеральной демократии, или одним из симптомов ее заболевания, кажется, что лекарство должно включать в себя несколько ингредиентов.

Первый, и первоочередной из них – укрепление институциональной конституционной базы, а именно – усложнение (относительное) вносить изменения в законы, создание комплексного механизма выбора и увольнения судей, а также жестких систем сдержек и противовесов – горизонтальных и вертикальных. Это станет тормозом на пути популизма, а если весь процесс еще и вести с привлечением общественности, то разные группы смогут избавиться от ощущения, что их никто не представляет. В этом свете Основной закон «О законодательстве» может оформить контуры подобного конституционного строительства.

На деле лишь в последние годы Верховный суд начал пытаться разрабатывать институциональные доктрины – например, когда он аннулировал принятый кнессетом закон о налогообложении третьей квартиры из-за нарушений, допущенных при его принятии. Также – в законе о работе супермаркетов [по субботам], когда были усилены полномочия местных властей; в вопросе о двухгодичном бюджете, когда суд защищал статус кнессета как наблюдательного органа и требовал от правительства ежегодно подавать на его учреждение один бюджет на год. И нельзя не вспомнить, как суд вмешался во внутренние дела кнессета, потребовав быстрее созвать парламентскую ассамблею для выборов спикера, согласно требованию большинства депутатов.

Во всех этих случаях суд пытался быть защитником системных основ власти, защитником принципа разделения властей и даже защитником законодательной власти перед лицом агрессии со стороны власти исполнительной.

Вторым элементом системы защиты от атак популистов могло бы стать укрепление демократических ценностей через широкие образовательные программы – поскольку осознание и принятие таких неписанных норм, как необходимость политической сдержанности и честной игры, для сохранения демократических институтов важнее, чем формальные ограничения. Защита демократии от популистских поползновений не может быть делом только суда. Понимание важности демократических ценностей и прав общества зависит, в конечном итоге, от самих людей. Уровень их культуры и образования имеет тут решающее значение.

Профессор Янив Рознай, профессор Амихай Коэн. «Либерал». Фото: Оливье Фитуси

Новости

В Израиле открывается купальный сезон: что важно знать
Из-за Китая продажи iPhone в мире резко снизились
Макрон и Камерон сделают все, чтобы уговорить Израиль не реагировать на иранскую атаку

Популярное

«Битуах леуми» досрочно выплатит пособия в апреле: подробности

Служба национального страхования в апреле  досрочно выплатит большинство социальных пособий. По случаю...

Раввин, призвавший уклоняться от армии и оскорблявший выходцев из экс-СССР, получит премию Израиля?

Поначалу это звучало как шутка: премию Израиля получит главный  сефардский раввин Израиля Ицхак Йосеф. Этот...

МНЕНИЯ