Wednesday 27.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Sebastian Scheiner
    AP Photo/Sebastian Scheiner

    Поможет ли ШАБАК в борьбе с преступностью в арабском секторе?

    На заседании специальной межминистерской комиссии был принят рабочий план, направленный на борьбу с преступностью в арабском секторе. Основные положения этого плана сформулированы заместителем министра внутренней безопасности Йоавом Сегаловичем и впервые предусматривают ряд мер с участием ЦАХАЛа и Общей службы безопасности (ШАБАК) по изъятию незаконно хранящегося оружия. Можно предположить, что трансляция в конце недели кадров из Кфар-Касема, где на полицейских напали представители частной милиции «Исламского движения» и пытались их избить, подстегнула министров не меньше, чем растущее количество убитых в уголовных разборках.


    Однако принятое решение пока не дает представления, какова будет роль ЦАХАЛа. Удивительно и то, что на обсуждение не были приглашены ни министр обороны, ни военные.

    Весьма осторожные и приблизительные оценки говорят о десятках тысяч – возможно, сотнях тысяч – единиц оружия, хранящихся в арабских населенных пунктах. Если ЦАХАЛ каким-то образом сумеет оказать помощь в сборе разведывательных данных, связанных с торговлей оружия между Западным берегом и поселками в «зеленой черте», и тем самым воспрепятствует контрабанде на «стыке» между ними, то это действительно внесет серьезный вклад в устранение существующей проблемы. Но это может происходить до тех пор, пока армия впрямую не столкнется с мирным арабским населением. Государство не заинтересовано в том, чтобы возвращаться во времена военного правления.

    Однако куда более неоднозначен и даже более деликатен вопрос, касающийся участия ШАБАКа. Дебаты на эту тему ведутся давно. Нет никаких сомнений, что эта спецслужба располагает лучшими технологическими средствами, ее следователи куда опытнее, а делегируемые ей полномочия при проведении расследований куда шире, чем у полиции. Соответственно, и уровень раскрываемости, учитывая вышесказанное, намного выше.


    У Беннета есть двойное оправдание для того, чтобы предпринять столь серьезный шаг: во-первых, ситуация в арабских населенных пунктах достигла критической отметки, грозя опасностью городам со смешанным населением и еврейским населенным пунктам. А во-вторых, в арабском секторе – в особенности среди мэров и местных советов – отчаяние перешло все границы вплоть до демонстративной поддержки ими ШАБАКа в борьбе против преступности, что год назад казалось просто-напросто невероятным.

    И при этом стоит отметить, что, как и в случае с отслеживанием мобильных телефонов в самом начале борьбы с пандемией коронавируса, само участие ШАБАКа в слежке за израильскими гражданами и их допросах, когда нет подозрений в терроризме, представляется весьма проблематичным. И вовсе не случайно, что уходящий в отставку глава «Шин-бет» Надав Аргаман категорически протестовал против любых попыток задействовать эту организацию «не по назначению». Р., его преемнику, вступающему в должность на следующей неделе, наверняка придется накануне утверждения своего назначения изложить собственную позицию по этому вопросу в беседе с Беннетом.

    Попытка задействовать ШАБАК может обернуться провалом еще и потому, что когда дело дойдет до суда, то по вполне понятным причинам этой организации придется раскрывать методы своей работы. И потому, вероятнее всего, ШАБАК будет настаивать на том, что его участие скорее должно носить «технический характер». Это включает предоставление имеющихся в его арсенале мощных технических средств, но отнюдь не включает такие меры, как административные аресты и предотвращение встречи подозреваемых с адвокатами.

    Не по мановению волшебной палочки

    Существует опасность, что правительство представит участие ШАБАКа в кампании как некую волшебную палочку, взмахнув которой можно получить тотчас желаемые результаты. Однако практически ежедневные убийства в арабском секторе говорят не только о факте хранения незаконного оружия, но и отражают глубокий кризис. А попытка некоторых арабских политиков вернуть мяч на половину поля системы безопасности и представить семьи «социально реабилитированных» палестинских коллаборационистов в качестве главной причины преступности – неубедительна.

    Арабское сообщество идет по пути ускоренной радикальной дезинтеграции, когда всем сферам правоприменения – не только попыткам справиться с вооруженными головорезами на улицах – нанесен тяжелейший урон. А государство проявляет себя в правоприменительной практике, да и то достаточно умеренно, когда речь заходит о сносе домов и сборе налогов. Робкие кампании, которые проводят арабские журналисты и общественные активисты, не оказывают ровным счетом никакого влияния на преступные кланы.


    Корни упомянутых тенденций уходят вглубь – до беспорядков, разразившихся в октябре 2000 года. После тех кровавых событий полиция просто ушла из арабских населенных пунктов и позволила преступным семьям укрепиться и заполнить вакуум. Меры, предпринятые во времена правительства Шарона против преступных группировок в еврейском секторе, никогда не предпринимали против аналогичных группировок в арабском секторе. Некоторые главы кланов бежали за границу, чтобы не подвергать свою жизнь смертельной опасности. Что вовсе не мешает им контролировать улицы, запугивать политиков и местные власти, присваивая одновременно колоссальные средства из тех миллиардов шекелей, которые правительство Нетаниягу перевело на проекты в арабских населенных пунктах.

    Фракции РААМ пока не удается добиться того, чтобы хоть как-то изменить ситуацию, а оценочные суждения руководства РААМа мало чем отличаются от позиции, занимаемой полицией: они также считают, что организованная преступность в арабском секторе – это и есть главная угроза миру и спокойствию в стране.

    Амос Харэль, «ХаАрец». М.К.˜
    На фото: демонстрация против насилия  в арабском секторе.
    AP Photo/Sebastian Scheiner


    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend