Saturday 28.05.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Хасидизм-Украина-Умань-паломники
    Фото: AP Photo/Efrem Lukatsky

    Синагога в Умани теперь служит бомбоубежищем. «Помогая украинцам, мы несем свет народам»

    Брацлавскую синагогу в украинской Умани некогда заполняли толпы молящихся. Теперь же она служит бомбоубежищем. Каждый раз, когда над городом начинает завывать сирена воздушной тревоги, в подземный комплекс микв – бассейнов для ритуального омовения – устремляются десятки украинцев.


    Умань издавна была популярным местом паломничества иудеев-ортодоксов, которые ежегодно отправляются туда на Рош ха-Шана, чтобы помолиться на месте захоронения мудреца XVIII века – рабби Нахмана из Брацлава. Но сейчас в городе почти не осталось евреев: когда более двух недель назад россияне начали обстрелы, большинство покинули город. Оставшиеся молятся и помогают беженцам, которые текут через Умань постоянным потоком, рассказывает Ирина Рыбницкая из Фонда раввина Нахмана.

    «Умань будто стоит на главной магистрали. Город в центральной части Украины, сейчас беженцы проходят через него. Ночью двигаться невозможно, так что люди идут днем, и многие приходят в синагогу, особенно когда объявляют воздушную тревогу, – объясняет она. – Мы стараемся накормить их, напоить чаем или водой, пытаемся помочь найти место, где можно переночевать».

    Хотя в Умани осталось всего около 30 евреев из числа тех, что жили в городе до начала боевых действий, в раздевалке, примыкающей к микве, часто собираются 70, а то и более человек. «Община – или то, что от нее осталось, – мобилизовалась, чтобы помогать людям независимо от их веры и национальности», – говорит Ирина Рыбницкая.


    На вопрос, почему она решила остаться в Умани, а не устремилась вместе с миллионами украинцев через западные границы Украины в безопасное место, Рыбницкая ответила: «Я не сомневалась, что мы должны оставаться здесь: помогать людям и ухаживать за могилой раввина Нахмана. По-моему, лучше не убегать. Лучше остаться и помогать людям».

    Барух Боке, брацлавский хасид из Израиля, живущий в Умани, согласен с ней. Он сказал, что «в синагоге всегда полно людей», каждый день накатывается новая волна беженцев, которым в их пути на запад нужно убежище.

    «Мы тут все помогаем беженцам», – сказал он. Как и другие оставшиеся в Умани евреи, Боке считает, что тем самым он «несет свет народам».

    Еврейская община Умани использует микву в качестве убежища с самого начала российского вторжения 24 февраля. 27 февраля Рыбницкая написала в своем «Фейсбуке», что «двери синагоги открыты для всех, кому нужна помощь», и указала адрес: улица Пушкина, 43а. Она пояснила, что синагога открыта для того, чтобы ею можно было воспользоваться как бомбоубежищем. «Тут есть вода, вы сможете согреться горячим чаем м кофе. В синагоге можно отдохнуть, а если надо, то получить первую помощь», – написала она.


    Пережившие Холокост в ловушке в Киеве

    Российские войска обстреливают крупные города, чем создали гуманитарный кризис такого масштаба, какого не было в Европе со времен Второй мировой войны. Из-за этого за последние две недели более 2 миллионов украинцев были вынуждены бежать из страны. В то же самое время десятки тысяч пожилых евреев, включая переживших Катастрофу, остались. Об этом сообщает «Джойнт» – расположенная в Нью-Йорке гуманитарная организация, которая управляет сетью центров социальной поддержки евреев на территории бывшего Советского Союза.

    До начала нынешней войны «Джойнт» оказывал услуги почти 40 тысячам пожилых и малоимущих еврейских семей в Украине, в том числе 9900 пережившим Катастрофу, сообщил пресс-секретарь этой организации Майкл Геллер. Он добавил, что «сотни пожилых людей, включая переживших Катастрофу», также были эвакуированы из страны.


    По словам Геллера, сотни работников и сотрудников «Джойнта» по уходу за престарелыми тоже остались, чтобы заботиться о своих подопечных. Один из них, 23-летний Эли Б., который попросил не публиковать его фамилию, рассказывает: «В тот момент, когда в 5 утра над моим домом пролетели первые ракеты, я понял, что останусь. Накануне войны и потом еще две ночи я не мог уснуть – из-за постоянных обстрелов и из-за того, что обдумывал, как смогу получше помочь окружающим».

    Он рассказал, что некоторые сотрудники гуманитарных организаций в Киеве поменялись клиентами, чтобы сократить поездки внутри города и не подвергать себя излишней опасности оказаться под обстрелом. Но всех опасностей не избежишь, добавил он и рассказал, что в дом одного из его подопечных попала ракета. «Это супруги, пережившие Катастрофу, а теперь и квартиру потеряли. Но хоть живы остались», – сказал он.

    Эли утверждает, что за последние две недели уже как-то привык к ужасам российских обстрелов.

    «Когда начались первые ракетные обстрелы, мне было страшно. И когда ракета разрушила дом напротив моей школы, тоже было очень страшно. Но всему приходит конец. Я больше не боюсь. У меня есть в жизни важное дело – помогать людям, спасать их. Так что голова у меня ясная».

    Сэм Сокол, «ХаАрец», М.Р. Фото: AP Photo/Efrem Lukatsky √

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    "Заповедник": сатирическое шоу

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend