Польша и Израиль не могут поделить историю войны и Катастрофы

Дебаты вокруг поездок израильских школьников в Польшу – еще одно звено в цепи споров между Польшей и Израилем, возникших в последние годы по целому ряду вопросов. Каждый раз заголовки разные, но у каждой перепалки есть общая нить: попытка поляков бороться за свое доброе имя, за «правду» о своем прошлом.


Польша ведет себя так, будто ей надоел ее негативный имидж, вынуждающий ее, по ее мнению, капитулировать перед миром, который считает ее нацией антисемитов, помогавших немцам во время Катастрофы. Варшава утверждает, что мир в целом – и Израиль в частности – почти ничего не знает о страданиях поляков во время Второй мировой войны и о тех усилиях, которые местные жители и организации предпринимали для спасения евреев. На самом деле Польша стремится по-новому прочесть свое прошлое и представить себя как нацию героев, которые храбро сражались с немцами, спасали евреев и, как и они, заплатили во время войны тяжелую цену.

Изменение подхода к прошлому началось в Польше в 2015 году, когда к власти пришла консервативная партия «Право и справедливость». Это отношение только усилилось после избрания на пост президента Анджея Дуды. Консервативная политика партии и президента по ряду вопросов воспринималась как враждебная по отношению к Израилю и еврейскому народу. В 2018 году Польша приняла закон, который грозил тюремным заключением любому, кто заявит, что польский народ был причастен к Катастрофе, или «закон о Катастрофе», как его называют в Израиле. Около года назад польский парламент принял еще один закон, который испортил отношения между двумя странами, и который осудило израильское правительство. Этот закон ограничивал возможность евреев требовать свою собственность, которая была захвачена нацистами во время Второй мировой войны, а затем отнята Советами.

Эти два закона серьезно обострили польско-израильские отношения и вызвали у израильских политиков сильный гнев. Наиболее известным из них является министр иностранных дел Яир Лапид, который в последние годы позиционирует себя как ясный, резкий и последовательный голос против польской попытки исказить память о Катастрофе и фальсифицировать историю. Он заявлял об этом на многих трибунах и не жалеет слов, когда критикует поляков, иногда пуская в ход историю своего отца, пережившего Катастрофу, Йосефа Лапида.

Премьер-министр Нафтали Беннет, в бытность свою министром просвещения в правительстве Нетаниягу, придерживался аналогичной линии. В 2018 году, в разгар дипломатического кризиса вокруг закона о Катастрофе, он объявил, что вожатые, сопровождающие поездки израильской молодежи в Польшу, будут обязаны изучить отношение польского населения к еврейскому народу во время Катастрофы.

Теперь, во время правления Беннета-Лапида, возникла еще одна проблема, которая может привести к резкому ухудшению израильско-польских отношений, при том, что в начале российского вторжения в Украину казалось, что они на подъеме. Польша утверждает, что израильские школьники во время школьных экскурсий по стране слышат только одну сторону истории и возвращаются в Израиль с негативным отношением к полякам, не узнав об их страданиях и усилиях, которые они приложили для спасения евреев.

Поляки требуют, чтобы их привлекли к составлению учебного плана для израильских подростковых программ, начиная с содержания вводной части перед поездкой и заканчивая сопровождением самих поездок. Среди прочего, они хотят, чтобы в программу были включены поляки — жертвы Второй мировой войны и посещение мест, которые подчеркивают страдания польского народа и героизм тех, кто спасал евреев, а не только посещение лагерей уничтожения, созданных на территории Польши немцами.

Израиль согласился на некоторые из этих требований, но обозначил черту, за которую он не готов переступать: просьба поляков принять участие в составлении программы и рассказать о роли польского народа в Катастрофе, а также о роли Красной Армии в победе над нацистами. Последняя тема является особенно чувствительной и недавно вновь появилась в заголовках газет в связи с войной в Украине и попыткой российского президента Путина представить свою страну сражающейся – тогда и сейчас – против «нацистов» и антисемитов. Многие детали в этой истории до сих пор отсутствуют. Общественность пока не знает, какие конкретные требования предъявила Польша относительно своего участия в составлении образовательных программ поездок.

У обеих сторон есть достойные аргументы. Израиль, со своей стороны, не может допустить, чтобы  иностранное государство навязывало его системе образования подход к Катастрофе – особенно когда некоторые граждане этой страны в свое время приложили руку к преследованию евреев. С другой стороны, можно понять разочарование Польши в связи с безуспешными попытками донести до израильтян ту тяжелую цену, которую они заплатили во Второй мировой войне, и показать им ту сторону истории, с которой они не знакомы.

Сколько израильтян, например, слышали о польских детях-неевреях, которые были похищены и отправлены в нацистскую Германию на принудительный труд, для медицинских экспериментов и «перевоспитания»? И почему в Википедии нет перевода на иврит статьи о Вольской резне в 1944 году, когда во время подавления Варшавского восстания были убиты десятки тысяч поляков; при этом израильтяне подробно изучают восстание в Варшавском гетто в 1943 году.

Перед Израилем стоят сложные вопросы. Можно ли представить израильским школьникам сложную реальность, в которой тот же самый народ, который породил гонителей евреев, также страдал от нацистов, становился их жертвами и породил героев, спасавших евреев? Учитывая, что и политики, и историки с трудом приходят к согласию относительно «правильного» прочтения этого сложного прошлого, как могут ученики средней школы справиться с этим в своем и без того загруженном сознании?

И, возможно, пришло время пересмотреть необходимость этих поездок в Польшу и заменить их, как это уже сделали некоторые школы, альтернативной израильской образовательной программой. Почему Израиль так боится того, что школьники, желающие посетить мемориальные места лагерей смерти в Польше, смогут сделать это уже будучи взрослыми, а не в рамках финансируемой государством поездки для старшеклассников?

Офер Адерет, «ХаАрец», М.Р. AP Photo/Alik Keplicz⊥

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
МНЕНИЯ