Полмиллиарда долларов без наследников: тайна Фонда Гарри Реканати

Сотни миллионов долларов в фонде в Панаме, два музея в Кейсарии – мультимиллионер, который не оставил наследников, и четыре директора, которые могут распоряжаться деньгами, «как им заблагорассудится». Будет ли исполнено завещание Гарри Реканати?

На улице Ротшильд в Кейсарии, недалеко от моря, стоят два музея, о которых мало кто слышал, хотя вход в них бесплатный – «Ралли 1» и «Ралли 2». В экспозициях музеев, построенных в испанском стиле, с просторными балконами, обширными патио и с видом на море, представлено искуство Испании и Латинской Америки.

Директор музея — Лили Цохар, которая работает в музее «Ралли 1» с момента его открытия в 1993 году и руководила созданием «Ралли 2» в 2007-м. Есть у нее еще одна профессиональная функция: Цохар — председатель Фонда Гарри Реканати. В активах фонда, находящегося в Панаме, сотни миллионов долларов; он предназначен для финансирования музеев.

Гарри Реканати, скончавшийся в декабре 2011 года — из семьи, которая основала Корпорацию IDB и израильский банк «Дисконт». Он создал свой фонд в 2000 году, и, в соответствии с уставом, деньги должны направляться на содержание музеев, основанных им в Уругвае, Чили и Испании. Важно отметить, что вход в музеи — бесплатный.

Реканати не оставил наследников, и так возникла ситуация, при которой Цохар, вместе с Шаулем Школьником, архитектором, который проектировал здания в Кесарии, и двумя женщинами — директорами музеев Реканати в Чили и Уругвае — возглавили фонд. Теоретически, они могут также изменить устав фонда и решить, что делать с этой огромной суммой денег. По словам источника, хорошо знакомого с фондом, «согласно действующему в Панаме законодательству они могут распорядиться наследством Гарри Реканати, как им заблагорассудится».

Цохар и Школьник получают зарплату из денег фонда. Дважды в год они выезжают за границу, на совещания. Деятельность музея осуществляется через некоммерческое объединение, со штатом в 19 человек. Годовой оборот — 2,8 млн. шекелей.

Цохар и Школьник утверждают, что могли бы внести изменения в деятельность фонда, вложить деньги в коммерческие проекты и назначить себе огромные зарплаты, но они не отходят от пути, намеченного Реканати – представить искусство людям. «Это нелегкая работа, но для нас важно то, что завещал Гарри Реканати. Мы действительно получаем зарплату как директора фонда, но никто из нас не разбогател».

Адвокат Моше Кешет, давний друг Реканати, который помог составить последнему завещание, говорит, что «действие фонда регулируется уставом и контролируется юристами и бухгалтерами извне, так что Школьник и Цохар, даже если захотят, ничего изменить не смогут».

Менеджер банка в 26 лет

Гарри Реканати родился в 1918 году в семье Леона Реканати, который приехал в Израиль из Салоники в 1930-х годах и основал в стране деловую империю а также банк «Дисконт». Несмотря на то, что Гарри Реканати многое в жизни успел, он мог оставить занчительно больший след в израильской экономике. В 1945-м он в возрасте 26 лет возглавил банк «Дисконт» , после смерти отца. В начале 50-х годов Гарри Реканати переехал в Женеву, где руководил семейным бизнесом, но в 1970-м рассорился со своим братом Рафаэлем и, порвав контакты с семьей, сосредоточился на своем банковском бизнесе.

Цохар, Школьник и Кешет говорят о Гарри Реканати как об «уникальном человеке». Он владел шестью языками и по-старомодному верил в то, что банки созданы для того, чтобы помогать людям, а не заниматься махинациями. О его личности говорит тот факт, что в музеях Реканати в Кейсарии вы не найдете даже киоска с сувенирами и прохладительными напитками (серьезный источник дохода для музеев), и что, согласно его указанию, его музеи не получают дотации ни от государства, ни от частных лиц.

Музей Реканати в Кейсарии. Wikipedia public domain.

Создал ли Реканати свой фонд для того, чтобы уклониться от уплаты налогов?

Покинув Израиль в середине прошлого века, Гарри Реканати сосредоточил банковская деятельность на Швейцарии, Великобритании и Южной Америке.

В 2000 году Реканати создал Фонд Гарри и Мартины Реканати. Мартина, на которой он был женат более 20 лет, скончалась в 2005. Вместе с мужем она создала огромную коллекцию произведений искусства, насчитывающую более 10 000 предметов, и основала музеи в нескольких странах мира. На настоящий момент в рамках фонда Гарри и Мартина Реканати (теперь он именуется фондом Гарри Реканати) работают две компании – финансовая корпорация Ралли и «Музеи Ралли».

Согласно уставу фонда, средства не должны направляться в страны с высокими налогами: предпочтительнее направить деньги в благотворительные организации и образовательные учреждения, освобожденные от налогов.

Сколько на настоящий момент денег в фонде Гарри Реканати и учрежденных им организациях? Согласно оценкам — от 500 до 1 миллиарда долларов, включая стоимость художественных коллекций.

Относительно того, создал ли Гарри Реканати свой фонд для того, чтобы уклониться от выплаты многомиллионных налогов, есть прямо противоположные мнения. Один из бывших сотрудников фонда, живущий в Латинской Америке, убежден, что это так: Панама считается налоговым раем. Но адвокат Кешет утверждает, что «Гарри Реканати платил налоги в каждой стране, где жил и работал. Он основал фонд ради музеев – они были его жизнью, он сам мне это говорил».

Картина Пикассо — на складе в Женеве

У Гарри Реканати не было наследников. Его единственная приемная дочь Рина Реканати умерла в 2002 году. Претензии на часть наследства со стороны его второй жены Софии Реканати, были отклонены судом, поскольку Гарри Реканати завещал все свои деньги и имущество в фонд еще прежде, чем они поженились в 2007 году.

Главный вопрос заключается в том, за счет чего пять музеев Реканати будут существовать с учетом того, что они не принимают пожертвования и не берут деньги за вход. По словам Школьника, затраты на управление пятью музеями оцениваются в 5-6 миллионов долларов в год. Доходы фонда – это проценты от вкладов за рубежом.

Это требует от руководителей фонда проявлять осторожность. Например, подлинная картина Пикассо, равно как и ряд других ценных картин, хранятся в Женеве, потому что страхование, транспортировка и охрана таких работ стоят очень дорого.

«Реканати хотел, чтобы мы продержались минимум 200 лет, — говорит Школьник. — Он сказал, что если возникнут проблемы с деньгами, мы просто продадим музеи». Цоар добавляет: «Идея в том, чтобы музеи продолжали существовать, даже когда его директоров не будет на свете».

Тем не менее, несколько лет назад она обратилась в министерство культуры с просьбой официально признать музейный комплекс. Это подразумевает некое финансирование со стороны государства, пусть и незначительное. Объяснить свой шаг Цохар отказалась.

Шуки Саде, «ХаАрец». М.Р. Фото: Моти Кимхи

На фото: Гарри Реканати


Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend