Главный » Политика » Израильская оппозиция глазами американского стратега

Израильская оппозиция глазами американского стратега

По словам Скота Годстейна, бывшего стратегического советника Барака Обамы, когда он увидел, что израильская оппозиция противопоставила Нетаниягу на последних выборах, он «схватился за голову».

Годстейн родился в еврейской семье из Охайо и начал карьеру в музыке, а потом заинтересовался политикой. Во время второй кампании Обамы отвечал за социальные сети. Во время кампании Берни Сандерса занимался дигитальной стратегией и руководил компанией, которая занималась сбором пожертвований и публикациями в соцсетях.

– В вашем резюме есть интересная строчка: вы специализируетесь в «строительстве лагерей». Насколько вы знакомы с положением в Израиле?

– Несколько лет назад у меня не было необходимой перспективы. Приходилось верить тому, что мне рассказывали бабушка с дедушкой, или «Джерузалем пост». Слава Богу, что сейчас есть Гугл-переводчик, так что я сам могу следить за событиями и понимать ситуацию. Я слежу за происходящим в Израиле, сейчас больше обычного. Я очень опасаюсь прихода ультраправых во всем мире. До недавнего времени в Америке не было роста антисемитизма, но сейчас это вызывает беспокойство.

– Вы наблюдали за последними выборами в Израиле?

– Разумеется. Вы знаете, Нетаниягу очень похож на Трампа.

– Я сказала бы, наоборот: Нетаниягу ввел этот стиль, эту риторику.

– Я называю это «хулиганством». Верно, что Трамп пришел после Биби, но он довел этот стиль до нового уровня, и теперь все хотят ему подражать. Я вырос в плохом районе и знаю, что с хулиганом не справиться, если отдавать ему деньги или свой завтрак. Это никогда не помогало в истории хулиганства в общественных школах Америки. В конце концов, кто-то должен посмотреть в глаза хулигану и дать ему по морде. Настоять на своем.

Я не слышу, чтобы такой политик, как Ганц, сказал мне, на чем он стоит. За что сражается? Что на него действует? Чем он отличается от Нетаниягу? В чем его план? Этот человек ничего не говорит. Я не знаю, как можно победить хулигана, если ты просто стоишь и смотришь, как он забирает твои деньги.

– Что насчет самой кампании? Можно ли вести чистую кампанию, когда твой соперник ведет грязную? Так было в Израиле и в 2015 году, и в 2019-м. Нетаниягу бил изо всех сил, а его противники старались быть солидно-сдержанными и проиграли.

– Это то, что будет происходить в Израиле, в Америке, во всем мире, если из года в года политики будут вести себя так же. Времена изменились, но вместо того, чтобы обдумать, как пересмотреть принципы избирательной кампании, политики пользуются теми же советниками, теми же лозунгами, задают все те же вопросы, потерявшие всякую актуальность. Ко мне часто приходят и говорят: «Я хочу такой же голубой сайт, как у Обамы». Но Обама победил не из-за того, что у него был голубой сайт.

– Но кампания это еще не все. Нужен кто-то, кто будет за ней стоять. Как можно победить, если противнику, который дубасит тебя изо всех сил, ты говоришь: «Спасибо, дальше я продолжу сам». Как можно вокруг этого построить лагерь?

– Нет сомнений, что кандидат должен быть личностью. Люди ценят лидерство. Ценят видение. «Дальше я продолжу сам» звучит, как нечто, взятое из опросов. Как будто тот, кто их проводил, сказал тебе: «Выступи с каким-нибудь лозунгом, который никого не разозлит». Ощущение, что все это не настоящее. Если ты воюешь с мерзавцем, будучи уверен, что он – мерзавец, ты будешь ему говорить спасибо? За что спасибо? Когда те же самые люди ведут те же самые кампании, никакой общественной вовлеченности не будет. Когда ты даешь хулигану силу, он только становится сильнее и хитрее.

– Трамп пришел к власти в 2016 году. Я полагаю, что избиратели, которых вы увидите в 2020 году, уже будут другими. У этого систематического отравления общественного сознания есть нарастающий вред. В нашей действительности, где это происходит уже больше десяти лет, есть понятия, которые засели в подкорке. Например, полный знак равенства между «левым» и «предателем». Так Нетаниягу ликвидировал Ганца, назвав его «левым».

– Это было умно, потому что в этом есть глубоко эмоциональная связь.

– Мы приходим к тому же: эти призывы срабатывают у правых лучше, чем у левых. В Израиле «левый» – это «предатель». В Венгрии беженец – «террорист».

– Консерваторы и популисты бомбят нас этим с утра до ночи, в этом они хороши. Националисты еще лучше. Это то, что в самом деле пугает. В то же время левые спорят из-за каких-то нюансов в политике. Когда вы позволяете только одной стороне бить по эмоциям, вы проигрываете. Вопрос в том, как мы можем использовать эмоции – страх, любовь, гнев – в свою пользу. Разве в Израиле «левый» – грязное слово? Хорошо. Мы – левые? Почему бы не встать и не сказать: эй, я – левый, и этот левый стоит на своем. Этот левый будет отвечать. Этот левый хочет лучшее образование для детей. Кому именно это может не понравиться? Левые должны научиться отвечать войной на войну, и не давать опомниться противнику, что бы он ни заявлял.

– Этого не происходит. Нетаниягу использовал самые старые трюки. Он распускает слухи: о вменяемости Ганца, о его телефоне, который взломали иранцы. Ганц ничего не смог на это ответить.

– Несколько лет назад такие истории могли размазывать в заголовках новостей несколько дней. Сегодня можно ответить в прямом эфире. Когда Клинт Иствуд высмеивал Обаму на конференции Республиканской партии, и говорил пустому стулу: «Президент здесь, с нами», что сделал Обама? Тут же отреагировал в «Твиттере», где было видно, что он сидит в своем кресле в Овальном кабинете. И все тут же кончилось, не превратившись в новость и в оргию откликов. Все закончилось в ту же минуту. Обама в своем стиле дал понять, что говорить не о чем, и незачем задавать идиотские вопросы. Иствуд сказал, что стул пустой, а я вам говорю, что я сижу на этом чертовом стуле.

Ганц – израильский генерал. Он не нуждается во мне, чтобы я сказал ему, что он должен быть инициатором, ведущим, а не ведомым. Если противник бомбит тебя слухами, ты должен быть готов. Опередить его. Сказать народу – обо мне скажут то-то и то-то. Надо создать сайт, где будут все эти слухи и люди будут над ними смеяться. В Израиле есть самые лучшие мозги, которые занимаются дигитальными проблемами по всему миру. Я просто не в состоянии понять, почему, когда дело доходит до политики, никто не думает быстро и творчески, и не убивает на корню все эти байки еще до того, как они появляются. Где немедленная реакция, которая захлопнет дверь прямо перед носом всего этого вздора? Мне говорят: «В Израиле это не получится». Почему? На последних выборах был эпизод, который меня просто потряс.

– Что же это?

– Я читаю по всему миру лекции о лживых новостях и борьбе с ними. И в один прекрасный день американские СМИ обнародовали исследование о том, что Нетаниягу использует «ботов», которых «Фэйсбук» блокировала. Это было во всех новостях, по всему миру. Где мгновенная реакция левых?

– Быстрее всех отреагировал Нетаниягу и воспользовался ошибками в исследовании, потому что там назвали «ботами» некоторых реальных людей.

– Я видел, что он сделал, и схватился за голову. Это было как в кино, когда хулиган входит в кафе и начинает орать, и буянить, и все молчат. Так что же, если Нетаниягу нашел одного реального человека, это значит, что все – чушь?

– Нет. Но это говорит, что он контролировал положение, и в ту минуту все кончилось. Это – система.

– Но Нетаниягу поймали на диком вранье.

– Это обычное дело.

– По мне это была упущенная возможность. Можно было атаковать эту историю со всех сторон. Истина была очевидна. «Фэйсбук» блокировала всех этих «ботов», а он стоял и откровенно лгал. Я бы повоевал с этой историей. Постарался бы публично его опозорить. За то, что он ведет себя, как младенец, изображая из себя жертву. Где была немедленная реакция левого лагеря, когда другая сторона все время презирает их самих, их мотивацию, их призывы? Когда я говорю «мгновенная реакция», я не имею в виду сообщение для прессы. Да что же это такое? Забыли про интернет? Соцсети называют соцсетями, потому что они заняты общественно-социальными проблемами. Я просто в шоке от того, что в Израиле политики копируют свои сообщения для СМИ и помещают их в «Твиттер», как свой текст.

У народа нет терпения на все эти призывы. Это тоже играет на руку лидерам, которые насаждают ненависть и страх. Они бьют прямо по нервам.

– Эмоции важнее правды. Специалисты по рекламе объясняют это уже десятки лет. Но политики из левого лагеря не хотят это слышать. Вместо того, чтобы ломать голову, кто подходит, а кто – нет, что годится, что – нет, задумаемся над другим: никто еще не голосовал за самого умного парня в комнате с самыми сложными аргументами.

Трамп делает, что хочет, потому что против него никто не стоит, поэтому он идет на любые крайности. Он пишет в «Твиттере» о формировании правительства в Израиле. Невозможно себе представить американского президента, который так грубо вмешивается в политику другого государства. Это беспрецедентно и это не случилось в одночасье. Это случилось потому, что никто не возражал против все новых и новых недопустимых и ненормативных шагов.

– Когда хулиган регулярно обирает других детей, он превращается из хулигана в мальчишку, которому все сами отдают деньги на завтрак. Никакой борьбы. Дети не верят, что они когда-нибудь смогут его победить. Он становится мифом.

– Отчаянье. Именно этого хочет хулиган. Чтобы другая сторона потеряла веру в победу. Чтобы вообще боялись выйти на поле. Чтобы перестали пытаться.

Каково же иное поведение? Мотивация. Самоусиление. Как добиться вовлеченности. Как завести избирателей. Я не думаю, что описанное вами отчаянье оправданно. Даже в государствах, где людей бросают в тюрьму за их убеждения, всегда есть противники режима. Нужно понять, как пробудить в людях мотивацию. Если долгие годы никто этим не занимался, как можно ожидать, что люди пробудятся именно в день выборов?

Над этим надо работать.

– Если ты не связан с людьми и ничего им не предлагаешь, с чего ты надеешься, что они тебя поддержат? Насколько я понимаю, в Израиле бывают демонстрации. Приходит много людей. Отлично. А что происходит наутро? Через день? Десятки тысяч людей вышли на демонстрацию. Как насчет того, чтобы взять несколько участников, посидеть с ними в кафе и вместе постараться понять, как сохранить момент и что они готовы сделать? Если все чувствуют отчаянье, если все чувствуют себя побежденными, откуда возьмется чувство срочности?

Его сменила апатия.

– Народ апатичен, потому что в течение лет его запугивали и связывали ему руки. Как с этим справиться? Воспитайте своих избирателей. Скажите им – вас будут запугивать. Вам будут мешать. Это то, чего они хотят достичь. И тогда в момент истины все эти попытки запугивания окажутся неэффективными.

Когда Трамп пришел к власти, он начал атаковать всех – афроамериканцев, секс-меньшинства, рабкомы. Он атаковал на всех фронтах. Такая бомбежка – именно то, чего они хотят. Мы не можем справиться с рассеянным огнем из всех орудий во всех направлениях. Мы должны понять, что в этой борьбе хороших против плохих надо объединиться, понять, как работать вместе, потому что пока этого не произойдет, плохие продолжат нас грабить. В этом смысле интернет – потрясающий инструмент.

В чем сильны левые ? Культура. Юмор. Музыка. Журналистика. Они используют это, чтобы выставить нас смехотворными и оторванными от народа либералами, но мы можем повернуть это в свою пользу.

Но прежде, чем самому бомбить смехотворных и оторванных, надо, чтобы кто-то был готов вас слушать. Когда комодский дракон кусает свою жертву, его укус смертоносен, но жертва сразу не умирает. Требуется время, чтобы яд распространился по телу. Я думаю, мы видим в Израиле похожий процесс: отрава Нетаниягу проникает все глубже и парализует одну систему за другой.

– Среди прочего я работаю с Украиной. В последние пять лет олигархи по сути дела управляли там всем государством. Число лживых новостей и массив дымовой завесы были невообразимы. Что же они сделали? Создали сайт под названием «Хватит fake news». Начали на местах, а потом люди объединились вокруг этой идеи.

Мне все время говорят, что Нетаниягу – диктатор и все его боятся. Израиль сумел справиться с намного более серьезными вызовами, чем политические проблемы либо те или иные лидеры. В любом случае это – не причина для того, чтобы не попробовать.

Почти у каждого человека в Израиле есть смартфон. Здешнее общество расколото, но оно невелико. Так легко добраться до людей. Это – не сотни миллионов людей и не сотни миллионов долларов. У вас есть один враг. Как найти творческий способ для объединения сил против него? Какое значение имеет, как называется та или иная оппозиционная партия, если цель – в их объединении, в сплочении рядов одного лагеря против другого. Израиль – не тоталитарное государство. По крайней мере, пока. Тогда начинайте ответную войну. Сегодня не составит никакого труда собрать вместе несколько умных людей и получить от них девиз, который дойдет до масс. Пока это можно будет сделать, пока здесь не отключат интернет, как сделали в Египте во время массовых демонстраций, надо пытаться победить, действуя для этого со всей силой.

Айлет Шани, «ХаАрец», Р.Р. К.В. 

Фото: Илан Асайег


Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Партнеры

  • Все новости — Cursorinfo: главные новости Израиля
  • Error
  • Error
  • Error

Гол бразильского нападающего Неймара принес "ПСЖ" победу в матче 5-го тура чемпионата Фран ...

Хамза бен Ладен был убит в ходе контртеррористической операции, сообщили в Вашингтоне. ...

Палестинские СМИ сообщают о сбитом над Газой разведывательном дроне ЦАХАЛа. ...

В Петербурге "Зенит" вне конкуренции. И кажется вне Петербурга тоже. Но окончательно все б ...

Эксперты ВОЗ оценивают ущерб от ошибочного назначения и использования лекарств в десятки миллионов е ...

RSS Error: WP HTTP Error: cURL error 6: Could not resolve host: -18836

RSS Error: WP HTTP Error: cURL error 6: Could not resolve host: -13

RSS Error: WP HTTP Error: cURL error 6: Could not resolve host: -26

Send this to a friend