Monday 23.05.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Фото: Томер Аппельбаум
    Фото: Томер Аппельбаум

    Полицию следует расформировать. А что вместо нее?

    Десять лет назад местная полиция в городке Камден, штат Нью-Джерси, была расформирована. Коррупция и взяточничество достигли апогея, разбушевалась преступность, и в Камдене решили создать новую, «общественно-ориентированную» полицию, которая лишь в крайнем случае прибегала бы к жестким мерам и вела бы диалог со всеми городскими сообществами. За последние годы преступность в этом небольшом по американским меркам городке упала на десятки процентов.


    Мораль ясна. Израильская полиция оказалась у разбитого корыта, и нет необходимости доказывать эту азбучную истину. Но есть ли что-то из всего этого – провал с очередным громким расследованием, дело о коррупции, шпионский скандал – настолько способное сотрясти основы, что окажет существенное влияние на деятельность полиции? Расследование экономического издания «Калькалист», продемонстрировавшее, что полиция использует шпионское программное обеспечение Pegasus, разработанное NSO, для взлома телефонов  гражданских лиц без решения суда, а также лживые комментарии высокопоставленных сотрудников системы по поводу проведенного расследования. Именно это должно стать тем самым «триггером».

    Как уже говорилось, Камден – небольшой город, нечто среднее между Рамле и Лодом по количеству жителей, но именно он должен стать примером для поэтапных изменений, в которых нуждается израильская полиция: от отделения к отделению, из города в город.

    Для начала функционирование полиции можно сконцентрировать в двух плоскостях – борьба с преступностью и поддержание порядка.


    Незначительные нарушения правил дорожного движения в городах, споры между соседями, легкие наркотики – любое правонарушение, наказуемое штрафом, не обязательно должно попадать под полицейский контроль. В то же время специальные подразделения будут заниматься преступлениями на сексуальной почве. Здесь требуется вдумчивый, серьезный подход, особая специализация, включая в особенности надлежащее обращение с жертвами насилия. Точно так же подразделения, в чьи обязанности будет выходить борьба с организованной преступностью, должны действовать четко и умело по армейской модели.

    Этот непростой процесс должен сопровождаться соглашениями, предусматривающими досрочный выход на пенсию, закрытие отдела по расследованию преступлений среди полицейских (МАХАШ), повышение стартовой заработной платы и многое другое. Но это, поверьте, не мною выдумано – все взято из мирового опыта.

    Нет никакого смысла надеяться на то, что в полиции вдруг ни с того, ни с сего произойдут требуемые изменения. Подобным организациям это не свойственно. И потому никого не удивило и не задело, когда генеральный инспектор полиции опроверг показания полицейских, вскрывших, как нарыв, всю гнилостную подоплеку полиции в специальном проекте телепрограммы «Цинор» – «Полицейские в масках» (13 канал).

    Те, кто по идее должен контролировать полицию, но не делают этого – слуги народа, то есть, депутаты кнессета. Предоставляемые им немногие отчеты от полиции о прослушивании телефонных разговоров, как правило, размыты и далеко не исчерпывающи. Законы, которые должны «стопорить» полицейских, когда дело доходит до слежки, давно уже окаменели и устарели. Более того, в последние годы парламент практически не принимал никаких законодательных актов, которые каким-то образом пытались бы опередить стремительно развивающиеся технологии или хотя бы догнать их. Это нередко воспринимается как нишевая проблема левых.


    Безусловно, использование передовых современных технологий очень важно, когда речь заходит о борьбе с террористическими организациями или преступными группировками. Но здесь много «серых зон», и они практически не обсуждаются, а если и обсуждаются, то спотыкаются о такой каменный аргумент как «государственная безопасность», даже тогда, когда речь вовсе не о ней. Так обстояло дело, к примеру, с решением правительства обратиться к Общей службе безопасности (ШАБАК), чтобы использовать методы сотовой слежки в целях борьбы с распространением штамма «омикрон». И если бы не горстка министров (Эли Авидар, Гидеон Саар и Ифат Шаша-Битон), это ненужное решение, возможно, не было бы отменено.

    Модель новой полиции базируется на принципе Defund the Police – сокращение бюджета, выделяемого полиции, и перечисление высвободившегося материального ресурса социальным службам. И тогда полиция, которая имеет дело с серьезными преступниками, может заниматься только ими и не отвлекаться на тех, кого и преступниками не назовешь. Будь то демонстранты с улицы Бальфур, будь то бесчисленные стычки с ультраортодоксами, запечатленные на видео и транслирующие жестокие сцены насилия. И все это происходит на глазах у нас у всех. И будет происходить до тех пор, пока не будет восстановлено общественное доверие к полиции. А пока она находится в свободном падении, и без парашюта.

    Акива Новик, «ХаАрец» М.К Фото: Томер Аппельбаум˜


    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    "Заповедник": сатирическое шоу

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend