Полиция требует себе еще больше денег. Но заслужила ли она?

Генеральный инспектор полиции Коби Шабтай требует, чтобы прибавили по тысяче шекелей к зарплатам полицейским всех рангов вплоть до руководителей участковых отделов и старших инспекторов («пакад»). Таким образом, речь идет об улучшении условий для 24 тысяч служащих полиции, это 86% ее личного состава. На такое повышение потребуется добавить к бюджету полиции 370 миллионов шекелей в год.


Шабтай настаивает при этом, что повышение нужно произвести не путем обновления цифр в новом соглашении о зарплатах в госсекторе и не за счет привязки зарплат полицейских к зарплатам кадровых военных (привязка, благодаря которой в 2019 году зарплаты полицейских выросли на тысячи шекелей). Иными словами, по требованию Шабтая, зарплаты в будущем должны быть обновлены трижды: в первый раз – в новом соглашении между Гистадрутом и минфином, подписанным для всего госсектора; во второй раз – в результате обновления зарплат служащих ЦАХАЛа; в третий раз – за счет еще одной прибавки, которая сейчас и обсуждается.

Требование генинспектора было воспринято с удивлением, потому что полиция и так уже является одной из самых высокооплачиваемых структур госсектора. И привлекать персонал в нее легче, потому что от соискателя не требуется ни опыта, ни наличия академической степени в образовании.

За период с 2015 по 2020 год средняя зарплата в полиции выросла на 20% и сегодня составляется 19 106 шекелей в месяц. И это не считая исключительных для госсектора льгот, среди которых возмещение затрат на телефонную связь, автомобиль, питание в рабочее время, есть льготные баллы за спорт и др. Помимо этого полицейские могут выйти на пенсию раньше других – в 56-57 лет, а средняя пенсия у них составляет в месяц от 15 тысяч шекелей для старших инспекторов до 18,5 тысячи для офицеров. Гарантию этого полицейским дают их пенсионные фонды – в размере 4,8-5,8 миллиона шекелей у каждого, они в 3-3,5 раза больше средних по стране.

Требования Шабтая удивляют еще и потому, что уже сейчас затраты на сотрудников поглощают 80% бюджета полиции. Согласно отчету уполномоченного по заработной плате, удельный вес зарплат в этой структуре подскочил за период с 2015 по 2022 год не менее чем на 47%! Эти расходы уже требуют 11,6 миллиарда шекелей в год, что не позволяет полиции инвестировать в модернизацию оборудования и технологическое развитие.

По данным из отчета уполномоченного, зарплаты полицейских в Израиле в 1,65 раза выше средних по стране, тогда как, например, в Германии, Британии и Новой Зеландии они выше только в 1,3 раза, а в некоторых странах – даже меньше средних.

Тикающая бомба

Несмотря на все это, Шабтай настаивал на увеличении зарплат, а когда его требование отвергли, заявил в ответ, что замораживает реализацию плана повышения эффективности работы, который был согласован в сентябре прошлого года с министерствами финансов и внутренней безопасности.

Девять месяцев прошло с той ночи, когда генеральный инспектор полиции Коби Шабтай и верховный комиссар Управления тюрем (ШАБАС) Кэти Пери подписали соглашение о зарплатах в своих структурах. То соглашение было призвано демонтировать бюджетную бомбу, на которой сидят и полиция, и ШАБАС, и открыть им дорогу в XXI век. Смысл соглашения заключался в том, что оно отменяло автоматическую индексацию зарплат, что увеличивало сверх меры расходные статьи этих организаций и за десять лет удваивало их бюджеты. Шабтай и Пери впервые договорились о максимальной планке зарплаты, возможностях выхода на пенсию, ранговой иерархии. В обмен на это каждый сэкономленный таким образом шекель должен был пойти на модернизацию и технологическое развитие этих архаичных служб.

Но ни полицейским, ни тюремщикам это соглашение не понравилось. В полиции окрепла оппозиция инспектору, пришедшему из МАГАВа. Им нравилось бесконечное умножение высоких чинов и повышение оплаты по выслуге лет без связи с результатами работы. И конечно, всех устраивала практика «нулевых увольнений», когда низкая эффективность перекрывалась простым увеличением числа сотрудников. Так что, когда полиции прописали «бюджетный фитнес», позиции самого Шабтая внутри организации ослабли. Особенно после трагедии на горе Мирон. В руководстве началось брожение, так что вскоре у генерального инспектора возникла идея купить себе тишину, погасить этот костер дополнительными бюджетными деньгами.

«Вследствие кризиса занятости, охватившего государственные структуры, включая полицию, а также в свете увольнений и продолжающейся нехватки кадров, я принял решение на данном этапе заморозить деятельность комиссий и слушания по прекращению службы», – говорится в заявлении Шабтая. Иными словами, полиция отказалась от взятых на себя обязательств каждые пять лет увольнять 10% сотрудников, нанятых пять лет назад, чтобы не позволить наименее успешным продолжать подниматься по служебной лестнице. Теперь этот процесс «заморожен, вплоть до переговоров с минфином», сказано в заявлении Шабтая.

Аналогичный механизм избавления от избыточной рабочей силы действует и в Армии обороны Израиля с 2015 года. Но израильская полиция долго от него отказывалась – вплоть до подписания соглашения в прошлом году. Ожидалось, что в 2022 году полиция расстанется с 9% сотрудников, нанятыми в 2017-м. Но полиция указывает на высокий уровень отсева молодежи и резкий скачок выхода на пенсию: ожидается, что до конца 2022 года службу и так покинут более тысячи полицейских, и просит пересмотреть механизм, хотя он изначально предусматривает перерасчет в случае избыточного выхода на пенсию.

В любом случае мысль, что дополнительная тысяча шекелей к зарплате убедит начинающего полицейского не увольняться, сомнительна. Ведь и сегодня они даже в низких званиях получают много больше, чем в других отраслях. 25-летние полицейские зарабатывают 11 тысяч брутто, а получающих 8 тысяч в месяц – считанные сотни из числа тех, кто занят на офисных работах и не имеет академических степеней.

Министерство финансов отреагировало: «Из объявления генерального инспектора следует, что полиция Израиля открыто отказывается от соглашений и принимает решение, которые ухудшают его возможности повышать качество персонала». Здесь выразили надежду на то, что в полиции пересмотрят свое решение и продолжат выполнять обязательства в рамках ранее принятого соглашения.

 Ави Бар-Эли, TheMarker. √ Фото: полиция Израиля