Главный » Общество » Закон » Миннесота в огне: может ли в Израиле случиться то, что в Америке?
Фото: Carlos Barria, Reuters

Миннесота в огне: может ли в Израиле случиться то, что в Америке?

В США не утихают многотысячные акции протеста против полицейского произвола. Протесты, первоначально разгоревшиеся в Миннесоте, перекинулись и на другие штаты, а изначально мирные в большинстве своем демонстрации переросли в хаос. Бунтари разбивают витрины магазинов и поджигают полицейские машины, десятки людей получили ранения, около полутора тысяч уже арестованы. Более чем в двадцати городах введен комендантский час, а в некоторых частях страны на помощь местным силам правопорядка направлены солдаты Национальной гвардии.

Израиль на днях пережил свое проявление полицейского насилия. У Львиных ворот Старого города Иерусалима был убит 32-летний Ийяд аль-Халак, житель Восточного Иерусалима, у которого диагностирован аутизм. Полицейские заподозрили, что он может быть вооружен, попытались остановить его и, когда аль-Халак стал убегать, один из стражей порядка его застрелил.

Имя того, из-за кого вспыхнула Америка - Джордж Флойд, афроамериканец. Его заподозрили в том, что он расплатился фальшивой 20-долларовой купюрой. Свидетели засняли на видео, как один из вызванных на место происшествия полицейских на протяжении девяти минут прижимал коленом шею Флойда, когда тот хрипел: “Я не могу дышать”. Это удушение и стало причиной смерти.

Смерть Джорджа Флойда — далеко не первый случай непропорционального применения силы полицией к афроамериканцам. В 2014 году от удушения офицером полиции, который применил запрещенный болевой прием, скончался Эрик Гарнер — его заподозрили в нелегальной продаже сигарет. 17-летний Трэйвон Мартин был застрелен, когда офицеру полиции показалось, что подросток мог украсть что-то из магазина. И это лишь самые резонансные из случаев полицейского насилия в отношении темнокожих, положившие начало массовому движению Black Lives Matter (англ. “Жизни черных — важны”).

В отличие от США, в Израиле гибель Ийяда аль-Халака не вызвала массового возмущения. Всего около 200 человек провели демонстрацию против полицейского насилия и расизма в Тель-Авиве, несколько десятков человек — в Иерусалиме. По мнению адвоката Игоря Глидера, который  много лет занимается вопросами полицейского произвола, убийство Ийяда аль-Халака слишком неоднозначно, чтобы вызвать волну протестов.

“Что там произошло — никто пока не знает. Вроде как сначала этот араб прошел мимо полицейских, один из них что-то заподозрил и стал кричать “Террорист! Террорист!”, а он стал убегать, и пробежал мимо пограничников. Они услышали эти крики, не знали, что он сделал, но знали, что их коллеги их предупредили криком “Террорист!”. Поэтому они к этому бегущему человеку отнеслись с подозрением. И выстрелили. Правильно они поступили или нет - мы этого пока не знаем.

Но бывают и более однозначные ситуации - когда расстреливали людей, не представляющих опасности. Например, история, которая произошла в Кфар Кана в 2014 году. 22-летний араб подошел [c ножом] к микроавтобусу, внутри которого сидели бойцы полицейского спецназа. Потом он развернулся и пошел обратно. Полицейские в спецобмундировании вышли и просто выстрелили ему в спину с расстояния 10 метров, когда он не представлял никакой опасности. Они не понесли никакого наказания”.

Бригадный генерал израильской полиции (в отставке) Аарон Таль считает, что у полицейских, несущих пост у Львиных ворот, не было другого выбора. “Это сейчас мы знаем, что он аутист. Такие происшествия занимают доли секунды. Полицейские должны были отреагировать, у них не было просить у него справку о состоянии здоровья.

Вспомните, что случилось в Рош ха-Айн, когда душевнобольной погнался за полицейским с ножом и даже ранил его! И только тогда офицер его застрелил. Часто говорят — но ведь можно же было стрелять по ногам. Сказки! Короткоствольное оружие не позволяет так точно прицелится. Ты стреляешь туда, куда попадешь. Стрелять по ногам — это хорошо в ковбойских фильмах, и больше нигде”.

Есть ли в Израиле полицейское насилие? Игорь Глидер уверен, что да. “Полицейского насилия у нас слишком много, и никто его не останавливает. Но протесты случаются крайне редко, в отличие от США. В последний раз это были протесты эфиопской общины после убийства в 2019 году Соломона Теки, а до этого, может быть — октябрь 2000, когда арабские жители Израиля устроили массовые беспорядки. Но народных волнений у нас гораздо меньше”.

Аарон Таль считает, что беспорядки, подобные американским, хотя и в значительно меньшем масштабе, регулярно случаются в Яффо. Однако стычки с полицией и аресты — это лишь повод для начала погромов, истинная же их причина — в противоборстве кланов. “В Яффо это происходит постоянно: сжигают машины, бьют витрины. Арест или столкновение с полицией действует, как зажженная спичка, брошенная в бочку с бензином. Но в корне проблемы — счеты, которые сводят друг с другом противоборствующие группы. И все заканчивается грабежом магазинов и ограблением людей, которые к этим разборкам никакого отношения не имеют. Такое происходит последние 30-40 лет, последний случай был не так давно —  в самом начале корона-кризиса. Всегда можно найти повод побушевать. Впрочем, такое происходит не только у нас”.

По словам Аарона Таля, расизм не являлся причиной и эфиопских протестов, прошедших в прошлом году после убийства полицейским 19-летнего Соломона Таки. “То, что случилось после убийства того молодого человека, было их попыткой скопировать другие, успешные, по им мнению, протесты — и американские, и более ранние израильские, например, движение “Черных пантер”. Это не имело никакого отношения к убийству, а было выражением проблем общины, которая чувствует себя ущемленной и связывает это с цветом кожи. Конечно, эфиопская община и в самом деле одна из самых слабых в Израиле по социально-экономическим показателям. Но всегда удобно сказать: мой цвет кожи другой, поэтому ко мне относятся иначе. В социальное развитие, в том числе выходцев из Эфиопии, Израиль вкладывает огромные деньги и усилия. Но эти изменения не могут быть техническими, они должны стать органическими, исходить и из самой общины. Уже сейчас мы видим все больше и больше  представителей этой общины и в полиции, включая офицеров, и в армии". 

Игорь Глидер тоже считает, что расизм - не причина полицейского насилия в Израиле. “У нас полиция одинаково относится и к арабам, и к эфиопам, и к русским, и ко всем остальным. Полицейское насилие здесь не случайность, а рабочий инструмент: показания выжимают, людей запугивают, заставляют признаваться. Это гораздо проще, чем вести расследование и собирать улики. Причем речь идет не о вопросах национальной безопасности, которой занимается армия, а об уголовных делах против граждан Израиля.

На протяжении многих лет МАХАШ (отдел внутренних расследований минюста), в принципе, скрывал количество жалоб, которые получал. Посылали госконтролеру, кнессету и комиссиям заведомо ложные цифры — и потом в этом признались. В последнем отчете прокуратуры, за 2019 год, вы тоже этой информации не найдете. По моим данным, на самом деле в МАХАШ поступает от 2 до 2,5 тысяч жалоб в год. Но 60 процентов из них вообще не рассматривается, а из 40 оставшихся процентов — только 2 процента дел доходят до суда. В 2019 году ни одно обжалование решения не выдвигать обвинения против полицейских не было принято.

Если у нас 2,5 тысячи жалоб в год, каждая жалоба включает двух, а то и троих полицейских, которые участвуют в правонарушении: например, один ударил, а второй закрыл на это глаза и не подал об этом отчет. 2,5 умножаем на 2 — это 5 тысяч полицейских под подозрением в год, а у нас всего в полиции служит 35 тысяч человек. Таков объем проблемы... Главный вопрос — почему власти ничего не делают, почему попустительствуют? Хотят ли они повторения того, что происходит в Америке? Или уверены, что у нас этого не произойдет? Что-то нужно делать и с полицией, и с министерством юстиции, которое свою надзорную функцию в этом вопросе не выполняет".

Александра Аппельбаум, "Детали". Фото: Carlos Barria, Reuters

тэги
 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend