Политика Трампа: порядок из хаоса

Многие критикуют внешнюю политику президента Трампа как хаотичную, но на самом деле она основана на вполне прагматичном подходе. Он связан с именем видного политолога Джереми Уолдрона, который подчеркивает значение принципа изменяющихся обстоятельств при решении международных конфликтов. На это указывает д-р Рафаэль Бучник-Хен из Центра стратегических исследований «Бегин-Садат».

Критики Трампа утверждают, что администрация проводит стратегию, которая дезавуирует США в роли глобального лидера, в то же время отдаляя их от потенциальных союзников и партнеров. Однако внешнеполитические результаты политики Трампа говорят об обратном. Он успешно разрешил несколько застарелых кризисов, частично исторического характера, а частично спровоцированных политикой Обамы. Северокорейский лидер Ким Чен Ын прекратил запуск ракет. Американские союзники по НАТО наконец начинают выполнять свои обязательства по увеличению расходов на оборону до уровня 2% от ВВП. Мексика близка к заключению соглашения по реформе НАФТА (североамериканское соглашение о свободной торговле). США не втянулись непосредственно в очередную серию конфликтов в арабском мире, а их посольство переехало в Иерусалим без того, чтобы это спровоцировало очередную интифаду.

Ключ к пониманию достижений внешней политики Трампа заключается в приверженности его определенному политическому подходу. Хотя члены его администрации меняются довольно часто, но сам внешнеполитический курс администрации остается неизменным. Как полагают эксперты, он базируется на подходе вышеупомянутого проф. Уолдрона из нью-йоркской школы права, изложенной им в работе "Политическая  политическая теория: эссе об институтах" (Political Political Theory: Essays on Institutions). В ней он проблематизирует принятое понятие политического права.

Его концепция состоит в том, чтобы признавать в качестве правовых только нормы позитивного права и сводить любое право к нормам, действующим в данную эпоху и в данном обществе, не обращая внимания моральную сторону. Необходимость исправления предполагаемой исторической несправедливости заменяется здесь потребностями, требованиями и возможностями нынешнего общества, то есть иными словами политик смотрит вперед, а не назад.

Как подчеркивает израильский политолог проф. Тамар Мейзелс из тель-авивского университета, в своей книге «Территориальные права» (2006 г.) «логика Уолдрона в отношении приоритета изменения обстоятельств для достижения договоренностей кажется неоспоримой».

Именно на этих принципах современной политологии и построены действия Трампа в отношении Израиля и палестинцев, в которых учитывается, что время и изменившиеся обстоятельства являются решающими факторами. Этот подход и является для американской внешней политики подлинным ориентиром, а не пресловутая лояльность Трампа к Нетаниягу или еврейское происхождение его зятя Джареда Кушнера. Как известно, происхождение Киссинджера и многих другие влиятельных деятелей еврейского происхождения из прежних администраций ничуть не мешало им проводить линию, противоположную интересам Израиля.

Так что решения Трампа о признании Иерусалима и о суверенитете на Голанских высотах не являются предвыборными подарками израильским лидерам, а свидетельствуют о его прагматичности и учете тезиса "смены обстоятельств по прошествии времени". Согласно этим принципам изменилась и политика США в отношении палестинских «беженцев», которая проявилась в сокращении финансовой поддержки БАПОР более чем на 300 млн. долл. США и сокращении финансирования Палестинской администрации на 200 млн. долл.

Подобная логика объясняет и действия президента по отношению к таким органам как ЮНЕСКО, Совет по правам человека и Международный уголовный суд. США более не считает необходимым финансировать международные организации, придерживающиеся антиамериканских и антиизраильских позиций, благодаря большинству в них мусульманских стран и стран третьего мира.

Так что хотя действия Трампа не укладываются в логику времен политкорректности, но лежат в правовой и политической парадигме вышеуказанных идеологов консервативного порядка. Именно эти параметры во внешней политике указывают и на потенциальное направление «Сделки веки», которая призвана попытаться разрешить израильско-палестинский конфликт. Как раз принцип изменения места и времени стоит за идеей предоставление Израилю полномочий для осуществления своего суверенитета в тех частях Западного берега, где отсутствует палестинское население.

Отметим, что этот реалистичный подход касается не только Израиля. Если ограничиться только Азией, то это относится и к двум другим застарелым конфликтам: в Северной Корее и в отношениях с Китаем.

Поскольку амбициозная цель полной денуклеаризации Пхеньяна кажется нереалистичной, то сейчас ведутся переговоры о разработке «сдерживающего» механизма, обеспечивающего проверку ядерных арсеналов Северной Кореи. То же относится к конфликту в Южно-Китайском море. Хотя официальная политика США осуждает усилия Китая по расширению своего военного присутствия в этом районе, неофициально они признают «модус вивенди», избегая нежелательной военной эскалации.

Таким образом, нынешние США фактически отвергают силовой геополитический подход Збигнева Бжезинского, заменив его более реалистичной теорией. Вашингтон не пытается более насаждать западные нормы в иных регионах мира, а действует в соответствии со сложившимся обстоятельствам места и времени. И, возможно, этот порядок приоритетов наконец положит конец привычному ближневосточному хаосу.

Владимир Поляк, «Детали». На снимке: Трамп и Нетаниягу.
Фото: Амос Бен-Гершом, GPO

 

 

 

 


Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend