Saturday 23.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Alex Brandon
    AP Photo/Alex Brandon

    Политика Трампа на Ближнем Востоке: успех или провал?

    Несмотря на то, что окончательные результаты выборов в США все еще неизвестны, а на горизонте маячит долгий процесс судебных тяжб и пересчетов голосов, который затянет определение следующего хозяина Белого дома, эксперты и аналитики подводят итоги деятельности Дональда Трампа на президентском посту. Неважно, конец ли это президентства Трампа или только середина – определенные выводы о том, как изменился мир за последние четыре года, сделать уже можно. 


    Как и другие аспекты личности и деятельности Дональда Трампа, его политика на Ближнем Востоке оценивается разными наблюдателями, порой, диаметрально противоположно. 

    Стивен Кук, эксперт по Ближнему Востоку в Совете по международным отношениям, пишет в Foreign Policy, что единственный способ описать политику США в регионе – это «стратегическая непоследовательность». И хотя у каждого хозяина Белого дома есть проблемы с последовательностью во внешней политике, подход Трампа отличался особенной фрагментарностью.  

    «Его попытки войти в конфликты и проблемы и выйти из них, казалось бы, произвольно, чреваты риском дальнейшей дестабилизации региона», – пишет Кук.


    В американском издании The National считают, что одним из важнейших достижений Трампа на Ближнем Востоке можно считать договоренности с «Талибаном». «Переговорам между талибами и афганским правительством еще предстоит пройти долгий путь до подписания всеобъемлющего мирного соглашения. Но тот факт, что Вашингтону удалось подписать соглашение с «Талибаном» с перспективой прекращения двух десятилетий непрерывного конфликта, тем не менее, является значительным достижением – и тем, что позволит Трампу выполнить свое обещание сократить военное присутствие Америки в стране». Тем не менее, у действий США в Афганистане есть и немало критиков. Так, они говорят, что уход американских войск из страны подвергает смертельной опасности тех местных мирных жителей, кто на протяжении десятилетий помогал США проводить их политику на местах. Кроме того, уход американских войск с большой долей вероятности приблизит страну к гражданской войне.  

    В то же время президент, заявляющий о своем желании сократить участие США в ближневосточных конфликтах, проводит кампанию максимального давления на Иран, рискуя еще большей эскалацией. С другой стороны, Трамп не отреагировал на провокации Ирана в Персидском заливе летом 2019 года, хотя на какое-то время разместил там тысячи военнослужащих.

    Хотя Трамп старательно избегал конфронтации с Ираном в середине 2019 года, в начале 2020 года он нанес удар с беспилотника по командиру «Корпуса стражей исламской революции» Касему Сулеймани. По словам Стивена Кука, «внешнеполитические аналитики, обозреватели, редакционные коллегии, демократы и республиканцы высоко оценили ликвидацию легендарного Сулеймани, у которого на руках было много крови, но этот удар не был связан с реальной стратегией».

    Затем была «сделка века», которая должна была сделать то, что ни один другой президент США никогда не делал раньше, – заключить соглашение о прекращении конфликта между израильтянами и палестинцами. План ни к чему не привел, потому что он требовал, чтобы палестинцы согласились на окончательную и позорную капитуляцию. Когда стало ясно, что палестинцы не заинтересованы в такой односторонней сделке, президент потерял интерес.

    Зато он сконцентрировался на «соглашениях Авраама» – договорах о нормализации между Израилем и ОАЭ и Бахрейном. Конечно, «роль Белого дома в действительности заключается в оплате счета за соглашение в виде оружия, поставленного арабским странам Персидского залива», – пишет Кук. Этот шаг горячо поприветствовали в Израиле, но куда менее тепло приняли в арабском мире. Как пишет Дэвид Херст, главред издания Middle East Eye, «90 процентов соцсетей на арабском языке осуждают нормализацию с ОАЭ; ее поддержали только 14 процентов саудовцев». 

    Барух Бина, бывший посол Израиля в Дании и заместитель главы миссии в Вашингтоне, заметил, что мирные соглашения, подписанные Трампом, были подписаны с существующими друзьями Израиля и ничего не сделали для выхода из дипломатического тупика с его врагами.


    «Многие считают Трампа лучшим другом Израиля, но так же, как он это сделал в США, он изолировал нас от западного сообщества, к которому мы принадлежим. За последние четыре года мы стали зависимыми от ... своего рода мощного психоделического препарата под названием «Трампион» – и как только торговец покинет Белый дом, Израилю нужно будет пройти реабилитацию», – отметил он.

    Команда Трампа рекламировала свои достижения в «победе над терроризмом», и в результате президент пообещал вернуть войска США домой. Тем не менее, они все еще присутствуют в Сирии, хотя и в меньшем количестве – и не вполне понятно, почему. По словам президента, они здесь для того, чтобы «защищать нефть» или следить за иранцами, или чтобы получить рычаги давления на русских – или комбинация всех трех причин. И это несмотря на то, что Трамп дважды заявлял, что американские военные уходят. Эти обещания многие сочли настоящим предательством американских союзников-курдов, которые внесли огромный вклад в борьбу с ИГ, а теперь остались на растерзание Эрдогану. 

    Вряд ли стоит поднимать вопрос о правах человека, потому что это - единственный вопрос, который, похоже, даже не стоит на повестке, считает Стивен Кук. На протяжении последних четырех лет Трамп оставался совершенно равнодушным к страданиям других от рук своих друзей. Безусловно, возможности любого президента США в том, что касается предотвращения нарушения прав человека в других странах, ограничены. Но как правило, хозяин Белого дома может хотя бы выступить в качестве морального компаса, осуждая действия диктаторов. Дональд Трамп делает прямо противоположное: с мировыми авторитарными лидерами его связывают личные симпатии, поэтому он не осуждает публично ни лидера Египта Абдель Фаттах ас-Сиси, которого называет своим «любимым диктатором», ни президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, ни даже наследного принца Саудовской Аравии Мухаммеда бин Салмана, который, судя по всему, организовал жестокое убийство опального саудовского журналиста. 


    Одно дело понимать, что интересы США могут диктовать необходимость сотрудничества с авторитарными лидерами, но совсем другое – подружиться с ними, прикрывать их и хранить молчание по поводу их серьезных нарушений прав человека и политических прав.

    Александра Аппельберг, по материалам зарубежных СМИ.
    AP Photo/Alex Brandon

    Читайте также:

    Ближний Восток ждет результатов выборов в США

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend