Понедельник 25.01.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Shakh Aivazov
    AP Photo/Shakh Aivazov

    Политический тупик: как Грузия осталась без оппозиции в парламенте

    В Грузии сегодня, 3 декабря, объявят официальные результаты парламентских выборов – впрочем, едва ли они будут сильно отличаться от предварительных результатов, по которым правящая партия «Грузинская мечта» получила 90 мандатов из 150. Теперь в десятидневный срок президент Грузии Саломе Зурабишвили назначит первое заседание парламента 10-го созыва. Это будет самый необычный парламент в истории страны не только потому, что впервые правящей партии в третий раз удалось удержаться у власти, но и потому, что «Грузинская мечта», судя по всему, станет единственной партией, представленной в законодательном органе страны: все восемь оппозиционных партии, преодолевших электоральный барьер, бойкотируют парламент, не намерены использовать свои мандаты и призывают к повторным выборам.  

    «Главная проблема в Грузии заключается в том, что во всевозможных общественных институтах доминирует одна сила – партия «Грузинская мечта», – рассказал в интервью «Деталям» Леван Натрошвили, программный менеджер грузинского отделения «Трансперенси Интернешнл». – С тех пор, как она пришла к власти в 2012 году, процесс все ухудшается. Они концентрируют власть на всех уровнях: в центральном и в локальных правительствах, во всех ветвях власти, в полиции. Организации, которые должны быть независимыми, тоже подвержены их большому влиянию. 

    Еще одна проблема заключается в том, что «Грузинская мечта» – не совсем обычная партия. Во главе ее стоит миллиардер Бидзина Иванишвили. Он формально занимает позицию партийного лидера, но не имеет никакой должности в правительстве. При этом всем очевидно, что именно он правит страной. Его союзники – члены кабинета министров, их очень много в парламенте. Но его власть остается неофициальной, а потому не поддается общественному контролю. Это влияет на работу правительства – мягко говоря, она не очень эффективна. Премьер-министры меняются, как перчатки, без каких-либо объяснений, а институты власти отчитываются не перед гражданами, а перед одним человеком». 

    Вот почему, считает Натрошвили, часть грузинского общества так разочарована прошедшими в стране выборами. «Была надежда на то, что удастся диверсифицировать политическую жизнь Грузии, избрать более плюралистичный парламент, сформировать коалиционное правительство в том или ином виде», – объясняет он. С этой целью были внесены изменения в электоральный процесс: если раньше избиратели выбирали 77 депутатов по пропорциональной системе и 73 – по мажоритарной, теперь 120 мандатов распределяются пропорционально и лишь 30 – мажоритарно. 

    Однако уже по итогам первого тура 31 октября стало ясно, что на некоторых участках наблюдались «явные перекосы» в пользу «Грузинской мечты». Так, по предоставленной ЦИКом информации, некоторые кандидаты от правящей партии набрали более 100 процентов голосов (позднее это объяснили техническим сбоем). Наблюдатели и оппозиция потребовали пересчета голосов, но центризбирком не удовлетворил эти требования. Оппозиция уверена, что правящая партия воспользовалась своим влиянием в ЦИКе, чтобы сфальсифицировать результаты. Поэтому оппозиционные партии заявили, что намерены бойкотировать второй тур выборов, а также будущий парламент. Однако «Грузинскую мечту», которая получила достаточно голосов, чтобы единолично руководить законодательным процессом, это вряд ли пугает.  

    «Сейчас мы в своего рода политическом тупике. Оппозиция требует провести новые выборы, правящая партия «Грузинская мечта» не признает нарушений на избирательных участках. Она получила 60 процентов мест в парламенте, и так как оппозиция отказывается быть частью парламента, в нем на данный момент только правящая партия», – сказал Натрошвили. 

    – Может ли парламент работать в отсутствие оппозиции?

    – В соответствии с нашей конституцией парламент с единственной партией, набравшей большинство голосов, может функционировать. Он не сможет менять конституцию – для этого нужны две трети голосов – но  проводить обычную законодательную деятельность он вполне может

    – Не будет ли у международного сообщества проблем с тем, чтобы признать такие результаты? 

    – Конечно, парламент с несколькими партиями обладает большей законностью в глазах мирового сообщества. Некоторые организации, такие как «Международное общество за справедливые выборы и демократию» (ISFED), а также посольства некоторых стран стараются способствовать переговорам между «Грузинской мечтой» и оппозицией и потенциально помочь прийти к какому-то соглашению. Международное сообщество призывает оппозицию войти в парламент и продвигать свою повестку там. Эта позиция играет на руку правящей партии. Так что оппозиция находится в довольно слабом положении. К тому же, у нее нет поддержки из-за рубежа. Но все будет зависеть от того, удастся ли достичь какого-то компромисса. 

    Два раунда встреч уже состоялось и, вероятно, будут еще. Но прямо сейчас не вполне понятно, каких договоренностей они могут достичь. 

    У оппозиции есть несколько требований. Самое важное, конечно, – выборы в следующем году. Второе – освобождение политзаключенных, которые были арестованы в предвыборный период и раньше. Еще одно требование – отставка всего руководства Центральной избирательной комиссии и реформа выборов. Но не стоит забывать, что объединенная оппозиция состоит из 8 партий, и со временем некоторые из них могут отколоться.

    – Сразу после выборов на улицах проходили многотысячные протесты. Сейчас они продолжаются?

    – Едва ли. В течение двух или трех дней оппозиции удалось вывести на улицы несколько десятков тысяч человек. Официально протест не закончен, и некоторые люди все еще выходят на проспект Руставели в Тбилиси, но едва ли это можно назвать массовыми акциями. 

    Отчасти это связано с коронавирусом. Ситуация в Грузии довольно тяжелая, и людям может быть просто страшно выходить на улицу и участвовать в массовых протестах. Честно говоря, я не настроен оптимистично в отношении массовых протестов. К тому же, приближаются новогодние праздники – в Грузии это важно, и в ближайшие недели люди будут заняты приготовлениями. 

    – Играет ли Россия какую-то заметную роль в политическом процессе в Грузии?

    – Некоторые оппозиционеры обвиняют партию власти в том, что она связана с Кремлем, но объективно ее довольно сложно назвать пророссийской. В оппозиции есть некоторые партии пророссийской направленности, например, «Альянс патриотов Грузии». Были публикации центра «Досье» о том, что финансирование этой партии может идти из Кремля. Но эта партия получила всего около 3 трех процентов голосов. Так что Россия сейчас не является весомым фактором в грузинском политическом процессе. Кроме того, Россия не участвует и в попытках наладить переговоры между оппозицией и правящей партией, в отличие от некоторых западных стран. 

    Между тем, член «Грузинской мечты» Георгий Амилахвари на днях заявил, что компромисс с оппозицией может быть достигнут во время третьего раунда переговоров, который состоится в ближайшее время.

    «Ход переговоров носит конфиденциальный характер, поэтому мы не можем говорить о деталях, но наметились контуры того, что компромиссное соглашение будет достигнуто в третьем раунде с участием наших послов-посредников. Обе стороны предпримут шаги для будущего нашей страны, чтобы положить конец режиму бойкота», – сказал Амилахвари.

    Александра Аппельберг, «Детали». Фото: AP Photo/Shakh Aivazov

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend