Wednesday 01.12.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    Политическая рокировка: «русские» и арабы меняются местами

    Неразрешимый политический клубок последних двух лет является результатом политического развода между Биньямином Нетаниягу и Авигдором Либерманом.


    Причина развода никогда не известна, ясно одно: правая семья от него не оправилась. И дети вышли из-под контроля. Гидеон Саар и Зеэв Элькин ушли из дома, а Нафтали Беннет почувствовал, что он достаточно большой, чтобы стать премьер-министром. Даже если Нетаниягу виноват в разрыве, все равно, без Либермана не было бы политической путаницы.

    Нетаниягу сразу понял, еще до того, как это понял сам Либерман, что тот «теперь часть левых», как он заявил через несколько минут после роспуска кнессета. Это звучит абсурдно. Либерман – часть левых. Ну, право, в самом деле? Вот еще одно доказательство того, что Нетаниягу «сошел с ума». Но Нетаниягу был прав. Либерман постепенно оказался в новой социально-политической среде, вместе с Яиром Лапидом (в его воплощении в качестве главы левого лагеря), МЕРЕЦем и «Аводой» (в ее радикальном феминистском воплощении) и оказался открыт для отношений с арабскими партиями.

    Так это устроено в Израиле: уйти от Нетаниягу означает приблизиться к «левым», и наоборот. Потому что «левые» и «Нетаниягу» – противоположности. Из этого нельзя сделать вывод, что Нетаниягу – правый, или что «левые» – левые. «Нетаниягу» и «левый» – это просто этикетки, маркирующие те «племена», на которые распадается общество.


    Если думать о разделении на политические лагеря как об отражении «племенного» сознания, то ясно, что уход от одного племени означает присоединение к другому. Если вы спросите историка Дмитрия Шумского, он не советует возлагать большие надежды на приток «русских» избирателей влево. Он вновь и вновь повторяет, что «правизна» многих выходцев из СССР – это «явный продукт постсоветского культурного багажа».

    То есть их «политическая ДНК» – против левизны. Но если думать о левизне не как о совокупности идей, а как о маркировке «племени» и политическом доме для элиты, можно ли быть уверенным, что подъем по социальной лестнице не будет выражаться в переходе в другой политический дом?

    Пока Либерман и его партия продвигались из лагеря Нетаниягу в «левый» лагерь, мы наблюдали начало движения в противоположном направлении: арабы, которые бросают левых и, согласно логике разделения «племен», оказываются в лагере Нетаниягу. Или, по крайней мере, на его периферии (см. Мансур Аббас).

    В приблизительном описании новой реальности можно сказать, что мы являемся свидетелями политической рокировки между «русскими» и арабами.

    Конечно, пока борьба против оккупации отождествляется с левыми, а углубление оккупации считается целью правых, рокировка не завершится. Но если Нетаниягу продолжит линию «соглашений Авраама», а левые сочтут решение о создании двух государств анахронизмом, все варианты будут открыты.

    Если уйти от обсуждения оккупации, политическая рокировка между «русскими» и арабами становится совершенно органичной. Репатрианты из СССР очень быстро преодолели разрыв с израильтянами, а левые, в конце концов, являются политическим домом для элит в Израиле. С другой стороны, в нашей политической реальности именно правый лагерь, Нетаниягу и ультраортодоксы, являются политическим домом для более слабых слоев. Разве для арабов из социально слабых слоев не естественно найти там свой политический дом?


    Поэтому неудивительно, что Нетаниягу одновременно увидел движение Либермана влево и направил приглашение арабам присоединиться к правым через Натана Эшеля, который опубликовал публичный призыв к союзу между правыми и арабами, наподобие союза правых с ультраортодоксами. Этот призыв был услышан, что доказал Мансур Аббас. Этот процесс неизбежен во всех отношениях. А если не завтра, то послезавтра.

    Каролина Ландсман, «ХаАрец», И.Н. Фото: Эмиль Сальман˜


    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend