Главный » Безопасность » Бегство от «Хизбаллы» — 20 лет спустя

Бегство от «Хизбаллы» — 20 лет спустя

В мае 2000 года Израиль вышел из зоны безопасности на юге Ливана, оставив на произвол судьбы своих местных союзников и большое количество техники. Предполагалось, что эта операция приведет к улучшению ситуации в сфере безопасности. Но вскоре произошла череда крупномасштабных вооруженных столкновений с «Хизбаллой» (2006 год), с ПА (вторая интифада) и ХАМАСом («Литой свинец» в 2008/9, «Облачный столп» в 2012, «Несокрушимая скала» в 2014 году).

В дни 20-й годовщины израильские аналитики исследуют долгосрочные последствия решения о выводе ЦАХАЛа из Южного Ливана. В обзоре от 22 мая Центра стратегических исследований при Бар-Иланском университете его руководитель, профессор Эфраим Карш и ведущий научный сотрудник, генерал-майор запаса Гершон Хакоэн приходят к выводу, что «односторонний уход превратил южный Ливан в базу террористов, которые могут атаковать север Израиля в любой момент, и ускорил превращение «Хизбаллы» в грозную военную силу с арсеналом в 150 000 ракет, способных достичь любой точки Израиля». Он также отрицательно повлиял на боевой дух израильской армии, о чем свидетельствуют ее скромные результаты во время второй ливанской войны и операции «Несокрушимая скала».

Разрушенный потенциал сдерживания

Уход из Ливана имеет несколько аспектов. На войне не меньшее значение, чем занятие территории, разгром врага, материальный ущерб, имеет психологический компонент. В информационный век этот аспект имеет значение не меньшее, чем материальные факторы. Односторонний выход из Ливана носил, по мнению многих наблюдателей, "унизительный характер". Это сильно напоминало, по выражению одного журналиста, «отлет последнего вертолета с крыши посольства США во Вьетнаме».

Эхуд Барак расхвалил уход из Ливана, как блестящий успех, который завершил «18-летнюю ливанскую трагедию» и нейтрализовал террористическую угрозу «Хизбаллы» Галилее. «Теперь ливанское правительство и сирийское правительство несут ответственность за то, чтобы никто не осмелился нанести удар по гражданским лицам или вооруженным силам в Израиле. Любое нарушение может привести к войне"- угрожал премьер. По мнению, авторов, "этот оптимистичный прогноз оказался далек от истины".

"Хизбалла" использовала разрушение зоны безопасности Израиля, чтобы превратить южный Ливан в военный оплот с укрепленной обороной, как наземной, так и подземной, призванной служить плацдармом для террористических атак на израильскую территорию.

В итоге наземная операция ЦАХАЛа во второй ливанской войне (12 июля - 14 августа 2006 года) была ограничена расстоянием нескольких километрах от границы в течение 34 дней, что резко контрастирует с операцией 1982 года, в ходе который израильская армия достигла Бейрута в течение пяти дней. В результате войны погибло 164 израильтянина, что составляет 70 процентов от числа погибших в зоне безопасности за 15 лет, предшествовавших выводу армии.

Предостережение против любой атаки на Израиль также не оказало никакого действия. Уже 7 октября 2000 года, всего через четыре месяца после вывода, была попытка похищения трех солдат, а кульминацией стало убийство еще трех солдат и похищение двоих в июле 2006 года, что и привело ко второй ливанской войне.

Во время той войны «Хизбалла» выпустила около 4000 ракет и реактивных снарядов по израильским городам, нанеся огромный ущерб и заставив тысячи израильтян бежать из своих домов.

В то время как ряд израильских деятелей стремились изобразить войну, как блестящий успех, который привел к длительному периоду затишья, на самом деле война не удержала «Хизбаллу» от спорадических нападений на израильские цели в последующие годы, и от существенного наращивания военного потенциала.

По мнению экспертов, даже послевоенное относительное затишье было связано не столько со сдерживающим эффектом второй ливанской войны, сколько с вовлечением «Хизбаллы» в войну в Сирии. Как таковая, угроза «Хизбаллы» для Израиля  сегодня гораздо выше, чем в мае 2000.

Палестинские войны

По мнению аналитиков, односторонний выход из Ливана спровоцировал и усиление волны палестинского террора, хотя Эхуд Барак и другие сторонники вывода утверждали, что эта операция улучшит военные возможности Израиля относительно палестинцев. Однако, как большинство их арабских братьев, палестинцы рассматривали бегство из Ливана, как победу над грозной израильской армией небольших, но решительных партизанских силам.

Уход из Ливана убедил Арафата, что плюсы возвращения к массовому насилию намного превосходят потенциальные минусы, так как у Израиля больше не было моральных сил для затяжного конфликта. Если израильтяне не смогли выдержать 20-25 убитых  солдат в год (менее одной десятой погибших в ДТП на дорогах) в борьбе с «Хизбаллой», они наверняка не смогут пережить гораздо более тяжелые потери, связанные с палестинской «кампанией сопротивления» - сделал вывод Арафат.

Это и повлекло «интифаду Аль-Акса» в сентябре 2000 года, которая стала самой кровавой и разрушительной конфронтацией между израильтянами и палестинцами со времен войны 1948 года. И хотя терроризм на Западном берегу был в значительной степени обуздан в начале 2000-х годов с помощью операций по борьбе с повстанцами и строительства забора безопасности, сектор Газа превратился в террористический плацдарм, представляющий явную угрозу для подавляющего большинства населения Израиля. Хотя эту угрозу можно сдерживать посредством повторных военных кампаний, ее нельзя полностью искоренить.

В заключение профессор Эфраим Карш и генерал Гершон Хакоэн приходят к выводу, что уход из Ливана стал следствием «мирного процесса Осло», в результате которого стремление к победе было заменено убеждением, что меняющийся характер арабо-израильского конфликта (от межгосударственных войн к конфликтам низкой интенсивности между Израилем и террористическими / партизанскими организациями) сделал военные решения практически невозможными. Поскольку эти группы представляют «подлинные движения сопротивления» - решение заключается в их политическом умиротворении.

Эта концепция, реализованная, в том числе, в выводе войск из Ливана в мае 2000 года, привела к повышению угрозы для национальной безопасности Израиля на ливанском и палестинском фронтах до беспрецедентного уровня.

Владимир Поляк, «Детали» На снимке: выход из Ливана, 2000 год. Фото: Ярон Камински

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend