Wednesday 22.09.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Эяль Туэг
    Фото: Эяль Туэг

    Покончить с монополией раввината на кашрут – этого мало

    Главный раввинат — это враг, о котором мечтает каждый активист. Сочетание полномочий для решения ненужных и бредовых проблем (со светской точки зрения) и опьянение властью, которое характеризует поведение его руководителей, создает ситуацию, когда раввинат сам загоняет себя в угол, где его легко атаковать.

    Например, многие светские граждане недавно восстали против грубых сообщений, в которых раввинат предупреждал о некошерности в киоске фалафеля и деликатесном магазине в Гиватаиме. В ответ светские стали больше покупать в этих местах. Другой пример: многие светские евреи были возмущены увольнением работника в сети «Йохананоф», которого машгиах заподозрил в нееврействе. Раввинат запретил ему разжигать огонь и пользоваться печами, и его работа поставила под угрозу сертификат кошерности филиала.

    В последнее время также стало ясно, что мы платим большие суммы за молочные продукты, потому что раввинат запрещает ввоз «молока иноверцев», то есть молока, которое доил не еврей или, по крайней мере, еврей не контролировал процесс. Требование импортировать в Израиль только молочные продукты, отвечающие условиям раввината, предполагает ставку контролера кашрута и заставляет многие молокозаводы за рубежом повышать цены на свою продукцию или отказываться от экспорта в Израиль.

    Жесткость раввината cработала в пользу «Светского форума» и других организаций, которые обратились в БАГАЦ с требованием прекратить запрет на внесение квасного в больницы в период Песаха. Опьянение своей властью привело к тому, что раввинат принял радикальный галахический подход и запретил вносить любую еду в больницы, опасаясь, что в ней содержится «хамец» — квасное. Раввинат отказался от любого компромисса в этом деле, и так мы избавились от бредовой идеи, продвигаемой министерством здравоохранения — создания загонов для тех, кто ест квасное, на окраине территории больницы.

    Раввинат также является экономическим органом, который заботится о заработке для тысяч надзирателей за кашрутом — за наш счет. Поэтому протесты  против него были вполне заслуженными, и они даже должны быть гораздо острее. Трудно представить, что в XXI веке такой религиозный орган имеет столь подавляющее влияние на светских граждан.

    Во всем, что касается брака, развода и погребения нужно превратить раввинат в орган, куда обращаются добровольно. Нет никакого оправдания тому, что религиозный орган обладает монополией на вмешательство в жизнь светских людей, которые этого не хотят. Но в том, что касается надзора за кашрутом и гиюра, даже если раввинат прекратит свое существование, мы обнаружим, что это не решит проблему. Настоящей проблемой является согласие светской общественности на то, чтобы дать системе надзора за кашрутом место в своей жизни.

    Стоит отметить, что ни сеть «Йохананоф», ни главный раввинат не изобрели концепцию «нееврейской кулинарии». Армия является одной из крупнейших организаций, в которых тщательно следуют галахическим законам. Например, «Руководство для солдат ракетных корветов», которое мы опубликовали несколько месяцев назад, предназначено для защиты кораблей от угрозы, исходящей, например, от плавленого сыра. Авторы руководства объясняют, что солдату, чей иудаизм сомнителен, запрещено  зажигать печь или газовую горелку. Он должен просить друга каждый раз, когда ему захочется яичницы.

    Рестораны, которые добровольно принимают правила кашрута, пусть продолжают закупать только те продукты, которые были одобрены раввинатом. Важно помнить: не существует кошерности, которая соответствует Галахе, и при этом не принудительна. Кашрут не означает избегать употребления в пищу свинины или отделять мясное от молочного. Кашрут — это полный комплект правил, и те, кто его придерживаются, вынуждены избегать употребления продуктов, которые не готовятся на кошерной кухне. Невозможно соблюдать законы кашрута в смешанной группе без принуждения.

    Поэтому вместо рассмотрения маргинальных случаев уместно, чтобы мы, светские евреи, посвятили свои силы борьбе с кашрутом как таковым. Например, можно поддерживать некошерные рестораны и магазины и стараться употреблять некошерные продукты.

    Вино — отличный пример. Под кошерным вином подразумевается такое, в производстве которого светский еврей не участвовал. Так зачем ему покупать такое вино? Если мы используем нашу покупательную способность для поощрения некошерных предприятий, мы можем попрощаться со всеми производными кашрута: расизмом, экономической тяжестью и ущербом для многих тех, кто кашрута не хочет.

    Некоторые утверждают, что законы кашрута в прошлом помогли сохранить еврейский народ. Это не оправдание для дальнейшего соблюдения этих законов. Антисемитизм тоже помогал сохранить народ Израиля, и никто не хочет сохранять антисемитизм, чтобы наш народ оставался сплоченным.

    В наше время ценность кашрута снизилась, и он стал фактором, разделяющим светских и религиозных евреев. Религиозные не хотят идти на компромисс в вопросе кашрута, а светским надоело принуждение. Хуже всего, что когда кошерность становится законом, это ставит всех израильтян, не являющихся евреями, в невыносимую ситуацию.

    Отобрать контроль за кашрутом из рук раввината — не более чем лечение симптомов, это не касается корня проблемы. Увольнение работника в сети «Йохананоф», как и большинство описанных здесь случаев, произошло из-за спроса на кошерность. Единственный способ справиться с этой ситуацией — создать альтернативный спрос.

    Когда кошерная пища станет небольшой нишей, по крайней мере, там, где есть светское большинство, все проблемы, которые создает кашрут,  будут решены.

    Рам Фруман, председатель «Светского форума», «ХаАрец», И.Н. Фотоиллюстрация: Эяль Туэг˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend