«Покойся в краске»: как убитая ХАМАСом художница «вернулась» на улицы израильских городов

«Покойся в краске»: как убитая ХАМАСом художница «вернулась» на улицы израильских городов

О гибели заложницы Инбар Хайман стало известно 16 декабря. Еще раньше соцсети потрясла дикая история про квартировладельца, требовавшего арендную плату за похищенную девушку, и про то, как «Маккаби Хайфа» взялась покрыть аренду. Параллельно израильтяне замечали надписи «Free PINK», множащиеся на стенах. Но многие не подозревали, что это все – про одного и того же человека. Потому что Инбар – это PINK, смелая уличная художница, рисовавшая летающие тарелки и забиравшаяся в самые опасные места, чтобы оставить свой след в искусстве.

Находясь в Израиле после 7 октября, вы просто не могли не заметить этих надписей. На улицах Яффо, на станции в Биньямине, на заборе вдоль автострады в Кирьят-Оно, буквально везде. Хайфа тоже заполнена ими, особенно район Адар.

Инбар Хайман, считавшаяся похищенной после фестиваля Nova, последние два года жила в Хайфе, на Адаре, и изучала визуальные коммуникации в Академическом центре Wizo. Здесь у нее однокурсники, много друзей-художников. Они изрисовали всю Хайфу граффити с призывами освободить девушку. А за два дня до того, как стало известно о гибели Инбар, друзья открыли в доме культуры на улице Тверия ее выставку. Как оказалось – посмертную.

Инбар

«По всей стране делали художественные акции в честь похищенных, а у нас в Хайфе почти ничего не происходило. Как так может быть, возмущались художники, хорошо знавшие Инбар. И тогда мы решили сделать эту выставку. Чтобы был не просто очередной плакат об очередном заложнике ХАМАСа», — объясняет организовавшая все это Мария Бирман.

Она тоже студентка Wizo, только на отделении графического дизайна. И координатор студенческого волонтерского отряда на Адаре.

Выставка бесплатная и довольно скромная. Один зал – работы самой художнице, другой – посвященные ей.

В первом инопланетяне, летающие тарелки, планеты, — PINK любила рисовать на космическую тематику. И даже превращала знаки пешеходного перехода в сцену похищения человека инопланетянами, подрисовывая сверху летающую тарелку.

Так как выставку организовали однокурсники и преподаватели, а кусок стены с граффити все равно в зал не притащишь, тут много учебных работ Инбар. Скажем, фотографии сделанных ею пластиковых солдатиков: девушка с автоматом, молодой человек с кастрюлями на армейской кухне, еще один – за офисным столом.

«Инбар сама служила в боевых частях, и ей не нравился стереотип, что девушки служат в офисах и за компьютерами», — поясняет Мария.

Следом  — история в рисунках, про жизнь граффитистов. Вот они решают, где рисовать, вот осматривают место, а вот рисуют на стене, поглядывая, не появится ли полиция. Дальше три постера, которые художница нарисовала для фестиваля Nova.

«На Nova она поехала помогать, — рассказывает уличный художник Михаэль (имя по его просьбе изменено). — Не секрет, что на таких фестивалях многие употребляют наркотики, иногда людям становится плохо. С ними надо посидеть, принести воды. И этим Инбар и ехала заниматься, потому что была хорошим человеком».

Возможно, она была убита еще 7 октября, добавляет он:

«Одна знакомая рассказывала, что видела, как террористы убили ее и увезли труп. Но она сама была травмирована. И не хотела повредить ее семье».

"Покойся в краске": как убитая ХАМАСом художница "вернулась" на улицы израильских городов
Фото: Никита Аронов

С выставки на шиву

Что до уличных работ, то больше всего PINK сделала их в Петах-Тикве, где жила раньше. И вообще в центре страны. Часто они расположены на крышах домов, на эстакадах, — в местах хорошо заметных, но опасных.

«Она никогда не боялась, если надо куда-нибудь забраться. И была гораздо смелее большинства из нас, граффитистов, – рассказывает Михаэль. — Инбар росла, как художник. И немного устала от этого псевдонима PINK. Хотела чего-то менее девчачьего. И стала работать под ником Raven («ворон»)».

Граффити со словами PINK, Инбар, а иногда и Raven начали появляться по всей стране почти сразу после «черной субботы». Где-то легально – как большой портрет художницы в Ашдоде или стена с ней и другими заложниками в Кирьят-Яме. Где-то партизанскими методами, как это водится у уличных художников. Скажем, гигантская надпись «Free PINK!» в Хайфе на основании старой автобусной станции Бат-Галим.

«Некоторые знаменитые иностранные граффитисты прислали посвященные PINK эскизы, чтобы израильские художники могли нарисовать по ним, — говорит Михаэль. – Граффити в ее память появились и за границей».

Так, Broken Fingaz, известная группа уличных художников, начинавших в Хайфе, а теперь работающая по всему миру, оставила надписи «Free PINK!» в Англии и Швейцарии.

Фотографии части посвященных Инбар работ можно увидеть во втором зале выставки. А еще портреты и надписи, нарисованные друзьями. Изначально все было задумано так, чтобы те, кто придут на выставку, тоже могли что-нибудь нарисовать.

«Мы положили скетч-бук (блокнот плотной бумаги для набросков и эскизов – «Детали»), чтобы посетители могли писать и рисовать. Расчет был на то, что, когда Инбар вернется, она все это увидит и прочитает», — объясняет Мария.

"Покойся в краске": как убитая ХАМАСом художница "вернулась" на улицы израильских городов
Фото: Никита Аронов

На открытие выставки 14 декабря пришло довольно много, по хайфским меркам, народу. Родители, учителя и даже мэр города. А через два дня стало известно, что художницы больше нет в живых. И скетч-бук перекочевал с выставки на шиву. Послания отправятся во Вселенную, которую так любила рисовать Инбар.

«Ее шива – это было не похоже ни на что. Посреди помещения стоял огромный стол, на котором рисовали дети и взрослые. Все гости-художники  сделали скетчи, и они провисели там всю шиву вместе с собственными работами Инбар», — вспоминает Михаэль.

«Не позволим, чтобы ее забыли»

Он с другими граффитистами тоже почтил память Инбар на свой манер.

«Когда мы узнали о ее смерти, много художников собрались, взяли баллончики и вышли ночью на улицы Хайфы, — рассказывает Михаэль. — Если раньше писали Free PINK, то теперь — RIP PINK (для обычных людей это значит rest in peace, «покойся с миром», но мы, граффитисты, предпочитаем rest in paint, «покойся в краске»)».

RIP PINK, написанное всеми возможными способами, постепенно становится еще одной приметой израильских улиц. Быстрые надписи маркером, более яркие – баллончиком, портреты, сделанные через трафарет. Иногда – сложные рисунки, вроде ворона с малярным роликом, нимбом над головой и годами жизни и смерти.

Есть и легальные, официальные акции. Так, в Ашдоде собрались 20 художников со всей страны и рисовали по букве из слов PINK или Inbar — каждый в своем фирменном стиле. В Тель-Авиве 30 декабря граффитистам выделили стену недалеко от театра «Гешер». Но уличное искусство —  прежде всего, партизанское.

«В январе у Инбар день рождения, и мы снова выйдем на улицы и будем везде писать ее имя. Мы не позволим, чтобы ее забыли», — обещает Михаэль.

Имя для граффитчика – очень важная вещь, потому что это очень эгоцентричное искусство. Часто художник большую часть времени рисует именно его. Это и попытка изменить городское пространство, и способ пометить территорию – два в одном.

А теперь все происходит, уже без участия самой PINK. Девушка убита, а ее имя и ее образ только сильнее захватывают города Израиля. Уличному художнику такое, наверное, было бы приятно.

Никита Аронов, «Детали»

Будьте всегда в курсе главных событий:

Подписывайтесь на ТГ-канал "Детали: Новости Израиля"

Новости

Тело Алексея Навального отдали матери
США просили Израиль не трогать «полицию» ХАМАСа, иначе регион погрузится в хаос
Хуситы вызвали экологическую катастрофу в Красном море

Популярное

«То, что солдаты погибли – не наше дело… Они нам не братья»

Когда силам безопасности Израиля удалось вырвать из самой глубины Газы двух заложников, Фернандо Мармана и...

Самолет компании «Эль Аль» попытались отклонить с маршрута, взломав сеть связи

18 февраля серьезный инцидент произошел на рейсе израильской авиакомпании «Эль Аль» с острова Пхукет в...

МНЕНИЯ