Поезда для трансфера арабов? Только Аббас правильно понял слова Каханы

У меня нет особого желания вступаться за министра Матана Кахану или участвовать в хоре «только не Биби», который стремится любой ценой защитить правительство, но заголовки про «поезда в Швейцарию» совершенно не соответствуют оригинальному – и увлекательному – контексту. Это коллективная ошибка в понимании услышанного, из-за которой к тому же упущена куда более интересная суть.


Суть слов министра по делам религий, сказанных старшеклассникам, заключалась вовсе не в том, что арабов нужно увезти поездами в Швейцарию, а в том, что, вопреки правым фантазиям, таких поездов нет и никогда не будет.

Поэтому «ни мы, ни арабы никуда не уходим, и нам нужно найти способ жить здесь вместе, и нынешнее правительство – важный шаг в этом направлении».

Фактически Кахана пытался объяснить – перед лицом именно правого подхода и исходя из него, почему нужно сидеть в одном правительстве с партией РААМ.

В разговоре Кахана признался, что сам как человек правых взглядов фантазирует о том, чтобы палестинцы исчезли: «Если бы была такая кнопка, которую можно было нажать, чтобы всех арабов убрать отсюда, отправить экспрессом в Швейцарию, чтобы у них там была прекрасная жизнь… Я желаю им всего наилучшего, в Швейцарии… я бы нажал на эту кнопку».

Разумеется, неудивительно, что это тайная мечта Каханы. Удивительна его откровенность в связи с ней. Но помимо эпатажной фразы про «поезда в Швейцарию», которую невозможно услышать, не подумав сразу о Катастрофе, суть заключается в его дальнейших словах: «Но что поделать, нет такой кнопки, которая перевезет всех арабов в Швейцарию в самом лучшем виде, так что нам, наверное, суждено сосуществовать здесь, на этой земле, вместе в каком-то виде».

И в этом самое главное: Кахана понимает, что поездов нет и не будет и что мы будем жить здесь вместе. То же самое он недавно написал в Facebook. В посте, защищающем его участие в коалиции с депутатом Мансуром Аббасом, Кахана написал: «Возможно, вам тоже иногда снится такой сон, в котором все арабы однажды утром решают эмигрировать в Швейцарию… Потом мы просыпаемся и понимаем, что на самом деле никто никуда не собирается, и мы, наверное, обречены жить вместе».

Одним из немногих, кто действительно понял сообщение, был сам Аббас, который сказал в ответ: «Я понимаю его и знаю, откуда это идет. Он хотел объяснить, как он пришел к выводу, что мы должны договориться друг с другом. Но это не настоящая толерантность, а по принуждению. Мы должны жить вместе на Святой земле по собственному выбору».

Не случайно Аббас и Кахана понимают друг друга. Они оба разделяют общее мнение, правое в своей основе, о том, что в настоящее время у мирного процесса нет никаких шансов, поэтому следует сосредоточиться на гражданском сотрудничестве.

В словах Каханы были и другие интересные аспекты. Его попытка объяснить школьникам палестинский нарратив и почему важно его знать («история, которую они рассказывают сами себе»). На более глубоком уровне Кахана фактически сравнивает национальные устремления еврейского народа с устремлениями палестинцев.

Хотя он и считает, что их нарратив и устремления ложны, а наши – основаны на словах Всевышнего, он признает, что существуют повествование и национальное устремление другой стороны, которые не испарятся («Мы мечтали две тысячи лет, для них прошло только 74 года»).

Признание параллельных нарративов и устремлений гораздо важнее, чем выбор слова «поезда». Однако вывод Каханы неверен («и поэтому я думаю, что перспективы мира не существует, по крайней мере в обозримом будущем»).

Наоборот, Кахана. С того момента, как мы понимаем, что нам суждено жить вместе с теми, чьи стремления не испарятся, и что ни на каких поездах они не уедут, мы можем начать говорить о решении – и о компромиссах.

Ноа Ландау, «ХаАрец», И.Н. На снимке: Матан Кахана Фото: Оливье Фитусси √

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
МНЕНИЯ