Фото: Michaela Rehle, Reuters

Поджигательница из Цвиккау осуждена, но дело не закрыто

Беате Цшепе, последняя оставшаяся в живых активистка из неонацистской террористической группировки «Национал-социалистическое подполье» (НСП), приговорена к пожизненному заключению. Приговор был вынесен в минувшую среду, но вряд ли это принесет хоть какое-то облегчение родственникам жертв: за более чем 14-летнюю историю на счету «Национал-социалистического подполья» десять убитых и десятки раненых в результате взрывов и ограблений банков. Эта организация «отличилась» в свое время серией носивших открыто расистский характер убийств, которые потрясли Германию. Начиная с сентября 2000 года, жертвами банды стали девять иммигрантов – турки и грек, — а также женщина-полицейский.

Цшепе называли «Поджигательница из Цвиккау», а СМИ, освещая процесс, не жалея эпитетов, окрестили ее как «Дьявол в платье», «Воплощенное зло» и даже «Неонацистская невеста». Процесс по ее делу начался в 2013 году, но до сих пор остается загадкой, что думает сама женщина, которой сегодня 43 года, по поводу совершенных ею ужасных преступлений, что она чувствует. Даже после того, как мюнхенский суд вынес окончательный приговор, признав ее виновной в десяти убийствах, а также в членстве в террористической организации, Беате не проявила особых эмоций. Это привело в ярость многих из тех, кто присутствовал в зале суда, но вполне согласуется с ее давней линией поведения, с того момента, как НСП попало в поле зрения правоохранительных органов.

Немцы уже знают, что Цшепе во время всего процесса вела себя крайне невозмутимо. Она не реагировала, когда жертвы терактов, совершенных НСП, демонстрировали свои раны и увечья. Не реагировала, когда люди, находившиеся в зале суда, буквально цепенели от ужаса во время демонстрации фотографий с разорванными телами. Она со спокойным видом жевала жвачку, когда к ней напрямую обратилась вдова убитого НСП владельца киоска, — и, возможно, это был один из самых драматических моментов судебного слушания, — спрашивая, почему именно ее мужа выбрали в качестве жертвы.

Цшепе все время молчала, и лишь однажды заговорила, — за все время, за все 5 лет судебного процесса, — зачитывая свое последнее заявление. Тусклым, ровным голосом, словно реализуя некий сценарий, она сообщила, что отныне не считает себя приверженцем крайне правой, националистической идеологии, и что, сидя в тюрьме в ожидании приговора, пересмотрела свои взгляды.

«Я приняла к сведению скорбь и отчаяние жертв, — сказала Цшепе, — и приношу свои извинения за то, что совершила». И, тем не менее, отказалась ответить на вопрос жертв терактов и семей погибших: «Почему мы?!»…

«Я сострадаю вам, — подчеркнула подсудимая, — но я хочу уже закончить все это поскорее и жить без страха»; это признание буквально взорвало зал, и многие посчитали, что речь идет о циничной уловке для снисхождения.

Судебный психиатр описал Цшепе как холодного, циничного человека, манипулятивную и контролируемую личность. Однако, по словам многих свидетелей, в жизни эта женщина вовсе не выглядела монстром, а очень даже приятной и обходительной, она фактически отвечала за управление повседневной жизни НСП, ходила на рынок за покупками, оплачивая их награбленными из банков деньгами, заботилась о своих подельниках и покупала часто еду для своих бедных соседей и их детей. «Я делился с ней своими печалями и радостями, она была моим якорем», — сказал один из соседей Цшепе, выступая в суде, чем буквально ошеломил присутствующих.

Жертвы, а также семьи погибших неоднократно заявляли, что разочарованы ходом процесса, который оставлял больше вопросов, нежели ответов.

Вместе с Цшепе к ответственности привлечены еще четверо ее пособников, каждый из которых получил от двух до десяти лет. Но осталось неясным, почему террористы столько времени действовали практически безнаказанно? Были ли у них свои люди в немецкой полиции и спецслужбах? Почему Цшепе и ее подельники не сообщили практически никаких подробностей о НСП?

Кстати, само дело тоже было раскрыто практически случайно. Дело в том, что Беата Цшепе жила в Цвикау, снимая жилье вместе с Уве Мундлосом и Уве Бенхардтом. Именно эта троица в конце 1990-х годов и создала «Национал-социалистическое подполье». В 2011 году тела Мундлоса и Бенхардта были обнаружены в сгоревшем фургоне и, скорее всего, террористы покончили с собой после неудавшегося ограбления банка. В квартире, где они жили, произошел взрыв – таким образом, как считают следователи, Цшепе пыталась уничтожить улики и документы, свидетельствующие о преступной деятельности НСП. Однако после взрыва документы попали в руки сыщиков, и с этого момента история стала раскручиваться, при том, что, как отмечается, власти ранее не обращали особого внимания на деятельность НСП и на исповедуемую ей идеологию.

Кроме того, некоторые журналисты и эксперты утверждают, что, несмотря на вынесение приговора, дело закрывать еще рано; по их мнению, у НСП осталось немало сторонников, вплоть до депутатов бундестага.

Кристен Ральф, «ХаАрец» М.К.
На фото: Беате Цшепе в суде. Фото: Michaela Rehle, Reuters

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend