Подростки из России и Украины проходят реабилитацию в Израиле

Подростки из России и Украины проходят реабилитацию в Израиле

В довольно скудно обставленном доме в Бат-Яме, при свете люминесцентных ламп, десять мальчиков и девочек, две женщины – ведущие группы, а также две собаки заняты в своеобразном квесте. Цель участников — спасти собак из сумрачного мира антиутопии и доставить в безопасное место, где они смогли бы существовать в гармонии с людьми. Дети в возрасте от 11-ти до 16-ти лет берутся за руки, смотрят друг другу в глаза, осыпают друг друга комплиментами, – это упражнение, обязательное для одного из этапов квеста. «Ты красивая, ты умная, ты уже учишь четвертый язык — иврит», —говорит одна из девочек своей подруге, а мальчики, напротив, концентрируются на мелочах: ​​«У тебя отпадные носки!»

Такой была заключительная встреча в рамках проекта «Страна Оз» — мастер-класса по управлению эмоциями, проводимого под эгидой муниципалитета Бат-Яма и финансированного Фондом дружбы («Керен Йедидут»). Рассчитан этот мастер-класс на детей из Украины и России, приехавших в Израиль с февраля, то есть после начала российского вторжения. Финансируемые этим фондом мастер-классы и лагеря для детей репатриантов организуются и в других городах страны – от Эйлата до Тверии.

Группу ведут Меира Сазонова и Виктория Геринг, они же дрессируют собак в терапевтических целях. Мастер-класс призван помочь детям перебороть иммиграционный стресс. Однако Сазонова — психолог по образованию, репатриировалась из Украины около двух лет назад, с 2014 года организует реабилитационные лагеря и мастер-классы для детей и подростков из зоны боевых действий на Донбассе, — тут преследовала иную цель: разрядить напряженность между детьми, приехавшими из Украины или из России.

11-тилетние Егор и Гоша приехали в Израиль этим летом — Егор из Красногоровки Донецкой области, городка, оккупированного русскими, а Гоша — из Саратова. За время мастер-класса ребята между собой сдружились, но такая напряженность знакома им по жизни в Израиле.

«У меня был случай на детской площадке, — рассказывает Гоша, — пришли какие-то дети, может, лет по 13, но ниже меня ростом. Спросили: «Ты откуда?» — и я ответил: «Из России». Они снова спросили: «На чьей ты стороне?» Я помедлил: «Ну…» — «Говори быстрее!» — И я сказал: «Конечно же, на стороне Украины». Они махнули рукой: «Молодчина!», — и ушли. «А если бы ты сказал, что за Россию?» — спрашивает Егор. «У них в руках были петарды», — лаконично отвечает Гоша.

Егор приехал в Израиль вместе с отцом. Они бежали из Донецкой области через Львов и Польшу. Отцу Егора разрешили, в виде исключения, покинуть Украину – вероятнее всего потому, что он – отец-одиночка. Егор репатриировался с родителями за несколько недель до конфликта в секторе Газа, но говорит, что семья решила уехать обратно. «Но, наверное, еще вернемся».

Когда хлынула волна беженцев и репатриантов из Украины и России, Сазонова решила использовать в Бат-Яме опыт, накопленный ранее в ее работе с детьми, пострадавшими от войны в Украине. Помимо прочего, она использует методику «форум-театра» — театральную технику, в которой зрители могут влиять на ход спектаклей, как правило, посвященных социальным или политическим проблемам. Указанная методика порой используется и для работы с группами подростков. И уже в процессе постановки спектакля со своими подопечными Сазонова обнаружила, что существует проблема взаимной травли, которой подвергаются дети-репатрианты из России и Украины в Бат-Яме.

«Ребята рассказали о случившемся в их школе: в марте в их классе появились новые ученики. Большинство из Украины, некоторые из России, — рассказывает Сазонова. — Травить начали подростков из России. Если вынести за скобки войну, то это обычный подростковый буллинг, только в данном случае все немного сложнее, потому что нападавшие тоже жертвы [войны]».

Через месяц, по словам Сазоновой, обстановка в классе изменилась: «Появилось много детей из России, и атмосфера стала иной: началась травля детей из Украины». Кстати, в одном из спектаклей, поставленных подростками, девочка из Украины сыграла русскую сверстницу, которая пострадала от травли и угрожала выпрыгнуть из окна. Сазонова отмечает, что с подобными ситуациями она сталкивалась еще на Украине, когда подростки-переселенцы из Донбасса столкнулись с враждебным отношением детей, которые считали их «пророссийски настроенными» или «сепаратистами».

Ни родители, ни учителя не могли сразу справиться со вспыхивавшими конфликтами. Родители – поскольку сами не оправились от шока войны и шаткости собственной позиции как репатриантов, а педагоги боялись разбудить дремлющих демонов.

16-летняя Полина приехала из Украины. В последние годы перед репатриацией жила жила в Киеве, куда ее семье пришлось переехать из Крыма после того, как его захватила Россия. «Я плохо отношусь к русским, — продолжает она. — Я виню их во всем случившемся. Мне больно, а они этого не понимают. Они мне говорят: «Что с тобой случилось? Все пройдет. Успокойся. Все будет хорошо». Я пытаюсь им объяснить: «Ребята, вы не понимаете, через что мне пришлось пройти. Я дважды сбегала. Мне тяжело. Мне нужна поддержка, а вы мне ее не даете». В итоге мы ссорились. Я из Украины, и потому я — «нацистка».

Конечно, далеко не всегда доходит до открытых конфликтов, но учителя в школах, принимающих большое количество репатриантов из России и Украины, свидетельствуют: тема войны постоянно витает в воздухе, напряженность проявляется, в том числе, и на уроках русского языка, который некоторые школьники учат для сдачи экзамена на аттестат зрелости. Рассказывает одна из учительниц:

«Мы читали стихи на русском языке, когда одна из учениц встала и сказала: «Я не хочу читать по-русски. Я хочу читать по-украински». «Пожалуйста», — согласилась я, но оказалось, что она не знает ничего наизусть. Поэтому я предложила ей что-нибудь выучить, и она потом прочитала стихи Леси Украинки. После урока, когда я шла по коридору, она подошла ко мне и обняла. Мы обе чуть не расплакались».

Преподавательница из другой школы в центре страны, где также приняли много ребят из России и Украины, рассказала о проведенной в одном из классов в самом начале учебного года вводной игре: «Каждого из учеников попросили написать о себе три предложения – одно неверное и два верных, и класс должен был угадать, что не соответствует действительности. Пятеро учащихся из группы, состоящей примерно из 20-ти человек, в качестве ложного предложения написали: «Я родился в России». То есть, им казалось очень важным заявить, что они не из России, невзирая на их прекрасный русский. Я даже представить себе не могла, что им такое в голову придет!»

Участники мастер-класса в Бат-Яме работали со страхами, гневом и травмами. На завершающей встрече они надули воздушные шары, символизирующие объекты их гнева — и только одна девушка призналась, что испугалась звука от взрыва.

Выяснилось, что, несмотря на разницу в причинах, по которым им пришлось бежать из своих стран, дети из Украины и России испытывают схожие чувства: страх войны, злость на родителей за внезапный отъезд, боязнь новой реальностью и тревога за оставшихся родных.

Две девочки, которые прибыли из России и также участвовали в работе группы, попросили ничего о них не писать, опасаясь за судьбу своих родственников, которые все еще находятся в России.

«Я думала, что меня отпустило — до тех пор, пока в Израиле не зазвучала сирена воздушной тревоги, — говорит 13-летняя Тома, сбежавшая с семьей из Харькова. — Я сказала маме: «Я хочу обратно, хватит». Меня вновь трясло, страх усилился. Я-то думала, что успела позабыть о тревогах и что продержусь, когда услышу взрывы, а оказалось — нет, не готова. Там остались мой отец, бабушка, собака, мои друзья…» — она замолкает, и ее глаза наполняются слезами.

Однако, невзирая на тяжелую травму, тревогу и замешательство, три этих девочки полны решимости вернуться к нормальной жизни и в любом случае добиться успеха. Полина уже нацелилась на получение высшего образования в Израиле и параллельно поступила в Киевский университет. Тома намерена учиться в израильской школе и одновременно продолжать дистанционное обучение в харьковской. Новые дружеские связи, которыми они обзавелись, в том числе и благодаря группе Сазоновой, помогают им выстоять.

Лиза Розовская, «ХаАрец». М.К. Фото: Хадас Паруш

Новости

Родственники застреленного волонтера МАДА проводят демонстрацию
Волк укусил девочку, спавшую в палатке в парке "Мамшит"
Трамп: «События 7 октября могут закончиться мировой войной»

Популярное

«Битуах леуми» досрочно выплатит пособия в апреле: подробности

Служба национального страхования в апреле  досрочно выплатит большинство социальных пособий. По случаю...

Раввин, призвавший уклоняться от армии и оскорблявший выходцев из экс-СССР, получит премию Израиля?

Поначалу это звучало как шутка: премию Израиля получит главный  сефардский раввин Израиля Ицхак Йосеф. Этот...

МНЕНИЯ