Цены растут, потому что все можно

На протяжении всего срока на посту министр финансов Моше Кахлон пытался представить себя хорошим и добрым министром, который заботится о снижении цен и делает все, чтобы не допустить повышения налогов. Но судьбе было угодно, чтобы именно на финише, в преддверии очередных выборов, правительство подстерегал резкий скачок цен. Подорожало практически все – от консервированного тунца и абонентской платы за пользование сотовым телефоном до кетчупа и муниципального налога. Но, если бы этим все и кончилось, Кахлону было бы кого обвинить в происходящем  – частный сектор.

Но ответственность за волну подорожаний несет и правительство: Управление электроэнергии сообщило о повышении своих тарифов на 8,1 процента, а вслед за этим, и Управление водных ресурсов повысило тарифы на 4, 5 процента. Правительство также приложило руку к повышению цен на прочие находящиеся в его распоряжении ресурсы. Это приведет к значительному увеличению расходов граждан в 2019 году.

С точки зрения Кахлона, это самое неподходящее время. Вне зависимости от того, когда состоятся выборы, – в мае или в ноябре 2019 года – предвыборная кампания фактически уже стартовала. Теперь любое повышение цен бросает тень на весь его срок. Благостный ореол, окружавший Кахлона со времени его пребывания на посту министра связи, бесследно исчез.

Что же делать? Как справиться с этой ситуацией? Кахлон – политик с хорошо развитой интуицией. Он прекрасно понимает, что пахнет жареным, и никакие улыбки ему не помогут. Именно поэтому он поспешил назначить профессора Ярона Зелиху на пост председателя госкомиссии по борьбе с нынешней волной подорожаний.

Это назначение является проблематичным по множеству параметров, но с одной точки зрения это – блестящий ход: Зелиха прекрасно умеет говорить, он всегда напористо и энергично излагает свои взгляды. Это умение принесло Зелихе массу поклонников, которые считают его бесстрашным борцом с воротилами бизнеса. Он может послужить Кахлону чем-то вроде пуленепробиваемого жилета и защитить его от всевозможных нападок. Он может отвести критические стрелы, направленные в главу Минфина, в сторону монополий, картелей, производителей продукции и ее распространителей, руководителей других правительственных учреждений и министерств.

Так что все вроде бы хорошо. Но Зелиха занимает и другие должности: он является экономическим советником председателя Гистадрута Ави Нисенкорна и главой созданного под эгидой профсоюзов научно-исследовательского института социальных проблем. Кахлон и Нисенкорн – друзья. А Зелиха – приближенный их обоих. Гистадрут, как известно, представляет работников крупнейших государственных монополий – Электрической компании, Управления аэропортов, морских портов. В последние годы Зелиха был внештатным советником нескольких крупных рабкомов и частных предприятий. Поэтому, министерство юстиции и юридический советник Минфина сочли назначение Зелихи крайне проблематичным, и выступили против него. В конечном итоге, оно вряд ли будет утверждено.

Возникает вопрос: будет ли Зелиха на посту председателя комиссии рассматривать вклад правительства и Гистадрута в стремительный скачок цен? А этот вклад они, безусловно, внесли. Он выражается и в затягивании реформ, и в принятии хозяйственной регуляции, оборачивающейся против потребителя. Взять, к примеру, реформу рынка электроэнергии, которую Кахлон и Нисенкорн превозносят до небес. Она была утверждена несколько месяцев назад. Вследствие ее реализации работники и пенсионеры Электрической компании получат около 7 млрд. шекелей. А потребители будут вынуждены платить за электричество на 8, 1 процента больше.

Это повышение цен связано с соглашением, заключенным между Электрической компанией и руководством газового месторождения «Тамар». Как выяснилось впоследствии, это была большая ошибка, поскольку цены на газ в Израиле оказались привязаны к соответствующим расценкам в США. За это Зелиха не раз критиковал и Электрическую компанию, и правительство. И сегодня профессор Ярон Зелиха призывает к пересмотру соглашения.

Однако, правительство согрешило тут дважды. Во-первых, оно не воспрепятствовало подписанию этого непомерно дорогого для потребителя соглашения. Во-вторых, оно утвердило реформу, благодаря которой работники и пенсионеры Электрической компании станут богаче, а расплатятся за это, как и в предыдущем случае, рядовые потребители.

К нынешней волне повышения цен привел целый ряд причин. Среди них есть и объективные, есть и связанные с отсутствием конкуренции на некоторых рынках.

Объективные причины связаны с изменением стоимости сырья (некоторые его виды подорожали, некоторые подешевели), колебанием курса валют, ростом размера зарплат и повышением учетной ставки Банка Израиля в декабре нынешнего года. Курс доллара в течение 2018 года поднялся на 8 процентов, средняя зарплата с сентября 2017 по сентябрь 2018 года возросла на 2,8 процента, а учетная ставка только в этом месяце увеличилась на 0,15 процента.

С другой стороны, цена баррели нефти в течение последних месяцев снизилась с 85 до 60 долларов. Вследствие этого бензин стал дешевле. Но, есть одна важная причина, по которой цены в Израиле продолжают расти: потому что можно. Во многих хозяйственных секторах конкуренция у нас слишком низкая, а концентрация средств производства и рычагов маркетинга в одних руках слишком высокая. Возможно, именно сейчас  их владельцы чувствуют, что можно безнаказанно повышать цены. В предвыборное время правительство не предпримет никаких серьезных мер для повышения конкуренции.

На первый взгляд, решение проблемы кроется в проведении реформ, отмене сдерживающих конкуренцию барьеров и прочих бюрократических препон. Эти проблемы министр экономики Эли Коэн и министр финансов Моше Кахлон могут решать самостоятельно, без всяких комиссий. Ведь Кахлон в прошлом возглавлял Центр реформ и лидерства в колледже Нетании. Коэн возглавлял комиссию по реформам в нынешнем правительстве. Но правительство и контролирующие исполнение его решений инстанции недостаточно решительны. Они предпочитают довольствоваться пустыми декларациями и сквозь пальцы смотрят на происходящее на неконкурентных рынках.

Рассмотрим, для примера, цены на тунца и на кур. Правительство предприняло ряд серьезных шагов для повышения конкуренции в этой области. Но потребитель никакой выгоды из этого не извлек. Снижение таможенных ставок на импорт тунца, призванных защитить местного производителя, привело к закрытию нескольких предприятий в Израиле. Доля более дешевой импортной продукции на рынке повысилась. Однако, потребитель разницу в цене так и не ощутил: ее положили себе в карман импортеры и маркетинговые сети.

То же самое происходит и на рынке свежей птицы: в 2015 году правительство отменило картель производителей кур. Вследствие этого, закупочная цена кур снизилась значительно, а цена для потребителя – совсем немного. Львиную долю прибыли положили себе в карман маркетинговые сети. Производители птицы сейчас пытаются возродить картель, и делают они это при помощи депутата Кнессета Ицхака Вакнина (ШАС), который сам является владельцем курятников.

На разработку и проведение реформ была потрачена уйма времени: нужно было устранить барьеры, подавить сопротивление заинтересованных лиц, провести соответствующие законы. Но, достижения, в итоге, оказались незначительными в силу отсутствия последовательного и жесткого контроля над реализацией принятых решений. Предназначенные для этого правительственные инстанции не предприняли нужных мер. Без общественного давления они не вмешиваются в происходящее и безмолвствуют, несмотря на повышение цен.

Подтолкнуть правительство к решительным шагам могут лишь широкий общественный протест и потребительский бойкот.

Сами Перец, «TheMarker», Б.Е. К.В.

Фото: Pixabay


Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend