Трюки для оправдания отдельного обучения ультраортодоксов

«Большинство ультраортодоксов не готовы посещать те вузы, где нет разделения между мужчинами и женщинами. Как мужчины, так и женщины этого сектора придают наивысшее значение вопросам скромности и религиозного образа жизни, который предполагает максимальное разделение между мужчинами и женщинами во всех жизненных сферах». Эти слова записаны в ответе Совета по высшему образованию на запрос Высшего суда справедливости (БАГАЦ), который рассматривает апелляцию против раздельного обучения мужчин и женщин в университетах.

Это знакомая песня: если не будет разделения, ультраортодоксы просто не придут. Ее повторяют министр образования Беннет и руководители университетов всякий раз, когда поднимается вопрос о дискриминации женщин – как студенток, светских и религиозных, так и преподавателей.

Понятно, что Совету по высшему образованию нужно чем-то подкреплять свои позиции, поэтому было заказано социологическое исследование, которое показало, что 80 процентов мужчин- ультраортодоков не будут учиться в вузе, где  нет разделения на мужскую и женскую половины.

Но проблема в том, что степень научности и объективности этого исследования вызывает большие сомнение. Другое аналогичное исследование, которое внушает гораздо больше доверия, провела доктор социологии Еврейского университета Нетта Барак-Корен, показав, что только 44 процента мужчин-ультраортодоксов, заинтересованных в получении высшего образования, принимают в расчет соображения скромности и присутствия в классах женщин.  Всего 23 процента сказали, что раздельное обучение имеет для них важное значение. И всего 16 процентов отметили, что присутствие женщин-преподавателей является для них веским аргументом против учебы в вузе.

Что же за опрос пытается нам «продать» Совет по высшему образованию? В рамках работы над многолетней программой по интеграции ультраортодоксов в систему высшего образования, (после вынесения БАГАЦем решения по первой апелляции против разделения кампусов на мужскую и женскую половины) заказали это исследование. Его проводил Асаф Мильхи, и он был опубликован в начале 2017 года. Это единственный «научный» документ, на котором базирует свою политику Совет по высшему образованию. И этот опрос полностью поддерживает политику разделения. Его выводы, толкования и данные неизменно включаются во все официальные объяснения государства — БАГАЦу. На этот же опрос государство опирается и в других вопросах «соответствия рамок» для ультраортодоксов: в армии, на армейских курсах, на рабочих местах. Реальный смысл рекомендаций Мильхи – это создание пространства, «стерильного» от женщин.

Но в научных кругах работу Мильхи ставят под сомнение. Его исследование считают ангажированным и тенденциозным. В ближайшее время выйдет разоблачительная статья в академическом издании «Машпатим», где д-р Барак-Корен объясняет, почему она отвергает и сам отчет, и его разделы, и его выборки. Вывод, который она делает: нельзя полагаться на научную достоверность этого исследования, и Совет по высшему образованию не может основываться на его выводах.

Исследование Мильхи проблематично с самых первых шагов – с формулировки вопросов, на которые предлагали ответить представителям ультраортодоксального сектора. Вопросы должны быть нейтральными, не подталкивая респондента к тому или иному ответу.

Главный вопрос исследования, на который 80 процентов мужчин ответили отрицательно, был сформулирован тенденциозно. Их спросили, готовы ли они учиться в вузе «в рамках, не приспособленных для ультраортодоксов». Их ответ был вполне предсказуем. Более того, такая формулировка вопроса подразумевает не только общие классы. Что значит «Не приспособлены»? Это может подразумевать «некошерную» учебную программу, а также другие моменты, важные для сектора. В любом случае, вопрос не был сформулирован корректно и конкретно. «Основная и очень серьезная ошибка была заложена в самой формулировке вопроса», — пишет д-р Барак-Корен.

«Давайте зададим вопрос светским людям: готовы ли вы учиться в вузе, который не подходит для светских? Думаю, 80 процентов ответили бы точно так же», — подчеркивает социолог.

Или другой пример из опроса Мильхи: «Какие соображения влияют на ваше решение учиться в вузе?» При этом респондентам не предлагают выбрать правильный ответ из списка. Поэтому, отвечая на этот вопрос, только 50 процентов назвали опасения, что учеба каким-то образом нарушит их ультраортодоксальный образ жизни. Ни социолог, ни Совет по высшему образованию никак не объясняют это видимое противоречие в данных опроса. Разница между 50 и 80 процентами очень высока.

Ответы респондентов на другой вопрос вообще дали парадоксальный результат: всего 1,5 процента респондентов сказали, что разделение классов на мужские и женские является для них главным условием учебы в вузе. Это всего 5 человек из всей выборки. Этот вопрос даже не вошел в официальную версию исследования, которую Мильхи передал заказчику. Д-р Барак-Корен нашла его при изучении базы данных опроса. Кстати, эту базу данных ей предоставили после полугодичной юридической тяжбы, хотя по закону о свободе информации Совет по высшему образованию должен был опубликовать исследование целиком, в свободном доступе в интернете.

«Чтение отчета и анализ оригинальных данных, полученных при опросе, раскрывают тяжелую картину намеренного искажения истины. Такое «исследование» не может быть признано серьезным, соблюдающим все основные правила этики и честности», — отметила Барак-Корен.

Ори Кашти, «ХаАрец», Ц.З.

Иллюстрация: Гиль Коэн-Маген

 


Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend