Thursday 02.12.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    Почему восточные евреи по-прежнему верны Нетаниягу?

    Доктор Шарон Шитрит, клинический психолог и психоаналитик, заинтересовалась вопросом, почему выходцы из восточных общин, политики и журналисты, столь преданы Нетаниягу, несмотря ни на что? Их поведение вызывает у нее, с одной стороны, полное неприятие, а с другой – служит своего рода спусковым крючком для чисто профессионального интереса. Тем более, что сама Шитрит происходит из семьи марокканских евреев, которые по прибытии в Израиль  обитали в бараке.


    Эти люди – часть большой общины выходцев из Марокко, которая, на взгляд психоаналитика, демонстрирует почти полную лояльность Нетаниягу. Похоже, это обстоятельство будоражит сознание специалиста: «Каким образом связь между этой общиной и Нетаниягу носит чуть ли не магнетический характер? Почему «мизрахим» (от ивр. «мизрах», Восток. Выходцы из восточных общин – прим. «Детали») остаются верны Нетаниягу, даже когда он издевается над ними, обманывает и лжет им? Почему они идут за ним в любом случае? И почему политики-«мизрахим» из окружения Нетаниягу готовы за него в огонь и в воду?!»

    Невзирая на то, что есть ряд серьезных социологических исследований по этому поводу, Шитрит решила взглянуть на проблему свежим взглядом психоаналитика. По ее словам, объяснение такой зависимости на психологическом уровне позволит пролить свет и на тот факт, что за 72 года существования Государства Израиль на пост премьер-министра ни разу не был избран выходец из общины восточных евреев.

    По мнению Шитрит, «мизрахим», в отличие от европейских евреев– ашкеназов, живут в состоянии постоянного раскола сознания, и этот раскол характеризует как их отношение к ашкеназам, так и отношение непосредственно к Нетаниягу: с одной стороны, они славят его и обожают как представителя ашкеназской элиты и коронуют, как истинного правителя Израиля («Биби – мелех Исраэль!», «Биби – король Израиля!» – вот лозунг, который звучит на рынках и площадях), с другой – ненавидят европейских евреев и обуреваемы желанием мстить им.


    Как считает Шитрит, среди «мизрахим» укоренилось представление, что есть «хорошие» европейские евреи, соль земли, культурные, образованные, ультимативные сабры, подобные Нетаниягу. И в то же время они ненавидят других ашкеназских евреев, относясь к ним с подозрением. Эта ненависть, иногда нескрываемая, иногда скрытая, связана с годами изоляции, угнетения и расизма, а также с глубокой идентификацией и интернализацией взглядов ашкеназов, преобладавших в первые десятилетия существования государства: это – гнетущие взгляды, в которых сквозили снисхождение и унижение, с которыми ашкеназы смотрели на «мизрахим», как на невежественных,  примитивных варваров, давая им различные унизительные клички, вроде «чахчахим» (примерный аналог «чурки» – прим. «Детали»). Выходцы из восточных стран во многом усвоили эти взгляды и отождествляют себя с ними – для многих это стало доминирующей компонентой в их идентичности.

    «На профессиональном языке это называется идентификацией с агрессором, – поясняет Шитрит. – Этот феномен олицетворяет травматическое проявление притеснения, попрания и унижения субъекта. Субъект бессознательно перенимает взгляды и восприятие агрессора, тот живет внутри и управляет им. Этот психологический механизм основан на принципе: если не можешь победить их, присоединяйся к ним. То есть, подвергающийся угрозе субъект объединяется с теми, кто ему угрожает».

    В контексте ашкеназов-«мизрахим» этот механизм оказывает особое влияние с различной интенсивностью на психику последних – от мгновенного и преходящего чувства неполноценности до устранения возможности субъективного самовыражения.

    Как считает Шитрит, именно в первое десятилетие становления государства было широко распространено такое явление, как попытка устранить и стереть «восточную инаковость»; среди прочего, это выражалось в том, что «мизрахим» практически полностью приняли те мерки, с которыми к ним подходили их собратья-ашкеназы. Так евреи-выходцы с Востока согласились с тем, что все  связанное с ними – плохо, недостойно, не имеет смысла, должно быть подвергнуто осмеянию и категорическому отрицанию. Потому «мизрахим» не просто стыдились своего происхождения, а старались о нем забыть, а когда им о нем напоминали, то чувствовали стыд и унижение. И это ощущение, отождествление себя с другой этнической группой, передавали из поколения в поколение.

    Ненависть восточных евреев к европейским, которая по-прежнему широко распространена, также связана с идентификацией с агрессором. Как ответная реакция на высокомерное, снобистское отношение  ашкеназов к «мизрахим» возникает чувство унижения, беспомощности, глубокой ненависти, подозрения и даже желания мести.

    «Отождествление с агрессором происходят автоматически и бессознательно, – отмечает психоаналитик, – поэтому мощь его влияния и воздействие сильнее, как и при любой бессознательной идентификации человека».


    По мнению Шитрит, Нетаниягу, благодаря своему небывало острому чутью, прекрасно знаком с той ловушкой идентификации, куда угодили восточные евреи, и лихо использует ее в своих целях. Как считает психоаналитик, Нетаниягу притягивает «мизрахим» тем, что умело играет на их поле в «своего», разжигая ненависть к другим ашкеназам, а также ненависть к разного рода социальным институтам, которые либо считаются «ашкеназской вотчиной», либо помечены как таковые. Нетаниягу расширил границы понятия «ашкеназы» до понятия «левые», и даже те «мизрахим», кто голосует за левые партии, считаются людьми из категории ашкеназов и становятся объектами ненависти.

    «Проблема восточного еврейства – эта рана, которая до сих пор не зажила, – пишет Шитрит. – Поэтому обширные слои израильского общества, ашкеназы и «мизрахим», отрицающие сам факт дискриминации, все еще в упор не видят гноящейся раны».

    Шитрит считает, что евреи – выходцы с Востока до сих пор находятся в неравном положении по сравнению со своими собратьями – европейскими евреями, будь то система образования, государственный сектор, правовое поле, уровень благосостояния. Даже верхушка партии ШАС, представляющей восточное еврейство, считает своим долгом отправлять своих детей на учебу в «литовские йешивы», духовный оплот ашкеназов, куда заказан путь обычным «мизрахим», одновременно клянясь восстановить былое величие общины.


    Что же делать, чтобы искоренить существующий перекос?

    Шитрит уверяет, что, прежде всего, следует заняться обработкой «раны», исцелить организм «мизрахим» на благо израильского общества. Евреи – выходцы с Востока, считает она, должны избавиться от комплекса неполноценности, вызванного «идентификацией с агрессором» и передаваемого из поколения в поколение.

    «Настало время освободиться от рабства Нетаниягу, чья сила подпитывается слабостью «мизрахим», их состоянием постоянного раскола сознания, который, с одной стороны, прославляет ашкеназов, а с другой – проклинает их, требуя мести. Пришло время освободить «мизрахим» от рабского комплекса преклонения перед «старшим братом-ашкеназом», перед «господином ашкеназом». Пока сами «мизрахим» находятся в ловушке собственной идентификации, пока они по-прежнему считают, что именно ашкеназы – это идеал, это лидеры, это господство, вряд ли когда-нибудь появится премьер-министр из восточной общины. Его просто не выберут до тех пор, пока сами «мизрахим» будут руководствоваться стереотипами».

    Шарон Шитрит призывает к формированию независимых «мизрахим», свободных от прошлых предрассудков, способных создать новый порядок, при котором возможен трезвый и острый взгляд на прошлое и настоящее, а стало быть, восстановление справедливости и процветания равенства.

    Интересно, что сказала бы Шитрит по поводу новых репатриантов из бывшего СССР?

    Марк Котлярский, по материалам «ХаАрец».
    На фото: Нетаниягу на столичном рынке «Махане Йехуда». Фото: Эмиль Сальман.˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend