Воскресенье 11.04.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Nariman El-Mofty
    AP Photo/Nariman El-Mofty

    Почему в Египте все еще практикуют женское обрезание

    Египетский парламент предварительно одобрил поправки к статье 242 Уголовного кодекса страны, призванные ужесточить наказание за нарушение закона, запрещающего калечащие операции на женских половых органах (женское обрезание). Соответствующий закон был принят еще в 2008 году, но с тех пор варварская практика не осталась в прошлом, а лишь ушла в подполье. 

    Как пишет «Аль-Монитор», по последним доступным данным от 2014 года около 92 процентов замужних женщин в возрасте от 15 до 49 лет подверглись калечащим операциям на женских половых органах. В Египте самый высокий уровень медицинских калечащих операций на женских половых органах в мире: по данным опроса 2015 года, почти 80 процентов девочек в возрасте от 1 до 14 лет пережили операцию, проведенную медработниками. По информации Фонда ООН по народонаселению, такие процедуры не имеют никаких медицинских показаний, но могут вызвать сильное кровотечение и проблемы с мочеиспусканием, а впоследствии развитие кист, инфекций, бесплодия, а также осложнения при родах и повышенный риск смерти новорожденных. ООН считает калечащие операции на женских половых органах нарушением прав человека.

    Согласно новым поправкам, нарушителей ждет лишение свободы на срок от 5 до 20 лет, в зависимости от того, кто проводил операцию и повлекли ли она постоянную инвалидность или смерть жертвы. Более того, предложенный закон предусматривает, что медперсоналу, выполняющему калечащие операции на женских половых органах, будет запрещено заниматься своей профессиональной деятельностью на срок до 5 лет.

    Законопроект, внесенный правительством, передан на рассмотрение госсовета. Затем он будет вынесен на окончательное голосование в парламенте, прежде чем приобретет силу закона.

    Калечащие операции на женских половых органах не ослабевают в некоторых частях Египта, особенно в консервативных южных сельских общинах. По словам Амны Носсейр, профессора исламской мысли и философии в университете Аль-Азхар и бывшего депутата парламента, врачи продолжают проводить операции женского обрезания, хотя и вынуждены теперь делать это подпольно. Сами врачи ради финансовой выгоды убеждают семьи, что процедура необходима «по косметическим причинам». Родители часто слишком охотно подчиняются, позволяя своим дочерям подвергнуться калечащим операциям, поскольку убеждены, что это очищает девочек, защищает их целомудрие и помогает сохранить честь семьи. Это также подготавливает их к браку, поскольку некоторые мужчины в южных деревнях все еще отказываются жениться на девушке, которая не была обрезана.

    Неоднозначное отношение к таким губительным процедурам сохраняется не только в деревнях, но и среди египетских законодателей. Члены консервативной партии «Салафи Нур» утверждают, что последнее слово в решении, делать обрезание или нет, должно оставаться за врачами. Они основывают свои аргументы на словах, ложно приписанных пророку Мухаммеду, который якобы дает зеленый свет на удаление небольшой части клитора.

    Амна Носсейр, специалист по исламской философии, настаивает, что, вопреки распространенному мнению, калечащие операции на женских половых органах не являются исламской практикой. «Фактически, эта практика возникла еще до ислама и была экспортирована в Египет из стран Африки к югу от Сахары». По ее словам, в Коране нет упоминания о женском обрезании. 

    С ней согласен и Али Гомаа, глава религиозного комитета парламента и бывший главный муфтий. Выступая в палате представителей во время заседания, на котором обсуждалась поправка 28 марта, он назвал женское обрезание «преступлением», сославшись на осуждение этой практики Всемирной организацией здравоохранения.

    «Криминализация женского обрезания соответствует законам шариата, - сказал он. – Пророк Мухаммед не подвергал своих дочерей этим операциям и не поддерживал их».

    Майя Морси, глава Национального совета по делам женщин, назвала новые поправки «победой» для женщин и девочек в Египте и уверена, что ужесточение наказания послужит сдерживающим фактором для калечащих операций на женских половых органах.

    Но некоторые защитники прав женщин, такие как Мозн Хассан, основательница организации «Назра», не разделяют ее оптимизма. «Хотя закон, устанавливающий уголовную ответственность за женское обрезание, важен, более жестокие наказания сами по себе не решат проблему, так как маловероятно, что родители, которые добровольно приводят своих дочерей на эти операции, сообщат о них в полицию, – считает она. – Нам нужно вернуться к этому вопросу и взглянуть на всех, кто причастен к этому – консервативных священнослужителей, прокуроров и судей, которые часто не хотят возбуждать уголовное преследование, – и осудить родителей девочек, подвергшихся операциям».

    «Что еще важнее, это поддержка медицинского синдиката, который на сегодняшний день неохотно принимает карательные меры против врачей, выполняющих операции на женских половых органах», – сказала Хассан.

    Между тем, как сообщает ООН, в последнее время в Египте увеличилось количество заявлений в полицию о реальных или потенциальных случаях калечащих операций на женских половых органах: с июня 2019 по декабрь 2020 таких заявлений было сделано 1 618, по сравнению с 240 в 2005 году. Это – многообещающий признак того, что усилия государства по увеличению осведомленности о вреде женского обрезания начинают приносить свои плоды. 

    Александра Аппельберг, по материалам зарубежных СМИ. AP Photo/Nariman El-Mofty

     

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend