Роберт Тивьяев: «Не я организовал этот ажиотаж!»

Роберт Тивьяев в начале года покинул «Аводу». Потом стало известно о его контактах с Авигдором Либерманом. А потом его возвращение в Кнессет привлекло столь большое внимание СМИ, какого прежде ни один «русский» депутат не удостаивался. Журналисты стали гадать, не является ли все это хитроумным планом председателя НДИ, который теперь получит еще одного «своего человека» в парламенте? И почему Тивьяев вообще пошел во фракцию, которая состоит, в основном, из членов покинутой им партии? И почему он сразу начал конфликтовать с председателем «Аводы» Ави Габаем?

— Поверьте, что не я был организатором этого ажиотажа, — сказал «Деталям» Роберт Тивьяев. — Видимо, ивритоизычные СМИ получили информацию о моем уходе из «Аводы» от источника в «Сионистском лагере». Но я этого особо и не скрывал. Все, кто должны были об этом знать — знали.

— На праймериз в «Сионистском лагере» Вы получили непроходное 28 место. Когда стало понятно, что шанс у Вас все-таки есть?

— Несколько месяцев назад, когда начались переговоры с целью проверить возможность назначить Герцога на место главы Сохнута, освобождаемое Щаранским. Мне было известно, что переговоры идут, и что Бужи склонен согласиться. Вот тогда многое стало ясным. Кстати, заметьте, что в этот период я мог бы тихо-спокойно возобновить уплату членских взносов в «Аводу» и войти в кнессет полноправным членом партии. Но этого не случилось.

— Почему?

— Я надеялся, что мой выход из партии получит резонанс. Что я сумею этим шагом заставить партию Труда обратить внимание на новых репатриантов. Этого, к сожалению, не произошло.

— И теперь Вы возвращаетесь в партию, в которой, по вашим же словам, ничего не изменилось…

— Но я не возвращаюсь в партию!

— Хорошо, Вы возвращаетесь во фракцию «Сионистского лагеря», львиную часть которой составляют члены партии «Авода», большинство которых настроены сейчас против Вас…

— Не согласен. Я совсем не уверен, что ведущие члены фракции настроены против меня. Думаю, что они прекрасно понимают о чем речь. Несомненно, им не очень приятно, что я вышел из партии «Авода», но они понимают причины этого шага. Имен я называть не буду, конечно, но таких большинство, в этом я уверен.

— Куда ведет Ваш личный конфликт с Ави Габаем?

— Конфликта нет. Мы встретились, переговорили и…

— Помирились?

— Скорее, расставили все точки над i.

— И в чем же заключаются эти точки?

— Прежде всего в том, что слив исходил не от меня, это был важный момент, который нужно было прояснить. Я объяснил Габаю свою позицию, надеюсь, что он это объяснение принял. Мы договорились также, что наши встречи тет-а-тет будут продолжаться.

— То есть можно надеяться, что Вас не оставят во фракции в гордом одиночестве, как угрожали некоторые депутаты?

— Я восприму подобное не как демарш против себя лично, а против всех, чьи интересы я намереваюсь защищать в парламенте.

— Но работать Вам в любом случае осталось недолго. В Кнессете сейчас все говорят о новых выборах в начале 2019 года. И что дальше?

— Дальше будет видно. Есть общественные организации, которые меня поддерживают. И я не противопоставляю себя партии Авода. Я собираюсь составить вместе с этими организациями список проблем, которые нужно решать. Хотя бы обозначить их необходимо, кто-то должен ими заняться.

— В таком случае напрашивается вопрос: почему было не решать эту проблему через коалиционную партию, у которой рычагов влияния намного больше, чем у оппозиционной?

— Ну, у Либермана своя партия. Что Вы хотите сказать, чтобы я шел к Либерману?

— Вы ведь в хороших отношениях с Авигдором Либерманом?

— Да, и этого не скрываю! Единственная партия, которая занимается сегодня проблемами русскоязычных — это партия НДИ! Может быть, не все у них получается, но это все равно больше, чем делают другие.

— …Так почему было не пойти прямо в эту партию?

— Я взвешу Ваше предложение! Но, если серьезно — даже из оппозиции можно продвигать законопроекты, если они не популистские или личные, а общественно значимые. Можно договориться с коалицией, убедить их. Были бы желание и силы. Самое обидное, что проблемы, которых множество — о них никто не спрашивает, никто не говорит. Всем интересна коалиционная дисциплина, внутренние скандалы и прочая чушь.

— Ну, давайте поговорим о насущных проблем русскоязычных, которые требуют немедленного решения. Приведите, пожалуйста, пару примеров.

— К примеру, частный сектор: сколько «русских» достигли там достаточно высоких должностей? Пальцев на двух руках хватит, чтобы пересчитать. А министерства? Много Вы знаете министерств, которыми руководят генеральные директоры из алии 90-х, кроме министерства абсорбции? Возьмите, к примеру, ваших коллег-журналистов: гарантирую, что у ивритоязычных журналистов зарплата больше и условия труда лучше. Примеров можно привести множество. Главное запустить процессы и не сидеть сложа руки, надеясь, что всю работу сделают за тебя другие.

Игорь Молдавский, «Детали». Фото: Томер Аппельбаум

тэги

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend