Главный » Безопасность » Почему Сирия не использует С-300 против израильских самолетов
Фото: Sergey Pivovarov, Reuters

Почему Сирия не использует С-300 против израильских самолетов

Одним из важнейших достижений «кампании между войнами» специалисты считают сотни ударов по военным объектам Ирана и «Хизбаллы» в Сирии, осуществляемых, по  зарубежным источникам, израильскими ВВС.

Такое название присвоено кампании, которую в XXI веке ведут ЦАХАЛ и разведка против своих набирающих силу врагов, включая Иран, Сирию и иранские силы в Ираке, а также такие террористических организации, как «Хизбалла», ХАМАС и ИГ в Сирии и на Синае.

Не менее впечатляющим и важным является значительный опыт, приобретенный пилотами ВВС, системами воздушного контроля, авиационной разведки и радиоэлектронной борьбы в защите и уклонении от зенитного огня сирийской армии.

За последние семь лет — первая атака, приписанная Израилю, произошла в апреле 2013 года — сирийские зенитные системы выпустили по боевым самолетам ВВС Израиля, как минимум, 700 ракет.

В 2018 году истребитель F-16 был сбит сирийской ракетой, но произошло это скорее из-за ошибки израильского пилота, чем благодаря сноровке сирийских зенитчиков. Пилот и штурман благополучно катапультировались.

В среднем сирийцы выпускают по самолетам ВВС около 100 ракет в год. Это указывает на то, что силы ПВО Сирии выпускают по  каждому самолету значительное число ракет. В небе над Сирией находятся и самолеты ВВС США, Великобритании и Франции, действующих против ИГ, а также российские и турецкие самолеты.

Это еще раз подчеркивает, насколько успешны израильские ВВС в обнаружении направленных в них ракет, в маневрировании, подавления радиосигналов систем противника. Мощный ракетный огонь сирийцев по нашим ВВС позволил им накопить больше знаний и опыта в этой области, чем любым другим ВВС в мире, включая ВВС США, которые тоже участвуют в боевых операциях в Сирии и в Ираке. Израиль делится своим опытом и знаниями в этой сфере со своими коллегами из дружественных стран.

Возможности ЦАХАЛа

Верно, что сирийские ракеты устарели, но это - не повод недооценивать  впечатляющие возможности ЦАХАЛа. Его достижения можно объяснить новой военной доктриной, разработанной в последние годы, опытом, внедрением самолетов-невидимок (F-35), а также тем, что Сирия еще не задействовала свои усовершенствованные батареи С-300.

В сентябре 2018 года сирийская батарея ПВО сбила российский самолет-разведчик, направлявшийся на базу в Латакии. Сирийцы по ошибке выпустили ракеты как раз тогда, когда в том же районе действовали самолеты ВВС Израиля. Министр обороны России Сергей Шойгу обвинил Израиль в том, что израильские истребители использовали российский самолет, как прикрытие.

Хотя Израиль опроверг российские претензии, Москва воспользовалась этим инцидентом, чтобы навязать Израилю новый механизм предотвращения разрешения возможных конфликтных ситуаций между ВВС двух стран. Москва также использовала этот инцидент, как предлог для снабжения сирийского режима ракетными батареями С-300.

В Россию на обучение были отправлены сирийские артиллеристы, затем Москва снабдила Сирию новыми батареями и развернула их на ее территории. Несмотря на то, что с момента инцидента прошло около 20 месяцев, из установок С-300 в Сирии по самолетам израильских ВВС не было выпущено ни одной ракеты.

На то есть три причины. Первая заключается в том, что батареи полностью контролируются российскими советниками и операторами, которые держат руку на кнопках.

Вторая причина — эти советники не позволяют армии Асада самостоятельно запускать ракеты. Это еще одно свидетельство того, что с 2015 года, когда в попытке спасти режим Асада Кремль разместил в Сирии тысячи своих военнослужащих, самолеты и самые современные батареи С-400 для защиты своих баз, он ведет двойную игру.

С одной стороны, Москва стремится стабилизировать Сирию, в чем ее поддерживает Иран, который в борьбе против ИГ и повстанцев сотрудничает с Асадом и с «Хизбаллой», а также хочет уменьшить вовлеченность Израиля в сирийские дела. С другой стороны, Россия закрывает глаза на удары Израиля и при этом фактически поощряет боевые действия против Ирана. Как и Израиль, Россия также хочет, чтобы иранские войска, шиитские боевики и «Хизбалла» покинули Сирию.

Третья причина, по которой батареи С-300 до сих пор не ведут огонь — это страх России, что если они промахнутся, это продемонстрирует техническое превосходство Израиля и Запада, что ущемит гордость Путина и российской оборонной промышленности.

«Рутина насилия»

После нескольких недель затишья, вызванного корона-кризисом, который отвлек руководство в Иерусалиме и в Тегеране от военных проблем, страны вернулись к «рутине насилия». По словам ушедшего в отставку министра обороны Нафтали Беннета, израильские ВВС с еще большей интенсивностью возобновили удары по иранским объектам в Сирии; по сообщениям, за последние две недели было совершено шесть таких атак.

Израильская разведка делит вовлеченность Ирана в дела Сирии на несколько периодов. Первый, до 2006 года, характеризовался прочными связями между этими  режимами, которые главным образом состояли в военной помощи «Хизбалле», тогда еще в относительно незначительных масштабах. Следующий период длился со второй ливанской войны, то есть с 2006 года по 2011-й, когда Иран усилил контроль над «Хизбаллой» в Ливане и по сирийскому каналу передавал ей ракеты большой дальности.

Третий этап отсчитывается с начала гражданской войны в Сирии в 2011 году, и вплоть до 2016 года он характеризовался прямой и косвенной военной помощью Дамаску в войне против ИГ силами «Хизбаллы» и шиитских боевиков.

За ним последовал четвертый этап, который бывший начальник генштаба ЦАХАЛа Гади Айзенкот и военная разведка назвали «видением Касема Солеймани» — в честь командира сил «Аль-Кудс»,входящих в состав КСИР. Иранский генерал понимал, что поскольку ИГ противостояли объединенные силы международной коалиции, России и Ирана, конец террористов близок.

Пытаясь победить ИГ, Сулеймани сделал очень необычный шаг: он приказал убить Мустафу Бадра ад-Дина, одного из трех высших военных командиров «Хизбаллы». В триумвират также входили Талал Хамия и Фуад Шукр, совместно командовавшие военным крылом этого движения, после того как в 2008 году в Дамаске был убит Имад Мугния. Его убийство приписывали «Моссаду» и ЦРУ. Мугния был зятем ад-Дина.

Ад-Дин, которого израильская разведка годами держала на мушке, командовал силами «Хизбаллы» в Сирии с начала гражданской войны. Из-за большого числа жертв среди его бойцов (более двух тысяч убитых и тысячи раненых с начала гражданской войны) ад-Дин потребовал сократить присутствие «Хизбаллы» в Сирии. В израильской разведке ад-Дин считался психопатом и бабником.

Сулеймани настаивал на дальнейшем активном участии «Хизбаллы» в боевых действиях. Напряженность между ними росла. В начале мая 2016 года Сулеймани вызвал ад-Дина на встречу в одном из своих офисов в международном аэропорту Дамаска. Они пили чай, закусывали, пытались разрешить свой спор. В определенный момент, в стиле фильмов о мафии, Сулеймани вышел из комнаты, вошли его охранники и в упор расстреляли ад-Дина.

Видение Сулеймани состояло в том, чтобы использовать поражение ИГ для установления региональной гегемонии Ирана. КСИР, шиитские боевики-наемники и добровольцы из Пакистана, Афганистана и Ирака под командованием Сулеймани и его офицеров — все они стремились создать для Ирана значительную опору в Йемене, в Ираке и в Сирии.

Сулеймани планировал развернуть в Сирии 100 тысяч шиитских боевиков, разместить военно-воздушные и разведывательные базы, а также ракетные установки, нацеленные на Израиль, и доставить в Сирию тысячи учителей, чтобы усилить связи шиитов с Тегераном.

Чтобы модернизировать иранскую систему вооружений в Сирии и систему вооружений «Хизбаллы» в Ливане, Сулеймани только на центры научных исследований выделил около 100 миллионов долларов.

В прошлом ученые, работавшие под эгидой покойного президента Сирии Хафеза Асада и его сына Башара, трудились в этих центрах над созданием биологического и химического оружия. В настоящее время они работают над модернизацией сирийских и иранских ракет, совершенствуя их высокоточные технологии. Утверждается, что во время гражданской войны израильские ВВС несколько раз наносили удары по этим центрам, в последний раз — несколько дней назад в Аль-Сафире, в районе Алеппо.

Несбывшееся видение

Но воплотить свое видение Сулеймани было непросто. Политическое и военное руководство в Израиле – сперва при Айзенкоте, а теперь и при его преемнике Авиве Кохави, вместе с начальником военной разведки Тамиром Хейманом и директором «Моссада» Йоси Коэном – было настроено не менее решительно, чем иранский генерал. Атаки израильских ВВС, производимые на основе точных разведданных, не раз срывали попытки Сулеймани развернуть свои силы в Сирии, инициировать разработку высокоточных ракет в Ливане, а также построить инфраструктуру и создать плацдарм для «Хизбаллы», чтобы открыть второй фронт на Голанских высотах. В конечном итоге Сулеймани уже в 2019 году был вынужден сократить присутствие своих сил в Сирии.

Его убийство в Багдаде в начале 2020 года в результате смелой операции в США нанесло серьезный удар по престижу и репутации Тегерана. К этому следует добавить санкции США, ослабляющие экономику Ирана, резкое снижение цен на нефть и корона-кризис, разрушающий страну. Согласно осторожным оценкам, в настоящее время в Сирии насчитывается около 20 тысяч шиитских боевиков, несколько сотен иранских офицеров и советников, и около 2000 боевиков «Хизбаллы».

Сейчас израильское оборонное ведомство видит возможность добиться вывода Ирана из Сирии. Тем временем Иран перемещает некоторые свои базы из Дамаска на восток, ближе к иракской границе, чтобы дистанцировать их от Израиля и ударов, которые он наносит. Ощутимо также отсутствие Сулеймани, чей преемник, генерал Исмаил Каани не способен его заменить.

Иран — большая страна, наделенная бесконечными запасами терпения. Сегодня он стоит на распутье и ждет результатов выборов в США, назначенных на ноябрь. Но и от планов бросить вызов Израилю он не отказался. В апреле Иран успешно запустил свой первый военный спутник на орбиту, и пытался – неудачно – через американские серверы взломать систему управления водоснабжением Израиля.

Предполагается, что Израиль с его более совершенными средствами ведения  кибервойн скоро отомстит Ирану. Но в первую очередь Иран по-прежнему привержен своей стратегии, своему видению и трем высшим целям: сохранение исламского режима и улучшение экономической ситуации в стране; достижение региональной гегемонии; и попытка обзавестись, в качестве страхового полиса, ядерным оружием.

Йоси Мельман, «ХаАрец», М.Р. На фото: системы ПВО S-300 на учениях в районе Астрахани. Фото: Sergey Pivovarov, Reuters˜

 

 

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend