Почему сильнейшая армия на Ближнем Востоке не может накормить своих солдат?

«Моя дочь служит на военной базе в центре страны, – рассказывает Сиван. – Как-то она пожаловалась мне, что кормят их ужасно. Я сама служила в армии и ответила: «Это тебе не гостиница». Но через несколько недель она снова сказала мне: «Мама, я не избалованная девочка. Просто то, что нам дают, несъедобно». Они получают на базе готовые обеды в упаковке из плотной фольги, которые надо разогревать».


«С тех пор я каждую неделю даю дочке 200 шекелей на еду, – продолжает Сиван. – То есть на ее питание у меня уходит 800-1000 шекелей в месяц. Это незапланированные расходы. Мы и так как родители многое покупаем дочке вместо армии. Но еще 200 шекелей в неделю на питание? У моих подруг сыновья служат в боевых частях, и у них та же проблема. Их дети тоже жалуются на недостаток еды. Это не тот случай, когда солдат хочет три шницеля, а ему дают один. Нет, в столовую приходят 30 солдат, а им дают только 25 шницелей».

Такой монолог не удивляет. На минувшей недели мы обратились к родителям еще нескольких солдат и выслушали от них немало жалоб на качество армейского питания. Они подкрепляются и свидетельствами самих военнослужащих. Вот рассказ Эрана, уволившегося в запас два года назад:

«Кормили нас невкусно, но главная проблема заключалась в количестве еды. Я служил в бригаде НАХАЛЬ, и нам постоянно не хватало пищи – и на базе, где мы проходили курс молодого бойца, и во время разных учений. С точки зрения логистики, базы, на которых мне пришлось служить, представляли мрачную картину. Даже ту противную еду, которую нам давали, мы не получали в достаточном количестве. Бойцам во время учений или прохождения курсов не хватало горячей пищи, приходилось забивать голод хлебом и разными намазками».

«Эти проблемы никого не волновали, – продолжает Эран. – Повсюду нехватка еды сопровождалась ужасным санитарным состоянием кухонь. Трупики грызунов оттуда извлекали только после того, как они начинали невыносимо вонять».

Еда давно стала неотъемлемой частью армейского фольклора. Не одно поколение солдат выросло на страшилках о мясных консервах «Люф» и на рассказах о главном субботнем лакомстве – плохоньких шницелях. Вместе с тем армия ежедневно тратит 200 000 шекелей на еду для военнослужащих, поэтому к жалобам следует относиться осторожно – но достаточно одной армейской кухни с крысами, чтобы бросить тень на весь ЦАХАЛ.

«С учетом всех приемов пищи ежедневно военнослужащим подают 500 000 тарелок, – говорит высокопоставленный офицер из армейского отдела логистики. – То есть даже если в 99% случаев все хорошо, ежедневно мы можем получить 5000 жалоб на ее качество. Но в действительности получаем всего 10-20 жалоб в день, к содержанию которых относимся очень серьезно. Мы хотим добиться улучшения ситуации».

Мы побеседовали с солдатами, служащими в разведке и в элитных частях. Они оказались довольны качеством еды. Но тех, кто считает питание неудовлетворительным, в армии намного больше.

Исследование, проведенное в 2018 году по заказу кнессета, показало, что солдатам приходится тратить на еду в среднем 37 шекелей в день. 39 процентов укладываются в бюджет до 21 шекеля, 27 процентов тратят 21-40 шекелей, 22 процента – 40-60, 12 процентов – более 61 шекеля в день.

Более 90 процентов солдат привозят в армию еду из дома, 66 процентов делают это часто. 55 процентов солдат, привозящих домашнюю еду, заявили, что в армии кормят невкусно. 19 процентов выразили мнение, что армейская пища не питательна, 18 процентов – что она не здорова. 13 процентов военнослужащих пожаловались на однообразное питание, 11 процентов – на плохое санитарное состояние кухонь и столовых. 15 процентов заявили, что привозят еду для того, чтобы перекусывать между основными приемами пищи.

«Минимальные условия конкурсов»

Все это происходит в то время, как Израиль переживает кулинарный бум, а израильские повара завоевывают мировую известность. Только на этой неделе шесть израильских заведений были включены в список 50 лучших ресторанов Ближнего Востока. Создается впечатление, что есть как бы два Израиля: в одном царит изобилие, кулинарные телепрограммы пользуются рекордными рейтингами, а компании хайтека заказывают еду у знаменитых шефов; в другом же пользователи социальных сетей выкладывают жуткие фотографии армейских кухонь, а газеты регулярно сообщают об оставшихся без еды солдатах и публикуют жалобы военнослужащих на низкое качество пищи.

Возникает вопрос: почему в армии, которая тратит миллиарды шекелей на самолеты, подводные лодки и пенсионное обеспечение отставников, солдаты страдают от дефицита еды?

Общий бюджет ЦАХАЛа составляет 70 миллиардов шекелей. 1 миллиард тратится на питание военнослужащих: 750 миллионов шекелей – на закупку продуктов и 250 миллионов – на оплату труда обслуживающего персонала и логистику. Но если поделить эти внушительные цифры на количество военнослужащих и ознакомиться с условиями конкурсов на задействование армейских кухонь, выясняется, что этих денег может не хватать.

Цахи Дабуш, советник депутата кнессета Нира Барката, пристально следит за этой проблемой. К нему обращаются с жалобами на качество еды многие солдаты. Дабуш выкладывает в социальных сетях фотографии, которые присылают ему военнослужащие. Они дают наглядное представление о печальном положении в области армейского питания.

«Проблемы с едой существуют на многих военных базах, – утверждает Дабуш. – И в боевых частях, и в тыловых, и в подразделениях логистики. В приватизированных столовых подобное происходит потому, что, как правило, минимальные требования, предъявляемые в ходе конкурсов, превращаются в максимум, который обеспечивают поставщики. Они хотят сэкономить, а расплачиваться за это приходится солдатам. В неприватизированных столовых все зависит от личных качеств ее начальника. Одни болеют за солдат и стараются для них, а другим не так уж важно, что они будут есть. На слишком многих базах еда ужасающая: гарнир пропитан маслом, мясо не доварено. Не должно такого быть, чтобы солдаты не получали здоровую и питательную пищу в достаточном количестве и вынуждены были тратить собственные деньги, чтобы досыта поесть!»

ЦАХАЛ обещает исправить ситуацию. В течение последних месяцев над этой проблемой работает специальная группа. Вскоре она должна представить рекомендации по реформе армейской продовольственной службы. Тем временем количество жалоб на качество еды растет, и они звучат особенно громко на фоне былых обещаний армейского командования.

Хаос в приватизации продовольственной службы

В начале 2000-х годов ЦАХАЛ решил приватизировать армейскую службу и передать ее в руки частных компаний. Но то, что должно было происходить организованно и постепенно, превратилось в хаос.

В 2006 году на 26 армейских базах начался эксперимент под названием «Кешет теамим» – «Радуга вкусов». Организация питания здесь была возложена на частные компании. Но в 2014 году эксперимент почти свернули: он был продолжен в сильно сокращенном масштабе.

Высокопоставленный представитель ЦАХАЛа объясняет это высокой стоимостью новой системы. «Полная приватизация продовольственной службы не оправдала себя, – говорит он. – Каждая порция стала стоить намного дороже, и армия попала в зависимость от поставщиков услуг. Договоры были составлены очень жестко. Если какая-то компания не справлялась со своими обязанностями, армия все равно должна была ждать истечения срока договора».

Сегодня армия использует несколько моделей организации питания солдат. Это и полное обеспечение едой, и закупка продуктов с использованием аутсорсинга, и приготовление пищи самими военнослужащими. Последняя модель применяется в основном в полевых частях, где повара служат по расписанию «неделя в армии, неделя дома». Сегодня из 378 армейских кухонь только 68 частично задействуют частные компании. Еще 15 кухонь полностью управляются частными компаниями, которые поставляют и еду, и рабочую силу.

«Приватизация проводилось для того, чтобы снять с армии заботу о питании солдат, – говорит бывший высокопоставленный военный, принимавший участие в этом процессе. – Но программа действий не была досконально продумана. Повсюду начали возникать проблемы».

В результате образовалась значительная разница в качестве еды на разных базах. В «народной армии», которая должна служить плавильным котлом общественного равенства, один солдат получает обед стоимостью 24 шекеля, а его брат, служащий в более престижной части, – куда более дорогой. Это результат того, что решение вопросов питания оставлено на усмотрение командиров подразделений.

«Солдат, который служит на артиллерийской базе в Шивте, ест не так, как солдат, который служит в подразделении 8200, – утверждает источник в продовольственной службе. – Когда база разведки откроется в Беэр-Шеве, там тоже позаботятся о качественном питании. В определенных родах войск этому вопросу отдается приоритет, поэтому в ВВС и на флоте еда более качественная. Если базой руководит крепкий командир, он позаботится о том, чтобы результаты приватизации оказались удовлетворительными. А оттуда, где этого не происходит, приходят жалобы».

ЦАХАЛ объясняет образовавшийся разрыв разницей подходов. «Если подразделение компьютерной разведки, работающее 24 часа в сутки семь дней в неделю, утверждает, что ему необходима качественная еда, в том числе и в ночное время, этот запрос нужно удовлетворить. Но невозможно применить к сотням тысяч человек одни и же стандарты».

Качество стоит денег, но армия предпочитает экономить

Военные говорят: при проведении приватизационных конкурсов акцент делался на низкую цену, а не на высокое качество. «Самая дешевая заявка всегда побеждала, – рассказывает Игаль Кравиц, генеральный директор компании «Мевушелет», которой принадлежит 35 процентов приватизированных армейских кухонь. – На гражданском рынке ситуация иная: цена определяет 70 процентов привлекательности заявки, а качество еды – 30 процентов. В некоторых случаях это соотношение – 50 на 50. Но министерство обороны смотрит только на цену. А качество стоит денег».

Источник в продовольственной службе подтверждает, что при приватизации в 99 процентах случаев побеждала самая дешевая заявка. Поставщики знают, что качеству еды можно не уделять особого внимания – лишь бы цена была минимальной. «Когда конкурс объявляет компания хайтека, например «Амдокс», компании включают в свои заявки дорогостоящие продукты, – говорит он. – А для солдат выбирают самые дешевые – рис, макаронные изделия, куриная грудка».

Санитарные проблемы

В июле 2021 года 12-й телеканал выпустил в эфир журналистское расследование, в ходе которого были взяты пробы с кухонь четырех крупных баз в центре и на юге страны. Там служат тысячи солдат. Лабораторные анализы обнаружили в еде с армейских кухонь разнообразные бактерии, представляющие угрозу для здоровья людей.

В ноябре 2021 года этот вопрос обсуждали на заседании комиссии кнессета по иностранным делам и обороне. Отдел логистики армии представил депутатам график, свидетельствующий о снижении желудочно-кишечных заболеваний среди военнослужащих. «Даже если только десять солдат не поели как следует, для меня это неприемлемо, – заявил тогдашний начальник отдела логистики генерал-майор запаса Ицик Турджеман. – Я не собираюсь мириться ни с мышами, ни с птицами на армейских кухнях. В армии нет дефицита продуктов. Существуют трудности с армейскими поварами и привлечением качественных гражданских специалистов. Но со временем мы увидим, что ситуация улучшается».

Спустя полгода после того, как были произнесены эти слова, изменений к лучшему не наблюдается. Да, на учебных базах в Негеве, упоминавшихся в журналистском расследовании, была произведена проверка, но все три частные компании, занимавшиеся поставкой еды для военнослужащих, остались на своих местах и по-прежнему сотрудничают с министерством обороны, хотя была возможность расторгнуть с ними договор.

На другой базе, фигурировавшей в расследовании 12-го канала, также не произошло никаких изменений. Хотя там в салате, поданном военнослужащим, была обнаружена плесень, а в горячих блюдах – кишечная палочка. Две недели назад Цахи Дабуш опубликовал в своем «Твиттере» фотографии несъедобных гамбургеров, которыми на этой базе пытались накормить солдат бригады «Гивати». «Эти гамбургеры невозможно было есть, и нам пришлось утолять голод одним рисом, – рассказали солдаты. – Но никого, кроме нас, это не волнует».

Минобороны: «Мы используем широкий аппарат контроля и инспекций»

Комментируя эти сообщения, пресс-служба министерства обороны заявила: «В отношении поставщиков услуг министерство использует широкий аппарат контроля и инспекций. При рассмотрении поданных на конкурс заявок все содержащиеся в них предложения тщательно изучаются на предмет соответствия установленным критериям. Они подвергаются проверке со стороны специалистов в области пищевой технологии, санитарно-эпидемиологической службы и кашрута. Кроме того, все заявки должны соответствовать стандартам министерства здравоохранения».

«Министерство обороны и армия стремятся к расширению круга поставщиков услуг, – отмечается также в сообщении пресс-службы. – Каждый поставщик самостоятельно принимает решение об участии в конкурсе на основании собственных экономических интересов. Министерство обороны не участвует в установлении зарплат сотрудников частных компаний и не вмешивается в их финансовые расчеты. Вместе с тем министерство следит за соблюдением прав работников частных компаний. Это делается путем тщательного изучения экономического обоснования поданных заявок. Отметим, что повышение минимальной заработной платы повлечет за собой увеличение выплат поставщикам услуг, чтобы компенсировать увеличение их расходов».

«После демонстрации репортажа на 12-м телеканале министерство обороны провело проверку продовольственной службы учебных баз в Негеве, – утверждается в сообщении пресс-службы. – Поставщик услуг представил результаты проведенных им проверок, и они оказались полностью соответствующими санитарно-гигиеническим критериям. Кроме этого, после демонстрации репортажа поставщик услуг произвел генеральную уборку и дезинфекцию находящихся под его ответственностью кухонь и столовых. Со всеми работниками кухонного блока были проведены разъяснительные беседы о необходимости соблюдения гигиенических норм – использовании перчаток, головных уборов, а также о мытье рук».

Пресс-служба ЦАХАЛа сообщила: армия придает первостепенное значение качественному и здоровому питанию военнослужащих и в свете поступающих жалоб принимает меры для повышения его качества.

Хагай Амит, Шуки Садэ, TheMarker, Б.Е. Фото: Офер Вакнин √

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
МНЕНИЯ